March 13th, 2009

Из разговора

Это все из разговора о разных конкретных женщинах:

«Красавица, моргающая в углу», «у нее комиссарский походняк», «на детском утреннике она могла бы играть чертенка», «а эта быть на том утреннике воспитательницей», «как всем брюнеткам, ей идет декоративная порочность», «как всем блондинкам, ей идет декоративная невинность», «ей идет это ее этакое неуличное блядство», «она выглядит как мальчик-барабанщик из какого-нибудь полка времен французской революции», «или – горнист»…

Боже, как хорошо, что они всего этого не слышат!
Хотя некоторые определения – неплохи, чего уж там...

Тоска по невозможной научности

Заслушав диск лекций "Голоса российской социологии", с голосами первоэшелонных социологов старшего и среднего поколения совр. России, обратил внимание на интересную деталь - очень уж любят они приводить какие-то примеры из истории точных, точнее, естественных наук. А также использовать взятые оттуда слова.
Вот интересно: что это? Это ведь некое бессознательное социальной науки прорывается? То ли какие-то элементы памяти о тех блаженно-позитивистских временах, когда считалось совершенно нормальным верить в то, что науку об обществе можно выстроить в полном соответствии с нормами наук о природе. То ли какие-то "трамвы" связанные с непроговариваемым признанием "ненаучности", "недонаучности" социогуманитарного познания, и стремления хоть немного изображать "на взрослых".
Но вот эти примеры из естественнонаучности проговариваются словно на автомате, то есть они уже в автоматической, а не рефлексируемой речи. Значит, действительно много значат.

Слезы интереса.

Поводов для социального или, если угодно, социально-исторического оптимизма - знаю всего два.
И верю, и уверен, и знаю, и апробировано опытом, что... есть некие две встроенные в человеческую природу вещи, которые проявляются, что на индивидуальном, что на коллективном уровне. Это неубиваемая сила движения к свободе и точно такая же сила здравого смысла.
Имеется в виду, что любой системный порядок (хоть тоталитарный, хоть либеральный) находится под постоянной угрозой, что вылезут откуда-нибудь "воля к свободе" и "воление здравого смысла" и - все в "системе" испортят...
И ежели есть несвобода - а ее не может не быть - но она не может не быть рано или поздно поставлена под сомнение. И если есть глупость - а ее не может не быть - то и она рано или поздно не может не оказаться под смертоприносным для нее вопросом.
Воспринимаю я это все совершенно примордиалистски - то есть верю в то, что эти два начала (эмансипация и здравомыслие) встроены в природу человека, действуют сами по себе, вне зависимости от всяких психологических тонкостей и исторических обстоятельств и всегда, точнее рано или поздно - пролезают наружу. Любая форма несвободы, как и любая форма глупости из-за этого - не являются вечными.

Ну и внимание: финальный пассаж. Самое интересное и видимо с первородным грехом приобретенное - движение к свободе и движение к здравому смыслу редко оказываются рукаобручными союзниками друг друга.
И с особыми "слезами интереса" я люблю наблюдать, как они играют друг против друга, а иногда даже воюют друг с другом.

Освобождение как путь к свободе мимо независимости

Есть, собственно говоря, два сюжета - для художественных историй про свободу.
Первый про то, что вот "есть несвобода", и про то, как она ланселотивно побеждается ради альтернативного ей "царства свободы". Истории про то, как свобода ДОСТИГАЕТСЯ. Можно сказать, что тут героиня не столько свобода - сколько "освобождение"
Второй про то, что вот "есть свобода". Есть она здесь и сейчас. Не завоевывается победой над ее противниками. Она просто есть без всякого уничтожения "несвободы". Истории про то, как свобода ДЕЙСТВУЕТ. Можно сказать, что тут герой не столько свобода - сколько "независимость".
От первого сюжета, по-моему, попахивает Стругацкими, от второго ранним Гребенщиковым...
Если вспомнить метафорику какой-то недавно прочитанной мною статьи - первая история про диссидентство, вторая про андеграунд. Там еще в статье диссидентство разводилось с андеграундом по линии Сократ vr. Диоген.
Диоген - конечно, типичный андеграунд. Но я не уверен, что Сократ - типичный диссидент. Разве что задвинуть, что его отношения с афинским полисом строились на уровне "соблюдайте свою конституцию", да и то натяжка. Хотя разделение красивое - диссида/андеграунд, Сократ/Диоген.
Раньше мне нравилась строчка М. Волошина: "Свободы нет, но есть освобожденье". Теперь мне кажется, что нет ни свободы, ни освобожденья, а есть только независимость. Если вообще хоть что-нибудь из этого ряда есть…

Здоровый или грамотный?

Из выслушанной лекции о разных традициях благотворительности в разных странах вынес следующее. Так вот если убрать в сторону разные «заботы» о бедных и сиротах, но якобы бросается в глаза такая деталь.
В дореволюционной России миллионы жертвовались на больницы, но копейки на образование, особенно на высшее. Пожертвования университетам, как я понял, вообще практически отсутствовали. Понятно, что они были государственные, но множество соцзащитных учреждений, подверстанных в «приказы общественного призрения» тоже не были частными. А им жертвовали.
В США наоборот. То есть медицинским учреждениям кое-что перепадало, но все-таки американские граждане более склонялись к мысли о том, что за здоровье следует платить из своего кармана. Зато мощные пожертвования в сферу образования, в том числе и в высшее. Что, собственно, не прекращается до сих пор – ендаументы всякие и прочая лабуда.
Не знаю, насколько это правда, но, если правда (кстати, очень похоже, исходя из тех крох, что мне известны про истории благотворительности), то деталь интересная.
Какие-то разные понимания «успокоения совести»? В одном случае, успокаиваюсь тем, что помогаю кому-то выздороветь. В другом – сделаться образованным, то есть как-то устроиться в жизни.
В одном случае – здоровье как большая ценность, нежели образование? В другом наоборот?

Вообще было бы интересно разных людей поставить перед выбором – бесплатная медицина и платное образование? Или бесплатное образование, но медпомощь за деньги?
Были бы очень интересные результаты. И по странам, и по людям.
Раскручу в ближайшее время студентов на такую дилемму
PS: последние три абзаца отделил, чтобы не получать комменты про то, что качественное высшее образование в США - платное

Дожить до рассвета

Честно говоря, сам я когда-то был уверен, что в ортодоксальном антисоветском дискурсе уже не повстречаю ничего нового и, тем более, креативного.
Но все-таки случается время от времени.
С год назад кто-то из гостей «Эха Москвы» (к сожалению, ФИО «гения» не запомнились) выдал классный конструкт – мол советские евреи безропотно позволяли нацистам гнать себя в концлагеря и газовые камеры, ибо были отравлены советским рабством, а вот несоветские евреи сопротивлялись и восставали.
Но вот из новенького неплохо. На этот раз из мира ЖЖ.
Высокая смертность советских военнопленных в годы второй мировой войны в финских лагерях (до 30 %) была откомментирована следующим образом: «в плен к финнам попадали больные, заморенные голодом люди, многие подорвали здоровье в голодные 1930-е. В высокой их смертности виноваты, как ни печально, большевики».
По-моему – супер! Пусть маленький, но шедевр.
Я, кстати, вознамерился дожить до окончательного издыхания ортодоксального антисоветского дискурса. Впрочем, и до окончательного издыхания и ортодоксального советского.
Надеюсь, силенок мне хватит. Кто со мной? Разве не приятно увидеть кончину и похороны глупости, которая как бы – не то, что родилась на твоих глазах, но большую часть твоей жизни была у тебя перед глазами? Надо стараться дожить.

Меломанское

Один из уже ставших традиционными вопрошательных постингов для свинуто-продвинутых меломанов.
Есть у меня такие музыки. Что имеет смысл сразу выкинуть? Что заслушать и выкинуть? Что заслушать с особым тщанием?
Collapse )

Рискованное название

В моем городе есть школа раннего развития «Ученый жираф».
Метафорика ясна (или я думаю, что ясна) – типа дети тянутся к знаниям.
Но есть ведь и другая метафорика – до жирафа долго доходит. Рискованный подтекст для «раннего развития».
Все-таки не рисковал я бы с жирафами. Да и вдруг детишек дразнить станут.

Другие папы, другие мамы...

Приятель рассказывал, что ему мама в детстве в воспитательных целях говорила: если бы один человек чаще менял носки, то у тебя был бы другой папа.
Приятель грузился. Мы с ним частенько рассуждали на предмет – насколько эффективен такой, выбранный мамой педагогический ход?
А недавно он сам выдал: знаешь, если бы одна дамочка не слушала так громко и так много латиноамериканской музыки, которую я терпеть не могу, то у меня была бы другая супруга.
«Ты уже рассказал об этом дочке?» - незамедлительно поинтересовался я.
Носки носками, но многие супружеские кривые кривились бы иначе, если бы разные кое-кто не зависали бы так много по какой-нибудь музыке «не очень».
Ох! Сколько красоты, хозяйственности и всего такого потеряно из-за этих музык.