October 2nd, 2009

Сводки с линвгистических фронтов

Оказывается, в добавку к "метросексуалам" работники фабрик "коммерческого социального конструирования реальности" породили еще два конструкта - "ретросексуалы" и "оберсексуалы".

Ну "ретросексуал" это такой МУЖИК - яйца, табак, перегар и щетина. Из наших в общественно-политической дискуссии по вопросам "ретросексуалов" в качестве главного примера почему-то пользуют Гар. Сукачева.

А вот "оберсексуал" (их называют в основном "убер" и "юбер" сексуалами, но "обер" звучит лучше, на "обер-прокурора" похоже") как бы не имеет своего концептуального содержания - это смесь метросексуала с ретросексуалом, выверенная по критериальному показателю «разумность». Этакая "золотая середина".

По идее оберсексуалы, как все серединные, должны подвергаться презрению с обеих сторон. Метросексуалы должны вписывать их в ретросексуалы, то есть в быдло (хотя ретросексуалы являются быдлом только в глазах метросексуалов), а ретросексуалы должны вписывать их в метросексуалы, то есть в педерастов (хотя метросексуалы являются педерастами только в глазах ретросексуалов).

Я бы еще продвинул концепты: «быдлосексуалов» и, как мне вчера подсказал demeshkoff, «метропедерастов». Чтобы окончательно всех позаперепутать

Михал Юрич, вы кто?

Играли в Квиз.

Было такое задание.

Вот список широко известных господ: Гоголь, Крылов, Пушкин, Суворов, Чайковский, Лермонтов, Кутузов, Петр I.
Найдите здесь одного сангвиника, трех холериков, двух флегматиков, и двух меланхоликов.

Итак, поехали:
Первым делом выщелкиваем двух флегматиков: Крылов и Кутузов (по крайней мере, в изображении Л.Н. Толстого, которое, судя по всему, вполне адекватно).
Потом трех холериков: Петр Романов, Александр Пушкин, Михаил Лермонтов.
Потом меланхолики - Гоголь и Чайковский.
В сангвиниках остается Суворов. Похоже? Вроде бы да.

А теперь, внимание! В ответе все правильно, кроме одной пары. В мировой психологической науке Суворов идет как холерик, а Лермонтов как сангвиник.

Ё/моё. Не перепутали ли чего организаторы игры? Ну, бог с ним, с Суворовым. Но Лермонтов - сангвиник!!! Это почему?
Я бы его вообще в меланхолики занес, ибо у него меланхолическое творчество. Это, впрочем, ничего не значит. Холерик может запросто писать меланхолические стишата, особенно, в молодости. Но может ли сангвиник творить что-то "меланхолическое"? Кто-нибудь представляет себе за этим занятием Остапа Бендера или Чичикова? Сангвиник это тот, кто хорошо ладит с людьми. Это что Лермонтовская способность? Ну и т.д. Короче, очень мы были удивлены и хорошо, что не напуганы.

"Человек года"

В "шашлычной" дискуссии возник интересный риторический ход. Я, пожалуй, подберу его на вооружение.

Цитата: "В эпоху перемен, вы приватизировали слова «демократия» и «либерализм». Кто-то успел забрать заводы, кто-то наследие коммунистической партии, вы попытались захапать себе «совесть» и «свободу»…
Вы ископаемые девяностых, там и оставайтесь".

В плане демагогических красот - довольно неплохо. И, как и должно быть в хорошей риторике - не совсем притянуто за уши.

Я чувствую, что благодаря шашлычной дискуссии, вот это "вы - ископаемые... там и оставайтесь" (вставить нужное (какое эротичное двусловие, кстати)) превратится в этот... как он называется? Мем?

Кипит страна, кипят мозги - спасибо вам, подрабинки!

Студент (в обсуждении «человека года» и его знаменитой выходки):

«Надо различать задачи по важности. Переходить от наиболее важных к менее важным. Сейчас самое важное – с высокой степенью надежности избавить страну от либералов образца девяностых и диссидентов советского образца. Если это можно сделать руками «нашистов», то это следует делать их руками. А ПОТОМ, когда все гарантии невозвращения будут обеспечены, МЫ займемся избавлением от дебилов-«нашистов»».

Ну,- говорю,- подобная логика политического действия - известная, можно сказать, древняя. Но, разберемся, с идентичностями. А как бы ты определил: кто такие МЫ, от лица которых ты говоришь?

Про себя думаю: "Если сейчас ответит, что "медведевское большинство", то будет забойный постинг в ЖЖ".

Тут, к сожалению, прозвенел звонок и пара закончилось, но он успел сказать: "Мы это люди с мозгами, совестью и без предрассудков".

"Мозги" и "без предрассудков" это хорошо. Последнее - даже очень. Но почему опять вылезла эта "совесть"? Я был абсолютно убежден, что это навечное достояние как раз либерально-диссидентского дискурса.

Центр-периферия

Слово «маргинальное» в интеллектуальных кругах теперь модно заменять на «лиминальное», а «маргиналов» на «лиминалов».
В принципе, одно и то же.
Но в русском употреблении все-таки светятся нюансы.
Под «маргиналами» понималась в первую очередь отдаленность от «центра» (несмотря на то, что маргинум это края, границы). Лиминалы это те, кто именно «на границах».
Я бы предположил, что «далеко от центра» и «на границах» это все-таки разные экзистенциальные позиции.

Отцы и поцы

Из наблюдений за политическими дискуссиями, в которых принимают участие "юные политические".

Всегда удивляюсь, когда «свободолюбивые» из старших поколений, столкнувшись с каким-нибудь высказыванием в стиле «пэтриот» или «путинизм-медведизм», или «государственничество», разом списывают субъекта высказывания в жертвы государственной пропаганды. Понимая под последним в первую очередь пару государственных телеканалов.
Вообще забавно это - искренне верить (переносить реалии одной эпохи на другую), что жертвами какой-то государственной пропаганды (тем более, телевизионной) могут становиться люди, которые с 5-7 лет на ты с компьютером и Интернетом. Я уж опускаю все, что связано с отсутствием хоть какой-либо дефицитности доступа к транснациональным культурным ресурсам.
Собственно говоря, пока диалог ведется на уровне «вы – кремлевские шавки», а не как с людьми, пусть и по другому, но думающими, вся эта борьба за свободу ничем кроме «бурления говн» не оборачиваются.
Кстати, молодые путинисты с либеральными оппонентами-сверстниками общаются в этом смысле на равных (в принципе, можно сказать, что и наоборот). А вот «старших свободолюбцев» действительно списывают разом в жертвы архаичной антисоветчины, «западного грантофинансирования» и всего такого.
Часто юные путинисты и юные «несогласные» признают друг за другом право карьерного выбора, но «промытости» или «загаженности» мозгов не признают.
Забавный конфликт поколений. Юные сверстники, различаясь во взглядах, не видят друг в друге жертв пропаганды (государственной и антигосударственной), осознавая ее фактическую невозможность применительно к их поколениям, но старших воспринимают именно так – как людей, бошки которых забиты идеологическим мусором, государственническим и либеральным, советским и антисоветским.
А носители этих бошек не видят ничего самостоятельного в юных. Для «возрастных охранителей» молодые это жертвы чего-нибудь вроде тлетворного влияния Запада. Для «возрастных свободолюбцев» - зомби путинского телевидения.
Такой вот политико-когнитивный дисонансец имеет место быть.

Внуки победителей.

Из поколения рожденных в 1924-1925 гг. живыми из войны выходит 3 %. Понятно, что и у тех, что чуть и не чуть младше/старше показатели оставшихся в живых невысокие, но это поколение - самое "трагичное".
После войны по классическим социальным законам должен происходить "бэби-бум". Однако в СССР с его чудовищными людскими потерями просто мало людей детородного возраста, которые организовали бы его как положено - как это случилось в США, например. "Военное поколение" – маленькое. Следовательно, общее количество рожденных им детей - небольшое. Дети детей "военного поколения" (внуки фронтовиков) это те, кто родился в конце 1960-х - начале 1970-х. Их мало, как мало их родителей, как мало родителей их родителей.
Возраста гормонального бунтарства и молодежного стремления к "думать собственной головой" они достигают в 1980-е.
А тут перестройка с ее эмансипацией. Которая - при броскости видимой советской рок-революции - все равно не превращается в "молодежную революцию". Хотя все условия вроде бы созданы – ментальные сломы, смена систем, эпох - но молодежи просто мало. Поэтому перестройка и крушение СССР происходит как "революция тридцати- сорока- летних" (мэнээсов и номенклатурных комсомолят, да "вторых секретарей" с криминалом и "хозяйственниками")", то есть тех, чей формативный возраст упал-таки на годы застоя.
Изнутри это напоминало молодежную революцию, но не было, да и не могло быть ею в силу простейших демографических причин.