January 26th, 2011

Из записной книжки

Честь ему и халва.

В девяноста девяти случаев из… тысячи.

Это было еще во времена, когда я еще не покончил со своим преступным эстетско-интеллектуальным прошлым.

Она вышла замуж за человека по фамилии Костров. Самая часто повторяемая ею шутка: «Я взошла на Кострова».

«Чёкого» - надо писать слитно и вообще присвоить статус отдельного слова.

«После прихода к власти первым делом надо расправиться с теми друзьями, которые тебя к власти привели. ВРАГИ – ПОДОЖДУТ!»
(из студенческого ответа – про Макиавелли).

Если бы, да кабы

Интересно, что бы с ними стало со всеми - с БГ, с Цоем, с Шевчуком каким-нибудь, если бы «совок» не закончился в самое возрастно-удобное для них время?
То есть побыли гонимыми героями в младости и стали признанными героями в зрелости. Все крайне удачно сложилось.

А если бы не перестройка, не либерализация, не конец советской Атлантиды…
Продолжали бы они делать свое дело? Держались бы? И если да, то до какого возраста?

Революционные пионеры?

В марксистской традиции был сюжет про первую революцию современного типа. Уж не знаю, долго ли шел спор, но "первой революцией" марксисты назначили Нидерландскую. Быть может, Тиль Уленшпигель им так нравился.
При этом шансы на то, чтобы быть назначенной первой революцией были и у двух других событий европейской истории.
1. Крестьянская война в Германии в 1524-1525 гг. У Крестьянской войны были очень серьезные шансы, потому что при "назначении в первые революции" можно было опереться на пассажи Энгельса, склонявшегося к тому, чтобы видеть в ней революцию.
2. Гуситское движение и гуситские войны - 1420-1434 гг. Действительно с очень мощной классовой подоплекой (которая, кстати сказать, не была так уж выражена в Нидерландских событиях, там скорее - национальные дела).

А вот какая революция была первой в том смысле, что ее акторы имели идентичность революционеров? И то, что делали, прямо так и называли - революция?

Вот я забыл, английская революция - она уже называлась участниками "революцией"?

Парадоксы и закономерности

Засмотрел давнюю "школу злословия" с Федором Лукьяновым. Про внешнюю политику России и все такое. Лукьянов - здравый чел, конечно.

Пять забавных пунктов он там проговаривает.

1. К известному вопросу о том, Россия - Европа, Азиопа или Азия? "В мире нет ни одной азиатской страны, в который считали бы Россию азиатской страной". Кроме, пожалуй, самой России. Смайл.

2. При абсолютной противоположности Козырева и Примакова было кое-что, что делало их близкими и отличало от Иванова и Лаврова. Насчет Козырева и Примакова людям были известны их политические взгляды и воззрения на внешнюю политику. Вполне самодостаточные в этом смысле министры иностранных дел. Что там за взгляды и воззрения у Иванова или Лаврова - никто знать не знает, ведать не ведает. Технические, инструментальные министры иностранных дел.

3. Если бы у насквозь демократического Ельцина были на то ресурсы (в первую очередь - деньги), мы получили бы активную, даже агрессивную внешнюю политику - в десять раз круче, чем при Путине. Не политические различия дедушки и преемника, а набор располагаемых ими ресурсов, обусловили различия политик. Денег не было, деньги надо было выпрашивать у Запада. На самом же деле Борис Николаевич с удовольствием занялся бы во внешней политике "империализмом".

4. Самое серьезное обострение отношений с Западом, действительно способное обернуться военным конфликтом, произошло не при Путине, а при насквозь демократичном Ельцине. Об этом почему-то забыли. Речь о занятии десантниками аэропорта в Приштине. Тогда из НАТО звонили и прямо спрашивали: "Вы что воевать собрались?"

5. Когда-то СССР стремился догнать и перегнать Америку. Суть нашей внешней политики - догнать и перегнать... самих себя. Восстановить роли, которые играли когда-то, хотя бы частично.

Женский ум и мужские компании

Давнее наблюдение. Думаю, многие подтвердят.
Женщины, позиционирующие себя умными, обязательно не раз и не два упомянут, что «в детстве предпочитали играть с мальчиками, а не девочками». И вообще всегда предпочитали компании мужчин компаниям женщин. Это обязательные элементы легендированной самопрезентации умной женщины.
Надо как-то феминисткам «почистить» эту привычку. А то получается, что ума женщина может набраться только от мужчин. Понятно, что огромное количество мужчин скажут, что так оно и есть. Но все равно. Не современно как-то получается.
Право на ум дамам дали. Ну, или они его взяли. А вот некую гендерную самодостаточность в освещении этого вопроса почему-то не сконструировали.

Немного обывательского этического.

Если люди слабые и неблагополучные, легко прощаешь им неблагодарность и непорядочность. А если сильные и благополучные – не прощаешь или прощаешь с трудом.
Вроде бы логично. Так и должно быть. Это, наверное, даже и правильно.
Одна беда – «сильные и благополучные» иногда обвиняют тебя в двойных стандартах. И наотрез отказываются принимать, что «сильные и благополучные» ОБЯЗАНЫ быть благодарными и порядочными.
В первую очередь потому, что сами себе «сильными и благополучными» не кажутся.