March 21st, 2011

«Не спеши, сейчас мы медленно-медленно спустимся с холма…».

Я когда-то шутил, что, если вы послушаетесь известного восточного правила, то есть сядете на берегу реки и начнете дожидаться проплыва тела вашего врага, то рано или поздно, ваш враг выйдет на тот же берег, сядет рядом с целью подождать проплыва вашего тела, и у вас возникнет шанс помириться. Ибо, собственно, времени у вас будет много. Да и заниматься вы будете одним и тем же делом.
На самом деле все происходит немного иначе.
Если ты не будешь позволять себя втягивать в конфликты, то рано или поздно мимо тебя прокатится кроваво-мясистый клубок твоих врагов, сцепившихся в схватке другом с другом. Если же ты будешь позволять себя втягивать в конфликты или сам начинать их, ты сам прокатишься в этом клубке и доставишь удовольствие кому-то другому.
Правило это в чистом виде работает в ЖЖ. Вот есть активничающие товарищи, в которых типическая советско-кафедральная склочность (хотя они могли и не иметь никакого отношения к кафедральным субкультурам советских вузов) гармонично соединяется с совершенно детсадовскими обидчивостью и ябедничеством. Каждый из них когда-то чего-нибудь метнул в тебя со своей колокольни – причем, до сих непонятно за что (например, непонятно почему - ведь это они писали комменты в твоем жжурнале, а не ты в их!). Прошло время и вот уже доносятся отголоски того, как недруги возятся в непримиримой борьбе друг с другом, пачкая друг друга собственным дерьмом.
Чего уж тут скрывать? Определенное удовлетворение испытывается. Особенно от того, что так рано или поздно происходит всегда.

Выбирали или нет?

М.Я. недавно интересно подметил (не знаю уж насколько точно, но интересно), что у самых знаменитых сверстников новейшей российской истории - Горбачева и Ельцина - период так называемой «вторичной социализации» выпал на вот какое время. Надо было совершать определенное ценностное самоопределение, совершать выбор - ПУСТЬ НЕ В ПУБЛИЧНОМ ПРОСТРАНСТВЕ, А, НАПРИМЕР, В СТУДЕНЧЕСКОМ ОБЩЕЖИТИИ, ПРОСТО В СВОЕЙ КОМПАНИИ.
Речь естественно об атмосфере в стране после XX съезда, о начале десталинизации (в хорошем смысле этого слова) и т.д.
"Оттепель" часто сравнивают с "перестройкой". Вторичная социализация моего поколения выпала на "перестройку". Я обшарил все уголки собственной памяти. Ничего не помню про что-то подобное - про необходимость какого-то ценностного выбора. Именно у сверстников с их «вторичной социализацией». У тех, кто старше, это было, кое-то даже застрелился - yaff рассказывала историю про препода научного коммунизма, который сделал такой выбор, чем, кстати, вызвал уважение у студиозов.
Но вот мучительного ценностного выбора среди сверстников я не помню. "Советское", "совок" было настолько радикально не модно среди сверстников, что и не выбирал никто ничего. Все и так было ясно. Впрочем, я практически не общался с "комсомольскими менеджерами", может, в их среде что-то такое происходило. Я же как-то с трудом себе представляю, что в среде, в которой я крутился, был мучительный выбор между Кобзоном и Пьехой, с одной стороны, и Гребенщиковым и Шевчуком, с другой. Потом выяснилось, что среди моих сверстников и тех, кто младше, были отдельные те, кто как-то пытался защитить СССР в 1991 году, но тогда я таких не встречал.
Опыт того, что то, что казалось незыблемым, может оказаться хрупкой искусственной конструкцией, которая исчезнет быстрее любого песочного замка и поэтому не стоит верить в «естественность» любой социальной системы – этот опыт остался в поколенческой памяти. Но вот опыта выбора (причем, этакого сверхважного выбора) – я не помню.
Может alliruk чего-то вспомнит в своем опыте. Его юность была пополитизированней моей.
А вот в 1990-е пришлось выбирать. Осуществлять настоящий ценностный, экзистенциальный выбор. Уезжать или оставаться? Задрав штаны бежать за бизнесом и в бизнес или пытаться держаться «своего», продвигать что-то «свое», вот что так верил еще совсем недавно? Оставлять обременительных старых друзей и приобретать новые полезные знакомства? Да много экзистенциальной выборности тогда происходило. Но это уже другая история. И почему-то менее вспоминаемая.
Кому-то просто стыдно. Кто-то просто забыл. Кому-то героизма во всем этом не хватает, ведь противостоять общественному мейнстриму не так героично, как карательному государству. У каждого свое.

Тётки виноваты.

Ездил сегодня читал лекцию 150 молодым учителям, точнее, в массе своей - учительницам. На тему того, что школа не должна заниматься изнурительным и заранее проигранным противостоянием молодежным субкультурам и массовой культуре, а должна ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ими. В образовательных и воспитательных целях.
Это моя давняя фишка.
Ну, там про психологические разборы на уроках поведения теле-сусликов из «Дома-2», школьные сочинения на тему «Гламурный стиль жизни в "Евгении Онегине»», «Исследовательская педагогика – исследуй свою субкультуру или какую-нибудь локальную движуху» и т.п.

Хорошо, что я не занимаюсь Федеральными государственными образовательными стандартами. Я бы такие ФГОСы сочинил, весь Интернет бы десять лет на ушах стоял и требовал бы моей публичной казни - куда там Фурсенко с Кондаковым?

Забавный вопрос в кулуарах: «С.Ф. поймите, у нас в школьном коллективе одни ЭСЭСЭРОВСКИЕ тётки, ничего не возможно поделать. Скажите, как убрать "ТЁТКУ" из школы? Как спасти школу от «ТЁТКИ»»?"

«Тёток», кстати жалко. Но когда-нибудь как-нибудь их стилевая власть должна закончится? Грубо говоря, сами "тётки" должны как-то закончится? Или это бесконечно возобновляемый человеческий ресурс?

И слово интересное: «эсэсэровские». С двумя, а не с тремя «с» произносится, между прочим.