April 2nd, 2011

О любви гуманитариев к негуманитарных словам.

«Его способ мыслить отличался повышенной эндоскопичностью… ».

Круто. Оно понятно, что хотел сказать говорящий, примечательно, что на слово «эндоскопичность» дядя Гуга не дает ни одной ссылки. Ну, теперь даст на мой блог.

На шаг раньше.

Школьная реформа началась в 1984 году. Это «начало перемен» сейчас всеми полузабыто, но именно с 1984 года российская школа находится в состоянии постоянных изменений. Более чем четверть века. Возможно, что рекорд по продолжительности в истории реформ образовательных систем.

Обратим внимание на дату. 1984-й год. Школьная реформа началась ДО перестройки. При Константине Устиновиче Черненко, имеющим имидж самого «дремучего» и одновременно «бесцветного» генсека в истории СССР. Разрабатывать видимо начали еще раньше – при Андропове. Еще раз подчеркну – долгая и незавершенная история реформ отечественной школы началась ДО перестройки.

Потом, уже в постсоветские времена была «Концепция модернизации российского образования до 2010 года». Наступил 2010-й. По логике, образование должно было быть «модернизировано» к этому году. И тут как раз в моду вошла «модернизация по-медведевски». И школа, получается, промахнулась мимо «языкового корыта». Ее спектакль под названием «модернизация» уже закончился.

Вечно российская школа не попадает в яблочко. Вечно опережает события.

PS: Постановление ВС СССР «Об основных направлениях реформы общеобразовательной и профессиональной школы» от 12.04.1984.

Качельная карьера одного слова.

Когда слово «дотком» обозначало что-то позитивное, оптимистическое, перспективное/прогрессивное – «бизнес через Интернет», рабочее место в Интернете, а не в офисе – у нас были 1990-е годы, и было не до «доткомов».

10 марта 2000 года лопнул «пузырь доткомов» - катастрофически обвалилась стоимость акций западных Интернет-компаний.
Совершенно не помню, чтобы это «черное 10 марта» как-то сыграло в российской жизни. У нас была свежа память о дефолте, и мы гадали «кто вы, мистер Путин?» Опять было не до «доткомов» (через 16 дней Путин был избран президентом). Где-то с этого времени (с 2000-го года) начинается «массовизация Интернета» в России. Удивительным образом это «начало» совпадает с «крахом надежд» на Западе.

Цитата: «После этих событий на несколько лет слово «дотком» стало употребляться в пренебрежительном смысле, как обозначение какой-либо незрелой, непродуманной, либо неэффективной концепции бизнеса».

Так сейчас слово «дотком» отмыто от нехорошей репутации? Если нет, то есть ли перспективы отмыва?
Или оно заменено на другое – дабы не вызывать нехороших ассоциаций? На какое?

Психология PowerPoint.

Спрашиваю у одного препода, который одним из первых на моей памяти стал использовать в лекциях «презентации», а теперь перестал ими пользоваться: «Почему вы отказались от «презентаций»?»

- Мне психолог один грамотный вот какую вещь сказал. Что мол «визуальное слово», то есть слово написанное, да еще красивым шрифтом, бессознательно воспринимается как некая «истина в последней инстанции», как выражающее что-то окончательное. То есть может заблокировать критическое или диалогическое мышление даже у самых продвинутых в этом смысле людей. В отличие от слова произнесенного. Устное слово сохраняет эффект открытости, незавершенности, приглашения к коммуникации. Оно не воспринимается как подведение окончательных итогов. Действительно, после того, как я отказался от «презентаций» и вернулся к классической голосовой лекции, стало больше вопросов, больше критики, больше обсуждений.
- Может быть, просто забивать в слайды презентаций какую-то нейтральную информацию, а не суждения или концептуальные выводы. Суждения или выводы произносить устно. Если эффект, о котором сказал вам психолог, действительно существует.
- Может быть. В любом случае, если лекция по философии, то «презентации» все только портят. В философии ведь нет нейтральной информации - даты рождения, да и все.

PS: Вообще забавная тема. Что больше побуждает к самостоятельному мышлению: устное слово, которое можно просто пропустить, не услышать, или экранное, видимое слово?

Перемена «интересов» на «интересность» (из политтехнологических тёрок).

Избиратель должен получать удовольствие от участия в выборах. Задача политтехнолога организовать ему кайф, удовольствие от участия в выборах...

Времена, когда выборы организовались для того, чтобы избиратели продвигали на них свои ИНТЕРЕСЫ - в прошлом. Выборы теперь делаются для того, чтобы избирателю было ИНТЕРЕСНО…

Избиратель получает особое удовольствие, не только голосуя ЗА, но и голосуя ПРОТИВ. Если вы ему сделаете сюжет, в котором будет и ЗА, и ПРОТИВ, считайте, что дело сделано. Если сделаете только одну половинку, исход не определен…

В политике должны быть «оппозиции». Не «оппозициЯ», а «оппозициИ». Политика без оппозиций не имеет сюжета, интриги, она засыпает, затухает, засыхает. Политика без оппозиций также не интересна, как престарелая девственница, которую можно вставить только в один сюжет – убийство из-за наследства…

Меломанское, библиофильское и кинематографическое - в одном флаконе

Сначала я стал слегка послушивать группу Myssouri. Мне посоветовали ее, имея в виду, что я люблю «черную меланхолию» в песнях. Я вычитал, что стиль Myssouri называется «southern-gothic», название понравилось, хотя я не был в курсе, что имеется в виду.
Потом я вычитал, что некто Майк Брэдли после распада группы «Myssouri», в которой он то ли спивал, то ли поигрывал, взял себе псевдоним Antic Clay и ушел в горы, которыми обставлена часть штата Северная Каролина. Там в горах (на какой-то горной студии) он и песен поназаписывал. Начал я послушивать и Antic Clay, да всем черным меланхолистам советовать.
А тут выяснилось, что стиль Myssouri и Antic Clay принято именовать «готическим кантри». Оскоромился я, получается. Ибо всегда терпеть не мог кантри и многократно громогласно заявлял, что никогда не буду слушать никакого кантри.
У нас, кстати, шутка есть – про «готический шансон» (я правда не помню, про кого так шутили). После «готического кантри» это получается и не шутка совсем.
Так вот Antic Clay это из вестернов Кормака Маккарти, который есть американский писатель-романист и драматург. Он - автор романа «Старикам тут не место», по которому братья Коэны в 2007 году сняли фильм (четыре Оскара).

Так вот пишут про Кормака Маккарти, что его основные жанры - южно-готический, вестерн, постапокалиптика.

Что же все-таки такое «южно-готический» жанр?

PS: Есть еще, оказывается, у Кормака Маккартни роман «All the Pretty Horses» (В 2000 году экранизирован (Мэтт Дэймон и Пенелопа Круз), видел кто-нибудь?). Стало совсем интересно. У всякого меломЭна это выражение (с добавкой слова Little) ассоциируется с Дэвидом Тибетом (Current 93), тоже апокалиптичным и готичным парнем, только не понятно, насколько ЮЖНО-готичным?
На альбоме «All The Pretty Little Horses» Тибету, кстати, Николаша Кейв подпевал.

Недооценил, получается

О существовании Муджуса (Mujuice или Романа Литвинова) я узнал некоторое время назад, когда один студент скинул мне сделанный "по мотивам Курта Кобейна" трек "Smells like teen pussy". Название мне показалось остроумным, а вот из творческого псевдонима автора я запомнил только то, что он похож на слово "мудак".

Сегодня я прочитал в авторитетнейшем издании, что чувак этот сделал альбом "Downshifting", который является "Группой крови" для поколения нулевых. Авторитетнейшее издание, кстати, напомнило, что "Группой крови" для поколения 1990-х был альбом Лагутенко "Морская". Это в принципе похоже на правду, хотя мне кажется, что там первый альбом Земфиры может отспорить звание "Группы крови" доПутинского десятилетия.

Короче, зря получается, я творческий псевдоним так обидно запомнил.

Одно не могу вспомнить. А с чем из 1970-х или из 1960-х соотносили в 1980-е "Группу крови"? Или не с чем? То есть все как бы с нее началось?
Оно понятно, это первый "массовый (стадионный) альбом" русского рока. Но ведь можно было что-нибудь из "Машины времени" подобрать. Макар ведь первый начал сочинять "знаковые поколенческие" культпродукты.

PS: ВС, беритесь за организацию гастролей! Просто интересно, какое количество публики соберет в нашем богоспасаемом городе автор ""Группы крови" нулевых" - в начале "десятилетия десятых"?

Восходящая звезда политической мысли

Цитата: "На антиправительственных мотивах сейчас очень легко сделать себе карьеру, чем, собственно, люди и занимаются. Это вообще тенденция: сказал «кровавый режим» или «свобода слова» — и ты уже герой. Действие стало минимальным. Шевчук задает один неприятный вопрос — он герой, Парфенов выступает с речью — это обсуждает весь интернет. Это все стало как во времена диссидентов, только сейчас-то за это не сажают. Любое элитарное движение становится в какой-то момент мейнстримом. И я предрекаю, что мейнстримом следующего отрезка жизни, которую мы проживем, станет ругать власть. Это будут делать самые конъюнктурные и подлые люди. Раньше власть ругала интеллектуальная элита, образованные люди, сейчас власть начал ругать весь российский быдлостан. И именно в тот момент, когда это станет мейнстримом, власть приобретет для по-настоящему думающих людей ценность и станет сакральной силой, которая сдержит быдляческий лоховской мейнстрим".

Честно сказать, тут вот какой случай. Если бы мне зачитали эту цитату, и попросили угадать, кто говорит, я бы не угадал. Но когда бы сказали, кто это, я бы не удивился.

Это Ксения Собчак.

Ксения Анатольевна сформулировала "пакет смыслов" (не для общества как такового, а для "говорящего класса"), в поисках которого мечутся пиарщики действующей власти, чувствуя, что лоялизм выходит у "говорящего класса" из моды.
А тут у Ксении Анатольевны все сформулировано, по трем полочкам разложено: "1. ...мейнстримом следующего отрезка жизни, которую мы проживем, станет ругать власть. 2. Это будут делать самые конъюнктурные и подлые люди. Раньше власть ругала интеллектуальная элита, образованные люди, сейчас власть начал ругать весь российский быдлостан. 3. ...когда это станет мейнстримом, власть приобретет для по-настоящему думающих людей ценность и станет сакральной силой, которая сдержит быдляческий лоховской мейнстрим".

Город как инструмент для измерения таланта

"... Мы с Ваней (Вырыпаевым) должны были встретиться в Москве, но разминулись. Я летел из его родного Иркутска в Москву. А он в это время летел из Москвы в Варшаву получать вид на жительство. И это символично. Он не смог быть интересным и любимым даже для своих иркутян. Он не смог бы собрать «Кислородом» зала их Академического театра имени Охлопкова — который я собрал уже НЕ ОДИН ДЕСЯТОК РАЗ. Он очень этого хотел, но не знал, как это сделать".
(Евгений Гришковец).

Как-то это упущено культуропоглощающей публикой города Иркутска. А меж тем это яркий момент - творческие люди используют Иркутск в качестве инструмента для замерения сами понимаете чего. Пожалуй, впервые в своей истории город Иркутск использован в таком специфическом качестве.

И вот это хорошо у Евгения Валерьевича: "...собрал уже НЕ ОДИН ДЕСЯТОК РАЗ" - впрочем, оставлю без комментариев.

«Дети желают продолжать…» как главная опасность для Путинского режима.

Еще для памяти о мимолетной эпохе оставлю несколько выдержек из того же пакета интервью.

Теперь, Василий Эсманов, основатель сайта Look At Me, 27 лет.

1. «Самый главный протест сейчас, который люди могут совершать по отношению к бессмысленным чиновникам, — хорошо делать свою работу. Это будет самым главным, самым ненавистным этим людям протестом. Когда ты хорошо выполняешь свою работу, к тебе люди тянутся не потому, что у тебя сила и власть есть, а потому, что с тобой хорошо».

Я согласен, согласен, согласен…

2. «В Москве средний класс на 60% состоит из людей, которые обслуживают трубу или продают то, что труба производит. Средний класс — это чиновники; для компаний, которые должны обслуживать свободный рынок, основной работой является не бизнес, а обслуживание вышестоящих организаций и людей. Вот все потребители культуры. Их дети доросли сейчас до такого состояния, в котором они могут отвлечься и любоваться красивыми вещами….
… Совок закончился не потому, что народ так решил, не из-за того, что свободу слова дали, — а потому, что люди ЗАХОТЕЛИ ПОТРЕБЛЯТЬ ПО ДРУГОМУ. Здесь та же самая история. Мы работаем на ДЕТЕЙ ТЕХ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ РУЛЯТ СЕЙЧАС, - и они меняются, они хотят другого. Если какой-нибудь чиновник решит запретить Интернет и придет к своему сыну, тот ответит: «Папа, ты че вообще?» Изменения — это просто вопрос времени».

Эти соображения, пожалуй, наиболее интересное из всего, что я читал в последнее время про нынешний Zeitgeist. То, что в катастрофе «советской Атлантиды» играл большую роль потребленческий фактор – верно подмечено. Но как это коротко и мощно заявлено! Люди захотели потреблять по-другому - и всё!
Опять же роскошная «картинка» получается: СССР сокрушили мажоры, дети советских элит, отведавшие «другого потребления» и желавшие продолжения дискотеки. Мир Путинской России подорвут дети тех, кому в ней было очень денежно и хорошо. Всяческое хипстерство это подготовка заговора детей правящих элит против самих элит, точнее, против управляемого ими миропорядка. Причем, этот подрыв произойдет из желания продолжить потребленческие успехи путинской эпохи. Добавить качества, комфорта и безопасности в то, что обретено после таких неквалифицированных с точки зрения высоких стандартов потребления 1990-х.
Продолжение потребительской революции как главная угроза путинизму, породившего потребительскую революцию.

3. «Лошак писал, что вся власть — воображению, я с этим согласен. Вся проблема в том, что людям не хватает воображения».

Тут хорошо получилось. Наконец-то появились люди, убежденные в том, что один из самых знаменитых лозунгов мая 1968 года (L’imagination au pouvoir) придумал воспитанный Леонидом Парфеновым журналист Лошак. Уверен, что Лошак не выдавал эту действительно знаменитую фразу за свою. Просто исчезла привычка при встрече с интересной фразой дочитывать до конца – не цитата ли она откуда-нибудь? Хороша сама по себе и слава богу.

Путинизм падет не из-за обострившегося желания свободы, а из-за того, что он выйдет (вышел?) из моды. В мире, устроенном так, что все в нем определяется модовыми трендами, это самая смертельная опасность для режима.