April 7th, 2011

Затянули спектакль?

NN вчера: «У вас нет ощущения, что «критика Путина, «Единой России», чекистского режима» выходит из моды? Заболтали тему до неинтересности, надоело как-то, ибо одно и то же и очень уж давно. Короче, ОНИ (это он о режиме) пересидели, переждали самое опасное для себя время, когда враждовать с ними было модно, трендово, сейчас им легче будет. Будут называть любые наезды на себя попсой, а это клеймо сразу лишает энергетики тех, кто способен критиковать их ярко и впечатляюще. Ибо такие очень боятся обвинений в попсе…».

Мне сдается, что NN прав хотя бы отчасти. Действительно все эти стоны о «кровавой гэбне», проклятия в адрес «жуликов и воров» - слегка подзатянулись. Ни смешно, ни трагично теперь от этого. Откровенно говоря, надо было революцию делать, а не затягивать с болтовней. Если затянули с болтовней, то действительно власть может элементарно «пересидеть» - дождаться «выхода из моды». А после этого ее уже ничем не сковырнешь, кроме как ценой на нефть.

Зашел в сеть, глянул в последние «мэссиджи» всяческих тренд-мейкеров. У этих все запутано.
С одной стороны, Юрий Сапрыкин, редактор «Афиши», журнала, судорожно хватающегося за все хоть сколько-нибудь свежее, журнала, покормившего общественность хипстерами. У него все почти как у NN.
Интервью с ним озаглавлено: ««Надоело сидеть в Жан-Жаке и ругать Путина». Глаголет следующее:
«- Но общественный запрос на хорошие новости ты чувствуешь?
- Я не чувствую. Есть усталость от нытья, от того, что люди сидят в «Жан-Жаке» и ругают Путина. Это да. Эта интонация достала. Но мне кажется, что как только у человека появляется возможность заниматься своим делом, потребность жаловаться исчезает. Потому что ему становится не на кого жаловаться, кроме самого себя…».

С другой стороны, Артем Троицкий (знаю, что старперец, но интервью все в той же «Афише»):
«- Ну, с молодыми, мне кажется, другая история: ругать власть модно — вот они и ругают.
- Есть хорошие моды, есть плохие. Мода на мини-юбки была очень хорошей, например. Вот также я считаю, что мода на нонконформизм и инакомыслие — это очень правильная мода…».

Короче, разночтения получаются.

Меня иногда поджучивают, чего это я не о политике, не об экономике, а о моде какой-то? В том то и дело, что это и есть самое главное. Когда «Путин всех достал» это одно, когда всех достало, что ругают Путина за то, что он всех достал, это уже другое…

Лучшая фамилия, которой нет.

Кавычкин – отличная русская фамилия. Особенно для пишущего человека. «Настоящей» такой фамилии видимо не существует. Но это ведь отменнейший псевдоним. Судя по гуглу, практически не используемый.
В мужском роде звучит чуточку лучше, чем в женском. Мне так кажется: какой-нибудь Петр Кавычкин это круче, чем какая-нибудь Людмила Кавычкина.
Зато хорошо для обозначения крепкой семьи. «Появилось семейство Кавычкиных». «Мы приветствуем дружную семью Кавычкиных!» Отменно звучит! Думаю из-за того, что кавычек ведь должно быть двое, поэтому для обозначения семейства хорошо подходит…
Опять же: «А вот дети Кавычкиных!». Закавыченные дети…

PS: Откуда, кстати, взялось слово «кавычки»? Что означал глагол «кавычить»? Если такой был. Это русский глагол? «Кавычки» - русскоязыческое по происхождению слово?

Любовь без правил

Пару-тройку недель назад, поджидая в кафе вечно опаздывающую и ничего с собой из обещанного не приносящую (смайл) kvadraturakruga, я наблюдал активно и слегка нетрезво целующуюся за соседним столиком парочку.

Целующейся барышне тетушке было лет «околосорока». Целующемуся племяннику бэбибою было лет двадцать пять. Или даже двадцать. И я поймал себя на том, что это очень красиво смотрится – такая вот любовь.

Хочу заметить, что я не застал те времена, когда констелляция общественных нравов делала невозможной публичные засосные поцелуи. Сколько себя помню, целовались всегда. Хотя, например, я застал времена, когда женщины не курили публично, революция женско-публичного курения произошла при мне. Однако я совершенно точно застал времена, когда радикально-разновозрастные парочки не показывали свою любовь в публичных пространствах.

В нынешние времена это уходит, хотя знаю, что многие по-прежнему «внутренне тормозят». И это действительно красиво – поцелуйное соитие ухоженной женщины, с хорошо загримированной разрушающейся красотой, с пышущим прыщавым здоровьем юношей.
Впрочем, скажу честно. Какие-то мужские стереотипы давят на меня изнутри. И публичные засосы почтенных старцев с гладкокожими девицами кажутся мне отвратительным зрелищем.

Вспомнил на эту тему отменную историю, которую, будь я писателем, поместил бы худлит.

NN расстался с супругой. Через пару-тройку лет она выходила замуж за человека, который был младше ее на 12 лет. Отец и мать жениха позвонили NN и испросили трогательного разговора. Они где-то встретились (чуть ли не в гости к ним пришел). Родители жениха спрашивали, не возражает ли NN против того, как оно сложилось? Отнесется ли он к союзу бывшей жены с их сыном положительно?
NN рассказывал, что им владело удивительное ощущение. Будто его будущие сват со сватьей разговаривают с ним о свадьбе их сына с его дочерью. Ощущение подстегивалось тем, что он разговаривал практически со сверстниками. И было забавно внутри себя возвращать понимание того, что речь то не о дочери (тем более, ей было лет 8-10 в это время), а о жене.

Военно-полевой роман.

Попутно еще одну историю вспомнил, достойную худлита. В ней нет сюжета, канвы, просто контекстная форма - забавная.
Когда-то познакомился с москвичом, который рассказывал про один свой любовный роман. В романе не было ничего такого особенного, но одна деталь была забавной. Когда роман раскручивался, он снимался в массовке какого-то телевизионного сериала, что забавно, в «нацистской массовке». То есть он играл каких-то заднефоновых немецко-фашистов.
Вот он день ходил в нацистской форме, с автоматом, отбучивал дубли. Потом переодевался и к ней. Иногда опаздывал, если съемки затягивались. И так несколько дней.
Черт его знает, почему мне это так «врезалось». Как этакая необычная контекстная форма для любовной истории.

Одинокие на глобальных ветрах.

У нас ведь с американцами было в прошлом что-то общее. Так сказать, на уровне ментального фона.
Они, как и мы, ощущали себя одними-единственными в чужеродном и периодически враждебном окружении.
Мы, со своим «истинным христианством» в виде православия, среди утопшего в грехе искаженного вероисповедания мире. Отделенные от Европы, не будучи азиатами. Они, со своим «истинным христианством», в виде разбитого на деноминации реформаторского учения, среди погрязшего в «католических грехах» окружения. Тоже отделенные от Европы, не будучи неевропейцами.
И у нас, и у них общие истоки высокомерия, мессианских заморочек (насчет ксенофобии сказать не возьмусь – есть она или нет?). И у нас, и у них переход от этого «одиночества праведников» к «глобальному мессианско-миссионерскому проекту». Мы раньше начали – со всемирным коммунизмом. Они запоздали – со всемирной демократией. Мы, впрочем, раньше закончили. Они только сейчас заканчивают.
Кстати, а когда и как у американцев проходит это ощущение «одиночества праведников»? Не в смысле перехода к глобально-мессианскому проекту, а в смысле, когда они начинают чувствовать, что они не одни на земле, что у них есть всяческие полноценные союзники?
Я просто к тому, что не рискнул бы утверждать, что у нас этот этап был – открытие того, что у нас есть настоящие союзники? Если был, то что это было. Какие-нибудь южные славяне во времена «православного одиночества»? Какие-нибудь китайцы с кубинцами во времена «коммунистического одиночества»? Пожалуй, да. Было и такое.

Простой человеческий пост или «стол сибираста».

Меня тут спровоцировали. Мол, почему я не могу написать хотя бы один пост на столь любимую жжузерами тему – кто чего из еды купил, кто чего приготовил, с каким удовольствием и чего откушал…? Так и сказали: вон даже у такого умника, как ты, во френд-ленте про это пишут. А сам-то ты умеешь?
Я, к сожалению, не умею готовить, разве что доширак заварить. Но пост про еду и я могу написать. Абсолютно реалистический, между прочим. И регионально-патриотический, можно даже сказать, что умеренно-сепаратистский. Вот такой, например, пост.
Тяжело нам, сибирякам по весне. Оченно мы, сибиряки, по весне любим лопать щи не с просто с черным хлебом, а с хлебом, который крупно посыпан засолено-маринованной еще прошлым летом черемшой.
И больно вкусно это. Да вот только целоваться после этого нельзя.
Тяжело нам, сибирякам.