April 9th, 2011

«Оттенки Сероватова».

Надо отдать должное городской филармонии, она овладела основами маркетинга. По всему городу разнесли весть, что будет играть Константин Сероватов. Для тех, кто «провел последние лет десять в таежной землянке где-нибудь под Горно-Алтайском», напомню, что распираченный по всей земной коре головного мозга Денис Мацуев это отстой и «Николай Басков от фортепьянистики», а Иркутск породил только одного фортепьянного гения – Константина Сероватова. Короче «на Сероватова» набилась полная филармония. Набившаяся публика с удивлением обнаружила, что на самом деле она пришла на пятилетие какой-то камерной струнной группы «Амадей», а Сероватов исполняет в этой группе роль замещающего с помощью фортепьяно отдельные инструменты. По нотам. Претензии предъявлять было не к кому, ибо концерт изначально назывался «Концерт-сюрприз» (фамилия Сероватова была в самом уголке афиши и мелкими буквами). Типа сюрприз такой.
Разумеется, совсем без Сероватова оставлять публику было опасно. И вот, собственно, я пишу этот постиг для того, чтобы указать на то, что должен делать в такой вот маркетинговой ситуации настоящий гений. Сероватов дождался, когда последний струнник с последней струнницей покинет сцену, отбросил ноты, сел за рояль и исполнил… Нет, не какого-нибудь фирменного Рахманинова. А два трека из Стравинского – из той самой части его творчества, где рваные и ссорящиеся друг с другом музыкальные ходы (мама мне вчера сказала, как эта часть творчества Стравинского называется в музыковедении, но я забыл), где… короче, мягко говоря, это было "непросто" для публики.
Я бился в истерике, орал «браво» и чуть не сломал филармоническое кресло.
Струнники вернулись, сыграли для народу музыку (забыл, кто написал – Пьяццо? Пьяцолло?) из фильма «Список Шиндлера» (+ «Запах женщины»). И все. На этом культура в моем городе закончилась до приезда Леонида Федорова (с В. Волковым), который случится в мае, но об этом будут отдельные постинги.