May 31st, 2011

Есть, что исследовать.

Я никогда не читал детективов и фантастики (включая фэнтази). "Легким жанром" для отдохновения от крепкой литературы и забористой интеллектуалистики для меня всегда были "советские деревенские саги". Советская литература выдала несколько десятков вполне читабельных "аляТихихДонов", только с прямым уклоном в большевизм - без кривизны шолоховского шедевра.
Схема общая: дореволюционные тяготы, гражданская война, строительство новой жизни сквозь призму пары-тройки поколений нескольких семей.
"Вечный Зов", Константин Седых, Балябин... всего и всех не упомнишь.

Теперь у меня новый жанр для отдохновения. Я называю его: "женская жизнь как подвиг". Автобиографии и "обучающая публицистика" Ирины Хакамады. История Ирины Ясиной. Можно сказать, что сплошные Ирины. Ибо еще какую-то Ирину читал. Не помню фамилию. Там женщине с мужиками то ли везло, то ли не везло, а потом очень повезло, попался мужик-повар сербской национальности – и она ресторан открыла. Это краткий пересказ ее подвига.

Жанр сей требует отдельного филологического исследования, выявления "структуры сказки", всяческого "Проппа" и т.д.
Это мой совет тем, кто находится в поисках свежей исследовательской темы - "майнкампф женщины двадцать первого века". Беритесь - не пожалеете. Есть, что исследовать. Это действительно отдельный жанр со своими традициями и законами. Материала уже сейчас много, а скоро, учитывая феминизацию всего и вся, его станет море.

PS: Кстати, мне понравилось это понятие от Хакамады - "обучающая публицистика". Можно на философию переложить - "обучающая философия". То, что упорно "не идет" у нас в качестве часто проговариваемого (в том числе и в этом жжурнале), но так и не реализуемого проекта - т.н. "практической философии".

Забытый политический философ

Бурхард Кристоф фон Миних или Христофор Антонович Миних - очень уважаемый мною чел.

Типический пример "протестантской трудовой этики", расцветшей в полной мере на... российской почве. Ибо тут она соединилась с жестким российским государственничеством, чего уж греха таить, изрядно подтачиваемым разгильдяйством православного люда и свойственной этому люду склонностью к задаванию лишних вопросов.
У Миниха все просто, в полном соответствии с заветами Макса Вебера - жизнь, как исполнение долга, без лишней проблематизации.
Практически максимальная эффективность каждого действия. Фактически - второй основатель Петербурга. Автор первого в истории русской армии серьезного поражения туркам. Человек, сумевший (пусть и на время) избавить Россию от Бирона. Чего только не созидатель и реформатор... Всего не перечислить.
Исправно тянул лямку "дела Петрова" через весь век бездарных императриц, дожил до воцарения на престоле "дарной" Екатерины II, коей и "сдал вахту". "Не будучи сыном России, он был одним из её отцов" - отменно высказалась о могучем старике-лютеранине императрица-матушка-немочка Екатерина II.
Еще о Минихе и "протестантской этике" - абсолютный стоицизм в принятии любых ударов судьбы. 20 лет Пелымской ссылке без единой слезинки, жалобы и следа разочарования. Ссылкой заменили четвертование, приговор к которому он встретил точно также - абсолютно спокойно и мужественно.

Внимание: продолжительность жизни - 84(!) года.

Короче, крутой кадр. У нас есть ему памятник?

Вспомнил о нем, закачав в телефон роман своего любимого Алданова - "Пуншевая водка", который заслушиваю сейчас в аудиоисполнении вперемешку с "Мадам Бовари" (решил, что возраст пришел - пора и с этим шедевриком ознакомиться).
Миних - один из красочно выписанных героев Алдановского романа.

Полез по этому поводу в сеть освежить старостуденческие знания о Минихе.

Старый перец, оказывается, был автором отменнейшего концепта "политической философии России". Даже тетя Вика выдернула из его записок высказывание, которое должно быть отпечатано на обложке конституции Российской Федерации, выбито золотыми буквами на Кремлевских стенах, а у меня в ЖЖ набрано крупными буквами:
"РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО ИМЕЕТ ПЕРЕД ДРУГИМИ ТО ПРЕИМУЩЕСТВО, ЧТО ОНО УПРАВЛЯЕТСЯ НЕПОСРЕДСТВЕННО САМИМ БОГОМ - ИНАЧЕ НЕВОЗМОЖНО ОБЪЯСНИТЬ СЕБЕ, КАКИМ ОБРАЗОМ ОНО МОЖЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ"
(Иоганн Буркхарт Христофор фон Миних).

Как все-таки тонко замечено!

Из серии "поговорим спокойно"

В моем городе одной из самых топовых светско-кулуарных тем для беседы, оттеснив губернатора, мэра и все остальное высокополитическое, стала тема «неблагополучного состояния» университета.
Об этом говорят действительно ВСЕ. Всюду. Говорят люди из властных структур, простые граждане, работники медиа. Происходит что-то вроде практически всеобщего помешательства на теме печальной судьбы университета.
Какой-то дурацкий сайт, выкладывающий посвященные университету псевдонимовые и безграмотные по части фактов и русского языка тексты, в течение пары-тройки недель становится чуть ли не самым читаемым и уж точно самым обсуждаемым городским Интернет-ресурсом. Куда не придешь, первый вопрос: «Вы читали на…?»
Теперь самое интересное. Тема университета ВООБЩЕ отсутствует в городских и областных СМИ (т.н. "традиционных").
Это, пожалуй, самый кричащий за последние годы случай контентного разрыва между тем, «о чем говорят все», и тем, о чем говорят СМИ. Ибо в первом случае это действительно «всеобщая тема», во втором – полный информационный и аналитический ноль.
Чем объяснить этот феномен? Нет, я догадываюсь, но хотелось бы послушать версии людей, принадлежащих к «говорящему классу». Этот блог читает множество профессиональных журналистов, а также все основные городские медиаменеджеры (включая ряд владельцев СМИ) – есть кому высказаться.
Замечу, что это все необъяснимо никакими формальными теориями путинского авторитаризма. Университет это не власть, не губернатор, не «Единая Россия», не Путин, не Медведев, не Ходорковский. То есть тема университета не подпадает под рядовую «редакционную политику» и обычное самоцензурирование.
Мы имеем дело с феноменом цензуры совершенно другого типа. В которой сильны, кстати, и какие-то сугубо «человеческие» моменты.
Это, пожалуй, самый интересный «кейс», связанный с медиасферой, что я наблюдал за последние годы.

В непонятии

Любители "женского творческого попса, слегка приправленного, а не отравленного "французским"", конечно, были вынуждены отдать должное музыкальному коллективу из Франции - Nouvelle Vague.

Мы, пост-панкеры старой закалки, тоже были вынуждены потратить на него время, ибо надо было отслушать каверы на наших кумиров: Clash, Joy Division, Tuxedomoon, Undertones, Buzzcocks и конечно же несправедливо забытых Echo&the Bunnymen.

Но вот я тут запись встретил. Именуется так: David Brown (Brazzaville) & Женя Любич (Nouvelle Vague) - The Clouds In Camarillo (Live).

Ничего не могу понять. В Nouvelle Vague какая-то русская девонька по имени Женя Любич заворачивала? Дело в том, что там она с "Браззавиль" по-русски поет? На чистом русском.

Старичины, andrulaitis и vlad_tolstov, выручайте - что к чему? Меломанусы, разъясните ситуацию.

Трек у меня "вконтакте". Наверху плей-листа висит.

PS: Кстати, не знаю, как другие пост-панкеры, но за кавер лучшей (собственно, единственной приличной) песни The Undertones - "Teenage kicks" - я бы этим малопонятным француженкам сиськи пообрывал.

Педагогическое

Немного жаль, что действительно самый талантливый поэт пресловутого русского рока - Александр Башлачев - может запросто пролететь (и пролетает) мимо подрастающих поколений. В силу своей полной немузыкальности и, тем более, неумения и неспособности петь.

Подрастающим поколениям можно проталкивать его шедевры через хорошие каверы.

Есть хорошее "Время колокольчиков" от Дмитрия Ревякина и "Калинова Моста". Очень даже сильные "Черные дыры" от Василия Шумова. Совершенно запредельная "Мельница" от Жанны Агузаровой (к сожалению, только концертный вариант - и в очень хреновой записи).

А что еще? Я старперов перечислил. Из молодых может кто? Полустарперша Земфира ничего не записывала?

PS: Не хочу оставлять это вопрос в сообществах фанов Башлачева, ибо запинают не по-маленькому за первый абзац.