June 25th, 2011

Читаем экономистов в глянцевой прессе

Мне нравятся хитровыверты от отдельных экономистов, произведенные в жанре: то, что плохо, это хорошо, а то, что хорошо, это плохо. Обычно этим балуются всяческие неоинституционалисты. Честно сказать, не помню принадлежит ли к этой породе "благородных ублюдков" от экономикс (я их так называю, ибо неоинституционалисты это такие хулиганы-денди) Джон Най, но сейчас в его эсквайровской статейке я вычитал про то, как коррупция помогает развитию экономики.
Правда в ситуации максимальных разрешений, а не запретов.
Най пишет, что в коррумпированной стране люди все равно будут платить за что-нибудь взятки (придумают за что), "... а значит будут увеличивать и производство, чтобы оправдать затраты". Круто завернуто! Больше коррупции - больше производства!
Кстати, я бы продолжил мысль. По сути ее можно довести до внешне логичного обоснования больших налогов (государство это монополия на легитимную коррупцию, именуемой налогами (круто я загнул, либертарианцы - пользуйтесь, это мой вам подарок)). Увеличиваем налоги и бизнес, чтобы возместить потери, вынужден увеличивать производство.

Эх, экономисты-экономисты! Самая веселая схоластика из всех схоластик это экономическая наука.

Потребительский гамлетизм

Через год-другой будем праздновать десятилетие потребительского бума в России (спасибо Владимиру Владимировичу Путину и мировым ценам на энергоносители за счастливую юность рожденных в 1980-е).
В культуре потребления появился интересный типаж - "Гамлет от потребления".
Его отличает этакая томность, декоративная пресыщенность, наигранная неуверенность (склонность к сомнениям), подчеркнутая неукорененность... в потреблении. "Покупать или не покупать? Заказывать или не заказывать? - вот в чем вопрос". В прошлый раз "брал" - не понравилось. А в позапрошлый понравилось. Что же делать?
Короче, абсолютный гамлетизм. Кто таких видел, тот поймет о ком и о чем я.

Все собираюсь заимствовать у старика Шпенглера его знаменитое - аполлоническую и фаустовскую культуры. И описать две культуры потребления. Аполлоническую и фаустовскую. Особенно в делах обретения гаджетов эти модели работают. Аполлоническое потребление - за внешний вид. Фаустовское - с долгим изучением функций и возможностей.

Старый Оскол созывает молодежь

СТАРОоскольский филиал Воронежского гос.университета, СТАРОосколькое отделение Российской Академии Естествознания, СТАРОосколькое отделение Российского философского общества проводят конференцию "МОЛОДЕЖЬ в современном мире: гражданский, творческий и инновационный потенциал".

Это из информационного письма. Красиво смотрится: три раза "старо", а потом бах - "молодежь"!

"Крутые парни не танцуют"

В очередной раз (уже, честно сказать, сложно вспомнить – который раз по счету) побывал/поучаствовал на мероприятии, посвященном разработке бренда города (Иркутска). Сейчас в российской провинции мода на такие развлечения. Гастролеры-интеллектуалы разъезжают, разжигают всяческие «деятельности» по этой теме.

Модератор Ал. Согомонов организовал несколько малых групп, в каждой из которой трудились над своим вариантом.
В одной группе оказались несколько «безбашенных из слоновой кости», включая меня, nektobigfish и bez_beregov.

Люди в других группах занимались делом: сочиняли приличные бренды типа «Экогород», «Смарт-сити», «Город для детей»…

Мы же решили заняться настоящим делом. К.Л. подбросил идею «города хаоса», «города ужаса», в котором можно переЖечь страх, который может привлечь тех, кто мечтает обрести бесстрашие.

И понеслось. Разработали-таки концепцию бренда.

Ключевая идея – «Город последних героев».
Населению объясняется, что все они (жители Иркутска) являются героями – потому что родиться и жить (выжить) в Иркутске это по определению подвиг и героизм. Иркутяне – последние герои. В других местах остались слабаки, а кто не слабак, тот стремится переселиться в Иркутск. Сам прилет сюда – героизм. Сколько тут самолетов упало – не счесть.
Город становится точкой притяжения для всего экстремального.
Экстремальный спорт – благо, природа позволяет. Всюду ходят горнолыжники со скейтами. Всюду площадки для дельтапланов.
Экстремальный бизнес – «бизнес на риске», а также любые виды бизнеса повышенного риска получают тут режимы максимального благоприятствования.
Экстремальный секс – в порядке вещей. Проводятся всемирные сексологические конференции по экстремальному сексу.
В Иркутске развивается всяческая травматология (конференции, привозятся лучшие специалисты).
Штаб-квартиры страховых компаний переманиваются в Иркутск.
Все, что связано с опасностью, с риском – перетягивается сюда.
Выстраиваются тренировочные площадки для МЧС и их аналогов из других стран. Ежегодно проводится «Фестиваль героев». Спасшие детей на пожаре или спасшие утопавших приглашаются на фестиваль и всячески чествуются. Брюс Уиллис объявляется почетным гражданином города (почему мы схватились за Брюса – я уж забыл).
Кроме того, проводятся такие мероприятия, как «Праздник весеннего обострения» и «День неформатного пубертата». Иркутск – всероссийский центр празднования дня ВДВ (это само собой).
На стадионе единственная в мире «Коррида с медведем».
В Иркутске действует единственный мире перинатальный центр со слоганом «Родить героя!». Разрабатываются особые программы «Зачать героя!».
Общегородские слоганчики: «Трус не играет в Иркутск», «Иркутск – здесь никто не умрет от старости!»
Гимн города: «Этот город самый страшный город на земле, он как будто нарисован кровью на стене…».

Если серьезно, то обычно бренды городов выстраиваются в рамках парадигмы цивилизации «комфорта и безопасности». Мол, у нас не страшно, ибо комфортно и безопасно.
Тут же другой заход – это не город, где не страшно, это город для преодоления страхов, для обретения бесстрашия. Чтобы избавиться от страха его надо пережить, переЖечь – объяснил нам К.Л. Иркутск организуется под это пережигание страхов. Еще один слоган: «Иркутск – крематорий ваших страхов».

Обсуждение nektobigfish завершил хрестоматийным (которым надо заканчивать любые обсуждения городских брендов): «Нужны только деньги на телеграммы».

Выложили сей бренд перед заместителем мэра и прочей общественностью. Выражение лиц надо было видеть. Зам.мэра сказал, что население Иркутска обновится при раскрутке такого бренда на 100%.
«Ну и хорошо», - сказали мы.

Короче, нас не поддержали. Но, товарищи из других городов и весей, идея-то классная! Берите, дорабатывайте – пользуйте. Мы тут еще насочиняем.