October 8th, 2011

Совпис о совписе

Драку капиталистов в программе "НТВшники" кто-то в ЖЖ остроумно откомментил цитатой из предисловия К. Симонова к изданию "12 стульев" и "Золотого теленка" (1956-й год): "... при столкновениях этого ловкого пройдохи с еще более мерзкими, чем он, последышами старого мира, авторы склонны если не взять сторону Бендера, то, во всяком случае, не без удовольствия понаблюдать за его проделками". Отлично про Полонского, а также про Лебедева и его поступок.

Мне это так понравилось, что тут же нашел в сети полный текст предисловия и с удовольствием его прочитал. Тем более, меня давно интересовала официально-советская, кондовая интерпретация шедевров Ильфа и Петрова.

Самое мощное у Симонова это: "Если же говорить о счастливом конце, то как нам ни интересно узнать, чем завершатся поиски Бендера и Воробьянинова, однако финал, при котором брильянты мадам Петуховой попали бы в их руки, воспринимался бы нами не как счастливый, а скорее как несчастный. И наоборот, когда потерявший человеческое подобие, перерезавший горла своему компаньону, бывший предводитель дворянства Воробьянинов приходит к новому рабочему клубу и узнает, что клуб построен на найденные стариком сторожем брильянты, этот безусловно несчастный для обоих героев романа конец ощущается читателями как счастливый, как закономерный и даже как символический".

Это же какое чудовищное непонимание советского читателя! Все, с кем мне приходилось общаться на эту тему, утверждают, что у романов Ильфа и Петрова печальнейшие анти-хэппи-энды. И я с ними абсолютно согласен.
Как там самая гениальная фраза у Васи Обломова: "Читая “Золотого теленка”, я никогда не давился от смеха. Мне всегда хотелось, чтобы Бендер уехал"?
Если в "12 стульях" обнадеживало то, что впереди еще один целый роман, то в "Золотом теленке" не обнадеживало уже ничего. В конце концов, два эти романа написаны так, что способны вызвать у читателя элементарную печаль в связи с тем, что закончились. А хочется читать еще и еще.
Эх, Симонов!

И еще одна цитата из его предисловия: "... за фактами стояли живые носители зла с именами и фамилиями — и откровенно ненавидящие советский строй "бывшие люди", и пытающиеся пролезть в новый мир буржуазные прохвосты, и всякого рода чинодралы, бюрократы и перерожденцы".

"Чинодралы" - какое милое забытое слово!

Привыкли руки к топорам

Были давние времена, и я сочинял сказку про приключения деда Балалая (образ я позаимствовал из песни Паперного), его курьезно-непоседливого внучка Провокашки и постоянно доставлявшее им злоключения Шмыгло (одно из моих любимейших старо-народных слов).
А помогал им добрый Чикировщик. Взял этот образ из "лесной промышленности", ибо "охотники", да "лесорубы" - это все как-то заезженно красной шапочкой.

Теперь дети, которые слушали эту сказку, выросли и поинтересовались: а откуда появился глагол "чикировать", от которого пошли лесопромышленные "чикировка" и "чикировщики"? Чего-то легкий гуглеж на эту тему не дает результатов.
Товарищи филолухи, никто не в курсе?

Шизо-2011

Просматриваю отчеты с фокус-групп. Впервые искренне пожалел современного российского избирателя. Вот уж у кого в голове укоренилась адская шизофрения.

С одной стороны, люди не желают, более того, боятся каких-либо перемен. Нельзя сказать, что "люди устали от перемен" (1990-е все-таки очень хорошо забыты). Можно сказать: "люди еще не соскучились (не успели соскучиться) по переменам". Но некоторые, пожалуй, даже многие из них - боятся перемен просто панически. В каком-то смысле можно уверено говорить, что никакого общественного запроса на перемены - не существует.

С другой стороны, люди не хотят голосовать за "партию власти", которая как бы единственная, кто готов гарантировать, что перемен не будет. Некоторые просто категорически не хотят этого делать, ибо "партия власти" надоела. Или в "ближнем кругу" поддерживать ее считается неприличным.

Что интересно, это не какой-то мой аналитический вывод. Люди сами осознают это противоречие и даже просят друг у друга совета, что делать-то?

Как разрешится это противоречие? - ума не приложу. Но учитывая все вышесказанное, можно сделать вывод, что в этаком "экзистенциальном/человеческом измерении" мы имеем дело с самыми интересными думскими/президентскими выборами в новейшей истории России.

Вчера помянул "теорию рационального выбора". Вот могла бы чем-нибудь помочь "теория рационального выбора" - человеку, оказавшемуся в такой непростой, раздерганной "внутренней" ситуации?

Подметил, что...

... обсуждать чужие подлости мне еще более или менее интересно. А вот чужие глупости - уже совершенно нет.
Более того, я еще способен вступить в некий диалог с подлецом, и объяснять ему, что он поступил подло. А вот с глупцами уже не спорю вообще, и совершенно не пытаюсь объяснить им, что делать так, как делают они, просто глупо.

Кстати, признаю, что это не логично. Дураки, говорят, перевоспитуемы, в отличие от подлецов. Но вот я для дураков, как собеседник, совершенно потерян. Ибо мне совершенно не интересно.
В конце концов, я - университетский преподаватель-гуманитарий. Борьба с "плоскостопием мышления" это важнейшая часть моих профессиональных обязанностей, мне за это деньги платят. Почему я должен заниматься этим бесплатно и в нерабочее время?

Еще говорят, что впереди следующая стадия обретения возрастной мудрости - отрешение от подлости и подлецов, точно такое же, как случившееся отрешение от глупости и дураков. Может быть. Подождем.

Три требования к работе

Работа должна быть либо ненапряжной, либо интересной, либо хорошо оплачиваемой. При всем свойственном мне презрении к халявщикам, я склонен признать, что лучше не работать вообще, ежели работа не подпадает под одно из этих определений (будем реалистами: в работе может быть только что-то одно, сочетание всех трех и даже двух компонент - практически невозможно).

Самый страшный типаж в современном учительстве, например, это "человек, работающий в школе от безысходности. Только потому, что больше никуда не взяли.
Я бы предложил сделать для таких людей отдельное "пособие по безработице", например, равное их реальной зарплате в школе. Я убежден, что общество, заплатив им за то, чтобы они не работали, выиграет гораздо больше, нежели оплачивая их работу, или, дожидаясь, что найдется-таки какой-нибудь частный работодатель, что предложит им более оплачиваемую работу, нежели есть у них в школе.

Красный режиссер

Один из моих любимейших фильмов - фильм "Пять препятствий" (Five obstructions). Он построен на том, что Ларс фон Триер ставит перед Йоргеном Лета (это его учитель? или кумир? - я чего-то забыл) задачу ставить короткие фильмы (пять штук) с учетом выставленных Триером ограничений. Фильм показывает, что самое мощное творчество это "обыгрывание препятствий", показывает, как истинный талант превращает "препятствие" из собственно препятствия в ресурс собственного творчества.

Посетил новый фильм Педро Альмодовара "Кожа, в которой я живу". Это, наверное пятый или шестой фильм любимейшего старо-хипстерского режиссера (то есть любимейшего режиссера тех, кто был "хипстером до хипстеров"), который я посмотрел.

Подумалось, а какой фильм интересно поставил Альмодовар, если условием ему сделать: никакого красного цвета в фильме?

Напиток и ПГТ

Странно. Такая классная субботняя жж-тема, а чего-то не просматривается.

Цитата: "Президент Венесуэлы Уго Чавес предложил вице-премьеру России Игорю Сечину, находящемуся в Венесуэле с официальным визитом, рассмотреть возможность поставок в Россию кокуя - национального алкогольного напитка крепостью 50 градусов. По словам Чавеса, кокуй может составить конкуренцию водке".

Это был бы праздник для маркетологов и рекламщиков. Это ж какие классные слоганы можно отбацать под крепкий алкогольный напиток с названием "кокуй"!

У того, кто пьет кокуй...
... (ну вы понимаете).

Есть, кстати, в Забайкалье (в Сретенском районе) пгт Кокуй. В эпоху брендирования малых населенных пунктов брендировались бы через сей венесуэльский напиток, приготовляемый из стеблей агавы. Девочек бы Агавами называли.