October 20th, 2011

Продолжаю выкладывать свою давнюю подборку цитат из "Жизни Клима Самгина"

Вспомнилась печальная шутка Питера Альтенберга: "Так же, как хорошая книга, прочитанная до последней строки, - человек иногда разрешает понять его только после смерти (с. 26).
Collapse )

Регион-шансон или: Владимирская область, присоединяйся!

Случайно обнаружил у «тети Вики» (я называю так «Википедию»): «Гимн Иркутской области — один из элементов официальной символики Иркутской области. Согласно уставу объединенной Иркутской области гимн, наряду с гербом и флагом, признан официальным символом Иркутской области. Предыдущими редакциями устава гимн не был предусмотрен. В качестве такового неофициально считали песню «Славное море – священный Байкал»…»

Вот оно, оказывается, как. Я и не знал, что в уставе есть про гимн. Надо все-таки чаще читать, если не устав «объединенной Иркутской области» (мы, кстати, после референдумных событий 2006 года довольно быстро забыли, что у нас не Иркутская область, а «объединенная Иркутская область»), то «тетушку Вику».

А вот насчет песни «Славное море – священный Байкал» все совсем серьезно. Городская интеллигенция давно обсуждает вопрос о принятии этой песни в качестве гимна области.

Далее: http://irktorgnews.ru/avtorskie-kolonki-sergey-shmidt/region-shanson

Специалистам в области "queer-studies"

Возник тут вопрос в разговоре. Точнее, вопросы. Из серии: без ЖЖ не разобраться!

Занимающиеся "queer-studies" наверняка исследовали такую вот пикантную тему. Когда лесбийская пара заводит ребенка (не берет на усыновление/удочерение, а кто-то из пары рожает), как промеж дам решается вопрос, кому из них рожать?

Как много лесби-семей, в которых больше одного ребенка?

И как много лесбийских пар, в которых обе дамы родили? Или обычно та, кто первого ребенка родила, та и второго?

Каждому - чужое

Не часто, но приходилось наблюдать, как люди, имеющие настоящие (то есть не персонально-, а идейно-, идеологически- ориентированные) политические взгляды, зарабатывают на жизнь в политпиаре и там нередко работают на собственных "идеологических противников".

Не правильно это. Человек, имеющий политические взгляды, тем более, убеждения, должен заниматься политикой, а не политическими технологиями.

Тем более, все политические силы (даже коммунисты в последнее время) стонут от нехватки "бесплатных" активистов, ищут - не могут найти идейных сторонников. А сторонники мучаются "на зарплате" в противоположных силах.

Куда ушли герои?

demchikov отписал этим летом интересное. Все собираюсь разогнать тему у себя в ЖЖ.

Цитата: "Понадобилось сегодня сочинить для одной викторины несложный вопрос про какого-нить литературного героя, и желательно - из более-менее современной русской литературы. Хватился - а героя-то, известного всем и каждому, нет ни одного. За всех лит. героев 20 века, имеющих какую-никакую всеобщую известность, отдуваются Остап Бендер да несколько персонажей времен войны (типа Василия Теркина, да и тот - памятник). Никому из современных - как ни крути - это не удалось: сваять героя, который встал бы и куда-то пошел "своими ногами" (типа, не знаю, Холмса какого-нибудь). Так что нечего оказалось предложить организаторам викторины... Или я чего-то пропустил?"

Я не уверен, что автор прав до конца. По крайней мере, если брать XX век, то не только Бендер является "действующим героем" (слово "действующий" тут очень важно - в том смысле, что это образ, представляющий собой некую "личностную целостность", и действующий, влияющий на читателя именно в таковом "личностном" качестве). Был Григорий Мелехов, Клим Самгин, Штирлиц, наверняка, еще можно поднабрать. Да и сейчас есть Фандорин, Каменская и... а вот все! Кто еще есть, "делать жизнь с кого"? Не Татарский же, который есть функция от Пелевинского сюжета, а не "герой"? Тоже самое могу сказать про Антона Городецкого.
Заметим, что оба помянутые - детективцы. И что у троих (Татарский, Городецкий, Каменская) - польские фамилии.

Но направление мысли у demchikov, мне сдается, правильное. "Герой", как его знала, "классическая литература" (Онегин, Печорин, Обломов, Ростова, Раскольников, Базаров и др.), кажется, исчезает. И дело тут не в вездесущем постмодернизме (и не в том, что на худ.конец вместо литературных есть киногерои), а в чем-то другом. Пора бы филологии заняться этой "темой героя". Есть возможность взглянуть на нее уже как бы со стороны. Для чего был "герой" нужен раньше? Почему он не нужен сейчас?

И самое интересное: он не нужен читателю или автор не в состоянии создать его?

PS: Уточню, хотя, думаю, понятно. Важно различать "героев" и "персонажей". Персонажей, как "функций сюжета", совершенно от оного не отделимых - навалом. А вот "героев" - нет.
Характеристика "героев" (отличающая их от "персонажей"): личностная узнаваемость, отделимость от текста, "действие" в вышеописанном смысле и еще один момент - "герой" должен быть известен и узнаваем даже для тех, кто книгу не читал. То есть быть частью фонового культурного знания, которое возникает не из направленного изучения/обучения, а само по себе.

PPS: Кстати, исчезновение героя это процесс, характерный для всей (мировой) литературы или особенность современной отечественной литературы?