June 17th, 2015

Дискурс это нормально.

Не пойму, если Евгению Альбац не научили в Высшей школе экономике уместному употреблению слова «дискурс» (и вообще не объяснили, что это такое), почему её не обучат этому на радиостанции «Эхо Мск»?
«Е. Альбац― … в США как вы знаете, проходит праймериз. Когда представители от одной партии друг друга убивают на протяжении почти года…
А. Плющев― В кавычках естественно… Мы все смотрели «Карточный домик», там они в прямом смысле убивают.
Е. Альбац― Ну «Карточный домик» это конечно выдумка. Ничего такого подобного, естественно, там не бывает, это такая гипертрофированная политика, это классика американского политического сериала. Заострение сюжета. Но это всегда очень интересно, поэтому в принципе вообще любой ДИСКУРС очень полезен.
А. Плющев― Я просто к чему говорю. К тому, что мы наблюдаем с вами уже лет 20, получается, помните, все объединялись, условно говоря, СПС, Гайдар и Явлинский. Условно. И все никак. И вот партия «Яблоко» одна из самых непримиримых, например, в этом плане. И мы на своем веку вообще увидим какое-то объединение демократическое?
Е. Альбац― Обязательно.
А. Плющев― То есть вот эти примеры не характерны, то, что я привожу сейчас.
Е. Альбац― Это нормально. Я считаю, что ДИСКУРС это нормально...".

С.С. и очки.

Во дипломники пошли! С.С. написал классную работу, защитился на отлично, соблюл принцип Сяо - подарил любимому научруку хороший алкоголь. Все хорошо.
Сейчас звонит: "СФ, я в пакете с бутылкой свои очки забыл".
Пакет я на кафедре оставил, в столе. "Иди,- говорю,- на кафедру, попроси там разрешения залезть в мой стол".
Через минуту перезваниваю: "Чуть не забыл уточнить. Очки забери, бутылку - оставь!".
Ну а что? Уточнения и детализации в таких вопросах не повредят.

Из записной книжки.

Защитились сегодня три дипломника.
Первый на пять. Второй на четыре. Третий на три. Хорошо, что четвертого не было, а то, наверное, была бы двойка.
Но так-то - хоть сказку сочиняй. Защитились сегодня три дипломника. Первый на пять. Второй на четыре. Третий на три. Отличное начало для сказки.

Бесплатный сыр в мышеловке, бесплатное дерьмо в мухоловке, а бесплатный BDSM в мухобойке.

Из переписки с дипломниками.
"Шарль Бодлер учил нас, что лучше делать зло, чем ничего не делать. Вот и я подумываю о совершении пусть зла, но поступка - о недопущении тебя до защиты".

"Пролетарий над гнездом кукушки" - не очень свежая хохма.
Так-то отличная могла бы быть скульптурка. Мускулистый взмах молота над гнездом, например.

Из студента: "У каждого свободного человека должен быть свой собственный ЛОГАРИФМ ДЕЙСТВИЙ".

Название для ресторана восточной кухни: "Арабская весна".

Вот правда - непонятно!

Вот тут http://echo.msk.ru/programs/albac/1567004-echo/ правоверные охры могут получить неизгалдимое удовольствие от того, как ругаются в эфире лучшие правоверные оппы нашего времени - Максим Кац, Александр Кынев, Евгения Альбац и неизвестный мне Андрей Заякин (этот правда не ругается, просто не может заставить себя говорить "по теме", это обычный интеллигентский косяк).
Альбац: "В студии мы пытаемся понять, что может демократическая коалиция, если даже в эфире «Эха» она ругается между собой нон-стоп".
Но я про другое. Есть один момент, который очень мне любопытен в этой политической субкультуре.
Вот воображаю я себя либеральным оппом. Вот, допустим, бросил я вместе со всеми людьми с хорошими лицами вызов этой чудовищной путинской системе. Мне бы и в голову не пришло с кем-то "из своих" ругаться, чего-то с ними делить, верить в какие-то политические шансы во внутритусовочных склоках. Ясно же, что надо сплотиться, слиться, идти строем. Добиться сначала конкуретных выборов, сменяемости власти, а потом выяснять отношения. Это же ребенку понятно.
Почему они не в состоянии объединиться? Ругаться в их ситуации это же так не логично? Может, правда "кровавый режим" там что-то мутит в их рядах? Или люди такие?
Моя версия - у них денег нет. Был бы нормальный спонсор, он бы быстро навел порядок - всех бы выстроил по ранжиру. Когда одни амбиции, то и склоки одни. Были бы деньги, все было бы по-другому.
Еще один аргумент в пользу того, что никакого Госдепа за нашей интеллигенцией не стоит.
Люди с деньгами нужны оппам даже не для финансирования деятельности, а для элементарного наведения дисциплины.

Поэтное.

Побывал на стихах поэта Андрея Родионова. Понравилась строчка «водка - отвратительная как жалость к себе самому». Ну как понравилась? Все-таки не должны так поэты про водку. Несправедливо это, неблагодарно. Нельзя все-таки продавать святыни за точность формулировок и красоту звучания.
Обратил внимание на то, что поэты строго следят за исполнением заветов поэтов-шестидесятников – за недопущением одночастивых рифм (чтобы глаголы с глаголами и прилагательные с прилагательными – ни-ни!).
Поэт Родионов читал:
«Под сине-белыми гирляндами
Опутанных древесных тел
Гуляют женщины нарядные,
Я из окна на них глядел…».
Я ставил галочки: «гирляндами – нарядные», «тел – глядел»… Короче, нормально! Следят поэты за поэтическим базаром.
Из "ещё" (хорошее, кстати, название для текста: "Из ЕЩЁ").
1. Поэты, как я понял, стали подрабатывать "Дмитриями Быковыми" в газетах. Писать по мобилизационному гудку. Родионов, например, мобилизуется газетой gazeta. Мобилизовался, например, на "сбитый Боинг".
Коллеги по недопрофессии его за это теперь любят и призывают прочитать "про Стаханова":
"Дети мертвые протягивают руки,
И Стаханов пожимает их.
Как голландской речи дики звуки,
Страшен шепот лютиков степных.
Он небесной сотни видит каски,
Мертвые к Стаханову нежны,
Трупы из Славянская и Луганска
Обступили, нежности полны...
Из окна московского ночлега
Молча в степь далекую гляжу.
Только мертвый любит человека,
А живой все тянется к ножу".
Актуальный поэт из газеты gazeta это вам не землемером в коллективизацию работать.
Поэт, кстати, десять раз сказал, что не любит этого "шедевра" (мол, "по заказу" сочинял), но не без удовольствия позволил себя заставить его прочитать. Кстати, попутно произнеся отличное: "Пока "Стаханов" на планшете грузится, я вам кое-что из книжки прочту". "Стаханов" и правда грузился на планшете долго.
2. И есть еще что-то от перестроечных времен в нынешней поэтической атмосфере. Когда поэт произносит в стихах слово "говно" или что-нибудь "политическое", лица публики озаряются внутренним светом завышенной самооценки. Так было где-то с 1987-го по 1990-й годы. Я как в младости своей побывал. Коллективный интерес к "безопасной смелости".
3. В поэзии стало многое от рок-концерта. Тоже просят хиты (и читают хором, как подпевают строчкам на концерте). И тоже с немного дебильным выражением лица улыбаются в ответ этаким "смешным" (в стиле этакого "элегатного стеба") строчкам. И даже аплодирует. Вот так в перестройку не было. Всё больше с серьезными лицами сидели. И еще было принято "морщиться с болью" на особо жестких строчках.
Эта поведенческая модель (живая реакция на "элегантный стеб") на рок-концертах 2000-х появилась. Как манера коллективно улыбаться в ответ исполнителям и аплодировать на чем-нибудь "разэтаковом". Вот и на поэтические мероприятия "модель" пришла.

Мемы.

Кстати, не так уж и многие в курсе, что знаменитый конструкт "потерянного поколения" родился из фразы хозяина авторемонтной мастерской, ФИО которого история не сохранила.
Про "оттепель" не знаю. Эренбург тоже услышал от какого-нибудь стороннего человека, который умер, так и не узнав, что он задарил "мем" на несколько десятилетий вперед?
PS: Эрнест Хэмингуэй: "Когда мы вернулись из Канады и поселились на улице Нотр-Дам-де-Шан, а мисс Стайн и я были ещё добрыми друзьями, она и произнесла свою фразу о потерянном поколении. У старого «форда» модели «Т», на котором в те годы ездила мисс Стайн, что-то случилось с зажиганием, и молодой механик, который пробыл на фронте последний год войны и теперь работал в гараже, не сумел его исправить, а может быть, просто не захотел чинить её «форд» вне очереди. Как бы там ни было, он оказался недостаточно sérieux, и после жалобы мисс Стайн хозяин сделал ему строгий выговор. Хозяин сказал ему: «Все вы — génération perdue!» — Вот кто вы такие! И все вы такие! — сказала мисс Стайн. — Вся молодёжь, побывавшая на войне. Вы — потерянное поколение"".