October 16th, 2015

Хищник среди чужих, чужой среди хищников.

В 1922 году героические большевики выиграли гражданскую войну. Уже в следующем году начинается "ссора победителей". Всего через 15 лет поссорившиеся победители поуничтожали друг друга, а оставшиеся в живых отдались под власть Верховного Бога, боясь его, обожая, презирая - понимая, что без него они, оставшиеся, просто кончат друг друга.
Фильм Михалкова "Свой среди чужих, чужой среди своих" - фильм про "ссору победителей". Неудачный. Сюжет там сделан так, что виновником ссоры является внешний враг. Природа феномена "ссоры победителей" в другом - в отсутствии внешнего врага. Они САМИ ссорятся.
Надо бы Михалкову, пока жив, переснять этот фильм по нормальному.
Не думаю, что он шифровал в нем судьбу победившего большевизма. А мог бы. Начало там особенно хорошее. Про ЭТО.

Треугольное движение.

Приснился сюжет, который начинался с середины, потом развивался до конца, а потом следовал в начало. По крайней мере, так это показывалось читателю. Или зрителю?
Сам сюжет я не запомнил. Проснулся и думал: а как можно было бы назвать это третье движение - к началу? Это не возвратное движение, не возвращение. Ведь возвращаются туда, где были, а читатель-зритель в "начале" не был. Для него это движение к новому, то есть в каком-то смысле движение вперед. Хотя на самом деле к концу.
PS: Сюжет снился из-за того, что перед этим я читал лекцию о генеалогии современных международных отношений. Сначала про 1914-й год, потом через 1945-й и 1991-й к 2014-му, а потом через всю новоевропейскую историю к 1648-му. Сказал студентам: мы двинемся от середины к началу через конец. Во сне эта схема обернулась в художественную форму, которую я забыл.

Из записной книжки.

Из преподских разговоров.
- Ну ладно я пошел "фоситься"
(прим.: составлять ФОСы - фонды оценочных средств к преподаваемым дисциплинам).
- Не забывай предохраняться. Я лично презерватив на мозг натянул и не снимаю.
- Я свои мозги тоже - еще в сентябре в полиэтиленовый пакет засунул...

Иркутское, сентиментальное...
Немного жаль, что время, когда костерить "сентябрьских победителей" было непопсово, заканчивается так быстро.

"Да вон он стоит - в типичных хипстерских ползунках".

"Леха Ж. - самый эстетский хулиган в Иркутске. Он в 2004 году гербалайфовский значок "Хочешь похудеть? Спроси меня как" памятнику Александру III прямо на грудь пришпандорил".

"Ну в холодную войну с выиграли-проиграли как-то по-особенному вышло. Нельзя сказать, что один боксер нокаутировал другого на ринге. Просто как-то раз один боксер не явился на ринг. А потом выяснилось, что он умер ночью в своей постели".

NN пошутил примерно так: "Товарищи либералы, из-за вас я уже совсем полюбил Путина. Из-за вас я уже почти полюбил Кадырова. Остановитесь немедленно! Мне кажется, что я уже и к Сталину начинаю присматриваться".
Спрашиваю, твоя шутка? Он отвечает, что в интернете "где-то вычитал".
Гугл не находит. Шутка-то знаковая для наших времен.

Россия-XXI.

Не то, что хочется верить, скорее, хочется думать, что в России XXI века не работают классические схемы российской истории. Что нельзя мыслить Россию по старинке через известные схемы "реформы-контрреформы", "оттепель-подморозка", "посеешь войну - пожнешь революцию" и т.п.
Почему так хочется думать? Потому что я верю в иронию истории (для гегельянцев могу назвать это "иронией абсолютного духа") и история должна, просто обязана в XXI веке сыграть с Россией злую или добрую шутку. А какая шутка будет круче, нежели обрушение схемы "так будет, потому что так было" - которая почти всех настраивает на "готовое" восприятие происходящего и будущего?
Один аргумент в пользу того, что российская сюжетика не работает в XXI веке уже есть. Это сюжет о том, что в России "после сильного правителя к власти приходит слабый". На изломе веков у нас случился Ельцин - Путин. Оба сильных.

Мастер.

Дмитрий Быков интересно высказался о Ельцине. Мол, Борис Николаевич был мастером создания ситуаций, в которых он оказывался меньшим злом.
Да, это очень важное для политика искусство.
Не так-то просто найти в истории политиков, которые владели бы этим искусством столь же хорошо, как владел им Ельцин.