November 3rd, 2015

Строшек.

Знакомство с кинотворчеством Вернера Херцога решил начать, не размениваясь на пустяки. С фильма, после просмотра которого Ян Кёртис из группы "Джой Дивижн" повесился.
Фильм, кстати, оказался хорошим.

Переходный возраст.

Артемий Троицкий: "Говорят, что страна будет проваливаться все глубже в кризис, зависнет у некоего дна на сколько-то лет, а потом постепенно начнет выкарабкиваться. Для меня худшей картины, чем эта, быть не может. Я бы хотел, чтобы началась кровавая буча, чтобы Россия распалась, чтобы на улицах появились дикие звери. По той простой причине, что это означает те самые перемены, о которых когда-то пел Виктор Цой...".
http://euroradio.fm/ru/artemiy-troickiy-rossiya-strana-totalno-neschastnaya-ploho-vsem
Посмотрел, сколько сейчас лет Кивовичу? В июне стукнуло шестьдесят. Опасный, значится, возраст. Надо будет беречь себя, когда до меня дойдет дело.

Путешествие Нильса с дикими бомбардировщиками.

Петр Капица (Ярославу Голованову): «Когда немцы пришли в Данию и Нильс Бор уехал в Швецию, я позвонил Молотову с предложением организовать переезд Бора в Советский Союз и позаботиться о том, чтобы ему были созданы первоклассные условия для работы. Молотов согласился и попросил написать ему письмо. Я написал. В те годы нашим послом в Швеции была Коллонтай, умнейшая, образованнейшая женщина. Она и должна была передать письмо Бору. Но в это время британцы перевезли Бора в бомбовом люке бомбардировщика (он там сознание потерял!) в Англию. Письмо послали туда. До Бора оно не дошло, попало в Intelligence Service, а оттуда – Черчиллю. Черчилль решил, что Бора русские задумали завербовать в свои шпионы, чтобы через него узнавать все английские и американские военные секреты. Бора в Англии ни к чему не допускали, а он ничего не понимал, так как не читал моего письма, в котором я приглашал его в СССР…».
Жаль, конечно, не удалось сделать Нильса Бора советским гражданином. Нильс Бор, лауреат трех сталинских премий – красиво бы звучало!

Стоический скептицизм (некоторые актуальные правила).

Некоторые правила для жизни в нынешних обстоятельствах. Все они из разряда "стоического скептицизма", что не удивительно, ибо ничто, кроме стоического скептицизма не помогает сохранять адекватность в наши времена.
1. В ситуации, когда одни уверены, что во всем виноваты американцы с "пятой колонной", а другие уверены, что во всем виноват Путин с "Единой Россией", а третьих практически не существует, надеяться на то, что мы можем узнать, кто виноват на самом деле - просто наивно. То есть, следует спокойно смириться с тем, что объективная экспертиза происходящего хотя и гипотетически возможна, но практически отсутствует.
2. Если текст с критикой путинского режима начинается с тезиса "хуже, чем сейчас, не было никогда" или крутится вокруг этого тезиса - текст можно не читать. Если критика путинского режима не исключает признание того факта, кто Россия никогда в своей истории не жила так хорошо, как она порою жила при этом нехорошем режиме (и это касается практически всего, включая вроде бы забуцканную "свободу слова", хотя, пожалуй, не касается некоторых электоральных аспектов так называемой "демократии"), то в такой критике можно обнаружить массу полезного.
3. Не верить до конца никогда и ничему, кроме того, что ты видел или видишь собственными глазами, или видели собственными глазами люди, которым ты действительно доверяешь.

Травматические заметки.

"Тесное соприкосновение с отечественной медициной весьма снижает уровень лояльности к действующей власти. Из чего в принципе можно сделать дурной социологический вывод, что костяк лоялистского большинства все-таки составляют здоровые люди, а в «пятой колонне» обретаются болезненные слабачки, но я этого вывода делать не буду..."
http://irktorgnews.ru/avtorskie-kolonki-sergey-shmidt/travmaticheskie-zametki

Чистка девяностых.

Наблюдая за разнокачественными попытками "обеления девяностых" (Михаил Козырев регулярно провозглашает на "Дожде" в рекламке своей спецпрограммы, которая как раз для "обеления 1990-х: "время свершений, время, когда можно было реализовать любые мечты"), думаю вот какую мысль.
Полноценное "обеление девяностых" возможно только когда вымрут или количественно ослабнут люди, чей жизненный опыт сопротивляется этому обелению. Одна пропагандистская картинка может сменить другую - это нормально, так оно всегда и бывает. Но "цитадели личного опыта" практически неуязвимы для пропаганды, разве только она использует всю мощь гос.машины, как это было в СССР, но сейчас это невозможно технически, да и не нужно. Даже в случае гипотетического взятия под контроль условными либералами пропагандистской машины гос.ТВ, я уверен, что заводить эту машину на "пропаганду 1990-х" они не будут, ибо зачем?
Так вот. Успех "обеления 1990-х" возможен, когда не будет тех, у кого реальный опыт той жизни. Но прикол в том, что тогда же и по тем же причинам не будет и тех, кто невротически заинтересован в этом самом "обелении 1990-х". Субъект активности исчезнет. Поэтому "обеление" это - безнадежное дело.
Впрочем, всякое бывает. Когда Окуджава запевал про "комиссаров в пыльных шлемах", как раз наросло поколение, внутренне заинтересованное в оправдании Гражданской, дабы противопоставить светлую истину новорожденной советской цивилизации разоблаченным ужасам сталинизма. Может после Путина такой запрос и на "лучезарные девяностые" появится. У какой-нибудь постпутинской молодежи.
Ну и что, что есть фильм "Брат", который может запортить любую лучезарность? При Окуджаве тоже был роман "Тихий Дон", но никто же не сказал Шавловичу: "Что за хрень ты несешь? Совесть имей. Шолохова не читал что ли?"