July 7th, 2016

Два вызова и собственное пространство.

Философия пережила два вызова, каждый из которых запросто мог ее уничтожить, ибо делал ее фактически бессмысленной.
1. Религия. Христианство. Зачем философствовать (любить истину в смысле «поиска любовником предмета любви», то есть, искать истину), если она уже известна, дана-подарена и в нее следует просто верить?
2. Научная революция XVII века и последующее Просвещение XVIII века. Зачем философствовать, если можно все исследовать. Найти истину без какого-либо любовного отношения к ней. Достаточно просто исследовательского к ней отношения.
Интересно, что оба вызова философия создала сама. Сначала Сократ-Платон, а потом стоики подготовили все, что нужно для христианской концепции личности. А новоевропейскую науку философия просто сотворила собственными руками, еще и вооружила ее философскими обоснованиями ее методов.
Как и почему философия выжила, устояла перед этими двумя вызовами? – мне самому неведомо.
Более или менее понятно, зачем?
Философия могла бы приносить пользу в этаком… как не странно – практическом смысле. Заниматься смыслами, ценностями, моралью. «Оценками» в широком смысле этого слова.
Взять, например, вопрос с клонированием человека. Как по этому вопросу выскажется церковь понятно – однозначно, что нет. Не след воровать у Бога право творения. Варианты науки тоже понятны. Ее интересует, возможно клонирование или нет? Просто интересует.
А вот смысл клонирования человека? Нужно или не нужно этим заниматься с точки зрения «смысла» в большом и важном значении этого слова? Вот тут и может подключиться философия, как свободное и самостоятельное размышление о проблеме, которая не может быть решена «исследованием», для тех, кого разрешение проблемы «верой» по тем или иным причинам не является достаточным.
Это и есть философия (повторюсь) – свободное и самостоятельное размышление над вопросами, ответы на которые не могут быть найдены «исследованием», для тех людей, которых по тем или иным причинам не устраивают ответы со стороны «веры».
С атомным оружием, например, та же история. Религия скажет, что это орудие убийства, поэтому оно ужасно. На худой конец скажет, что оно должно быть использовано для уничтожения богомерзкого коммунизма (наверняка в США в эпоху ХВ хватало проповедников с такими заморочками).
С наукой тоже все ясно. Можно создать работающую атомную бомбу? Если, что то, как? Вот и вся композиция вопросов-ответов.
И только философия, отразмышлявшись, может сообщить людям, что атомное оружие это полезная вещь, уберегшая человечество от кровопролитнейших войн.

Философия и образование.

- Какая первостепенная задача у воспитания, основанного на, скажем так, "философии"?
- Научить правильно вести себя в ситуациях, когда все пошло не так, как вы рассчитывали, не так, как вы задумывали, не так как вы ожидали.
- Коротко говоря, научить жить в ситуациях, когда все идет не "по-вашему"?
- Ну да. То есть, в принципе "научить жить", ибо в жизнь это и есть процесс "не по-вашему".

Из записной книжки.

Помню, когда-то услышал остроумное про какого-то кадра: "С тех пор он очень духовно приподнялся".
PS: Арт. Троицкому удалось тоже остроумное (про Илью Резника): "С тех пор он очень духовно воскрепчал".

NN: "Теперь поговорим о том, что ОБНИМАЕТСЯ этим понятием".
Именно так - "обнимается", а не "обозначается".
И звучит красиво.

Правила хорошего Овертона.

О фб и не только.
"Зачем вы е...те гадюку сами? Дождитесь жабу".

"Люди грязи".
Особый тип людей. Где бы не появились, к чему бы не прикоснулись, о чем бы не сказали - тут же запах нечистот.

"Как человек, в котором еще до конца не иссяк запас простых человеческих симпатий к NN, с удовлетворением замечу, что в нем заговорила то ли совесть, то ли разум".

Не подскажете общепринятое название?

Я риторику не изучал, хотя жизнь заставила научиться опознавать, да и владеть основными приемами (уточняю это для некоторых любителей "пополемизировать" со мной в свое удовольствие - удовольствие я могу испортить быстро и даже надолго).
Но в связи с отсутствием знаний "по теории" я, конечно, не в курсе, как какой прием называется.
Вот как называется прием "отнесения к типичному", нацеленный в том числе и на то, чтобы протроллить собеседника унижающим его индивидуальность отказом считать его индивидуальностью?
Примеры, чтобы было понятно, о чем речь:
"Конечно, вы, как и все москвичи, думаете...".
"Как и всем провинциалам, вам кажется...".
"Понятно, что вы, как и большинство <тут вставляется любая "общность">, не можете знать, что...".
Короче, прием, думаю, всем известный. Может правда и не всем - я использовал его пару недель назад, собеседник даже не ткнул меня в него носом. На всякий случай замечу, среди настоящих риторов этот прием считается недостойным настоящих риторов. Собеседника надо уметь загнобить с полным уважением к уникальности его личности, через "отнесение к типическому" это сможет сделать любой дурак.
Так как НАЗЫВАЕТСЯ это прием?

Еще о названиях.

В социальной науке есть название для феномена "непреднамеренных результатов" следующего типа - попытка избежать предполагаемой ловушки приводит в эту ловушку.
Пример: поскольку в шесть часов вечера пробки, все, чтобы не стоять в пробках, выехали в пять, и... попали в пробки.
Этот феномен обозначается каким-нибудь понятием в социологической гранд-науке?
Я так понимаю, что если бы царь Эдип уже не был "занят" "эдиповым комплексом", то это могло бы называться "эдиповым результатом".

Вспомнить имя.

Прогуливая собаку по имени Снифф, слушаю наушниками романы Ивана Сергеевича Тургенева, ибо взять штурмом "Волшебную гору" Томаса Манна опять не удалось. Хотя довелось испытать интересное ощущение. Со Сниффом мы частенько передвигаемся среди корпусов Медицинского Университета и аффилированных с ним больниц. Герои Томаса Манна - все болеют, обсуждают болезни друг с другом и с врачами. Слушать их разговоры о болезнях среди гнездилища медиков - очень прикольно.
Так вот о Тургеневе.
Слушаю и задаюсь вопросом, почему при всем (не таком уж недавнем) тренде на необычные имена никто из модных семей не дает мальчикам отличнейшее старорусское имя - Африкан?

"Спорная" лексика.

Благородная дама семидесяти восьми лет от роду: "Сережа, вы читаете Тургенева? Это очень хорошо. Вы обратили внимание, что он постоянно вместо слова "сказал" стремится использовать слово "возразил"?
Я, конечно, не обратил на это внимания.
Но решил произвести частотную ревизию романов Тургенева на слова "возразил" и "возразила" (благо это можно сделать за секунду).
Результаты впечатляет.
"Дворянское гнездо" - 60 раз.
"Рудин" - 49 раз.
"Накануне" - 28 раз.
Интересно, что во многом построенные на спорах отцом и детей "Отцы и дети" - всего 17 раз.
Хотите сравнений с Толстым? Их есть у меня.
"Война и мир" - 5 раз.
"Анна Каренина" - 6 раз.
"Воскресенье" - 10 раз.
Замечу, что в короткой "Муму" - 7 раз. Больше, чем в "Войне и мире". И чем в "Анне Карениной".
Интересно, сам Тургенев обращал на это внимание?
Научное литературоведение говорит что-нибудь про это?

Тургенев.

Когда случился конфликт с нашим братоубийственным народом, зарубились не только на полях сражений, но и на разных старых темах - древние укры, Голодомор, можно ли считать украинский язык языком, если Тарас Шевченко письма писал по-русски?
А вот, как в описании И.С. Тургенева про украинский язык рубятся 180 лет назад. Андрей Тесля, может сгодится для цитирования.
Тут, кстати, кое-что напомнит знаменитый анекдот про "как кляты москали пыво називают".
"-- Где это Золотоноша? -- спросил вдруг один из мальчиков у Басистова.
-- В Полтавской губернии, мой милейший, -- подхватил Пигасов, -- в самой Хохландии. (Он обрадовался случаю переменить разговор.) -- Вот мы толковали о литературе, -- продолжал он, -- если б у меня были лишние деньги, я бы сейчас сделался малороссийским поэтом.
-- Это что еще? хорош поэт!-- возразила Дарья Михайловна, -- разве вы знаете по-малороссийски?
-- Нимало; да оно и не нужно.
-- Как не нужно?
-- Да так же, не нужно. Стоит только взять лист бумаги и написать наверху: "Дума"; потом начать так: "Гой, ты доля моя, доля!" или: "Седе казачино Наливайко на кургане!", а там: "По-пид горою, по-пид зеленою, грае, грае воропае, гоп! гоп!" или что-нибудь в этом роде. И дело в шляпе. Печатай и издавай. Малоросс прочтет, подопрет рукою щеку и непременно заплачет, -- такая чувствительная душа!
-- Помилуйте! -- воскликнул Басистов. -- Что вы это такое говорите? Это ни с чем не сообразно. Я жил в Малороссии, люблю ее и язык ее знаю... "грае, грае воропае" -- совершенная бессмыслица.
-- Может быть, а хохол все-таки заплачет. Вы говорите: язык... Да разве существует малороссийский язык? Я попросил раз одного хохла перевести следующую, первую попавшуюся мне фразу: "Грамматика есть искусство правильно читать и писать". Знаете, как он это перевел: "Храматыка е выскусьтво правыльно чытаты ы пысаты... " Что ж, это язык, по-вашему? самостоятельный язык? Да скорей, чем с этим согласиться, я готов позволить лучшего своего друга истолочь в ступе...
Басистов хотел возражать.
-- Оставьте его, -- промолвила Дарья Михайловна, -- ведь вы знаете, от него, кроме парадоксов, ничего не услышишь..."
(И.С. Тургенев, "Рудин").

"-- А что, этот барон, ваш новый знакомый, приедет сегодня? -- спросил Пигасов.
-- Да, приедет.
-- Он, говорят, великий филозоф: так ГЕГЕЛЕМ И БРЫЗЖЕТ...".
(И.С. Тургенев).
Если услышите от меня: "Так Дерридой и брызжет" - знайте, что это парафраз к Тургеневу.

Еще из Тургеневского "Рудина" кусочек. Уж больно то, что говорит один постоянной брюзжащий персонаж Тургенева про литературу, похоже на то, что можно сказать про... про партию "Яблоко", например. смайл.
"-- Я литературу люблю, да только не нынешнюю.
-- Почему?
-- А вот почему. Я недавно переезжал через Оку на пароме с каким-то барином. Паром пристал к крутому месту: надо было втаскивать экипажи на руках. У барина была коляска претяжелая. Пока перевозчики надсаживались, втаскивая коляску на берег, барин так кряхтел, стоя на пароме, что даже жалко его становилось ... Вот, подумал я, новое применение системы разделения работ! Так и нынешняя литература: другие везут, дело делают, а она кряхтит.
Дарья Михайловна улыбнулась.
-- И это называется воспроизведением современного быта, -- продолжал неугомонный Пигасов, -- глубоким сочувствием к общественным вопросам и еще как-то... Ох, уж эти мне громкие слова!"

Из записной книжки.

Не по Сеньке Кафка.

- Да он не обкуренный, а укурочный.
- В каком смысле?
- В смысле, что он смешной.

"Люблю, когда жабы увлекаются гадюками".

Из грязи в князи, из говнЫ в княжнЫ.

Из Томска сообщили, что среди абитуриентов юный панк с красивым кликанеймом - Громотыка.

- Знаешь ее?
- Кажется, знаю, но голой не видел, так что имеющееся знание не могу считать достаточным.

Разборы беспилотников.

К этому http://langobard.livejournal.com/7107647.html#t69468735
Разобрались с помощью wolk_off: ""Возразить" в XVIII-XIX веках имело значение вообще "ответить", вовсе не обязательно "ответить отрицательно". И да, Тургенев наиболее последовательно из тогдашних русских писателей употреблял этот глагол именно в значении "ответить"...".
Действительно. Подобрал парочку примеров из "Рудина". "Возражают", выражая полное согласие.
"-- Кто это? Господин Лежнев? -- спросил Пандалевский, как бы удивясь.
-- Да, Михайло Михайлыч Лежнев,-- ВОЗРАЗИЛ Волынцев..."
" -- С больной... как это говорится... с больного на здорового. Кстати, что вы думаете о бароне?
-- О бароне? Он хороший человек, с добрым сердцем и знающий... но в нем нет характера... и он весь свой век останется полуученым, полусветским человеком, то есть дилетантом, то есть, говоря без обиняков, -- ничем... А жаль!
-- Я сама того же мнения, -- ВОЗРАЗИЛА Дарья Михайловна. -- Я читала его статью...".
Интересно, что, как заметил gomazkov, у Даля этого нет: "возразить что кому или на что, говорить или писать против слов другого, выражать спор или сомнение; опровергать, оспаривать, прекословить, противоречить, быть возражаему".
Почему так? Ну у Даля не спросишь.