July 25th, 2016

История одной любви, рассказанная ее участником.

У него была не то, что любовь, а непреодолимое желание сделать ее счастливой, увидеть ее счастливой. Она вроде как очень заслуживала этого - стать счастливой. Но больше ничего у него к ней не было.
Он сделал ее счастливой, а потом, после этого... потом она стала ему неинтересной. И все стало неинтересно. И все закончилось.
После разговора с ним я долго думал о том, что подобная любовная история должна быть описана в мировой литературе. И не обязательно кем-то из русских классиков. Но ничего не вспомнил.
Не исключено, кстати, что то же самое могло быть, так сказать, с женской стороны.

Из философических переписок с друзьями (осторожно! ненорматив в лексике!).

"Сам понимаешь, я далек от почитания Артемона Лебедева, но готов признать, что вот эта мысль у него невероятно точна, да и сформулирована неплохо: "Мне удалось открыть главный секрет - если в России заниматься делом, то тут все заебись".
До чего хорошо сказано! Действительно безделье и общая неприкаянность в нашем отечестве может оборачиваться депрессией, отчаянием и прочими экзистенциальными хренососинами. Наша страна очень плохо приспособлена для тех, кому нечем заняться. Блин! Последняя фраза у меня получилась не хуже, чем цитируемая фраза Лебедева.
Так вот, если угодно измерять страны так называемой "цивилизованностью", то готов признать, что уровень цивилизованности страны определяется комфортностью условий в ней для бездельников или внутренне потерявшихся людей. И мы в этом смысле еще о как далеки от цивилизации".

Из разговоров "за спиной".

"С годами вся эта чушь у него может пройти. Увы, он лишен природного глубокого ума и это осложняет его ситуацию. В жизни же многие важные вещи можно вычислить просто логически, не испытывая своей шкурой. Нашему другу придется все постигать на своей шкуре. Ибо с соображалкой у него не очень...".

Прикольная история. Десоветизация по-британски.

В конце 2015 года в Оксфорде затеялось студенческое движение Rhodes Must Fall. Активисты выступили за низвержение мемориальной таблички (про Сесиля Родса) на здании колледжа Ориел Оксфордского университета и демонтажа вмонтированного в фасад здания памятника этому самого Родсу. Родс - икона британского империализма, апологет "несите бремя белых" (сколько сможете унести).
Студенты провозгласили, что такое недопустимо - в Оксфорде учатся африканские студенты, а там стоит памятник человеку, который утверждал, что африканцы это люди второго сорта.
Руководство сначала пообещало убрать табличку, потом не сделало и этого. Отказало активистам с хорошей аргументацией: мол, в колледже много чего построено на деньги империалиста-расиста. Негодяй, конечно, был не прав в национальном вопросе, но сносить памятник человеку, который большую часть своего состояния завещал университету, это тоже как-то неправильно. Короче, не тронули Родса.
Сейчас еще прочитал: "По данным СМИ, такое решение было принято под давлением спонсоров, которые пригрозили прекратить финансовую поддержку колледжа в случае сноса памятника. Как сообщает Daily Telegraph, более $2 млн пожертвований были отозваны меценатами после одного только решения о ликвидации памятной таблички".
Интересная фишка - деньги, как конечный аргумент в споре о том, что справедливо, а что нет. Что правильно, а что нет.
Ну а что поделать, если другие аргументы не работают?

О бессмысленности споров.

1. Осмысленный спор это спор либо о проверяемых фактах, либо когда спорщики договорились о едином источнике аргументации. Лютер и Католическая церковь в свое время не смогли договориться о едином источнике аргументации (понятно, что о фактах они спорить не могли) – один полагал, что таковым может быть только Святое Писание, другие полагали, что к Писанию надо добавить еще и Священное Предание – поэтому дискуссии между сторонами не получилось. И мы так и не узнаем, кто был прав.
2. Как я понимаю, диалог между астрономами и астрологами невозможен именно по этой причине. В том смысле, что дело даже не в фактах (астрологи, как я понимаю, могут натянуть на сферического коня в вакууме любые факты), а в отсутствии общего источника аргументации. По крайней мере, я пример астрономов и астрологов всегда привожу студентам, когда мы обсуждаем кейс Лютера.
3. Есть еще одно менее важное, но все равно важное условие осмысленности спора. К оппоненту следует испытывать что-то вроде простого человеческого уважения. Тогда спорится "по сути" ("по делу"), а не ради одной риторики и собственных психологических комплексов. Ибо нет желания опустить, унизить, выпотрошить собеседника, нет желания просто , самопрезентоваться и т.п. Мне, например, с годами стало невероятно сложно садиться за один круглый стол с теми, к кому я ничего кроме презрения не испытываю. Это, по сути, единственная причина, по которой я отказался принимать участие в паре круглых столов во время на позднем этапе т.н. Иркутской Топонимической.
4. Далее. Во времена, когда просто не хочется рисковать отношениями с теми, к кому ты относишься с уважением, можно не спорить с ними только потому, что не стоит рисковать хорошими отношениями с людьми, которых ты уважаешь.
В общем если взять то, что написано в первом абзаце и добавить то, что написано в четвертом (пронумеровал абзацы для того, чтобы было легче соединять первое с четвертым), можно сделать один простой вывод. В нынешние времена не имеет никакого смысла участие в спорах (уж не знаю, к счастью или к сожалению?). Разве что в виде исключения какого-нибудь. Но я, признаться, сейчас и не припомню таких исключений.

История от С.Я.

(цит.) "Вчера было забавно. В ленте П. обсуждалась олимпиада. И когда я высказал некие сомнения в обвинениях наших спецслужб (как они в дырку в стене подавали чужую мочу, и как они якобы убили двоих из службы антидопинга) - захотелось мне хоть каких-то доказательств - некий господин разочарованно мне написал: "а я-то считал вас образованным и интеллигентным человеком". Думаю, что буду этот пример приводить студентам".
Да, хороший пример. Для всяких дискурс-аналитиков и прочих "гитиков".

Сипягина.

Кроме знаменитых "тургеневских барышень" Иван Сергеевич художественно выписал еще женский типаж - он повторяется у него в разных героинях. Речь об этаких кокетках-стервозницах, но уже бальзаковского возраста.
Любой мужчина в возрасте за тридцать - пожалуй, что и за двадцать пять - мог бы пересказать своими словами то, что у Тургенева описано вот так. Осторожно! В первом предложении содержится не очень дружественное высказывание в адрес украинского народа (Цукерберг, как известно, за одну цитату из "Рудина" блокирует).
(цит.) "Валентина Михайловна была дочь очень ограниченного и не бойкого генерала, с одной звездой и пряжкой за пятидесятилетнюю службу, и очень пронырливой и хитрой малоросски, одаренной, как многие ее соотечественницы, крайне простодушной и даже глуповатой наружностью, из которой она умела извлечь всю возможную пользу… Она была умна, не зла... скорей добра, в сущности холодна и равнодушна... и не допускала мысли, чтобы кто-нибудь мог остаться равнодушным к ней. Валентина Михайловна была проникнута той особенной грацией, которая свойственна "милым" эгоистам; в этой грации нет ни поэзии, ни истинной чувствительности, но есть мягкость, есть симпатия, есть даже нежность. Только перечить этим прелестным эгоистам не следует: они властолюбивы и не выносят чужой самостоятельности. Женщины, подобные Сипягиной, возбуждают и волнуют людей неопытных и страстных; сами они любят правильность и тишину жизни. Добродетель им легко дается -- они невозмутимы; но постоянное желание повелевать, привлекать и нравиться придает им подвижность и блеск: воля у них крепкая -- и самое их обаяние частью зависит от этой крепкой воли... Трудно устоять человеку, когда по такому ясному, нетронутому существу забегают огоньки как бы невольной тайной неги; он так и ждет, что вот-вот наступит час -- и лед растает; но светлый лед только играет лучами и не растаять и не помутиться ему никогда! Кокетничать немногого стоило Сипягиной: она очень хорошо знала, что опасности для нее нет и не может быть. А между тем заставить чужие глаза то померкнуть, то заблистать, чужие щеки разгореться желанием и страхом, чужой голос задрожатъ и оборваться, смутить чужую душу -- о, как это было сладко ее душе! Как весело было вспоминать поздно вечером, ложась в свое чистое ложе на безмятежный сон,-- вспоминать все эти взволнованные слова, и взгляды, и вздохи! С какой довольной улыбкой уходила она тогда вся в себя, в сознательное ощущение своей неприступности, своей недосягаемости -- и снисходительно отдавалась законным ласкам благовоспитанного супруга!...".
В общем все сказано пусть и старомодно (что не удивительно (смайл)), то абсолютно точно. Особенно это: "Женщины, подобные Сипягиной, возбуждают и волнуют людей неопытных и страстных; сами они любят правильность и тишину жизни".
Но вот последнее предложение из отрывочка - про "снисходительно отдавалась законным ласкам благовоспитанного супруга".
Мужчины любят поломать голову - конвертируют ли замужние супруги свои безобидные успехи на флирт-фронтах в какую-то особую постельную страсть с законными супругами? Сведения на этот счет, мягко говоря, противоречивы. У Тургенева сказано как-то не очень внятно - имеет место особенная страсть при "законных ласках благовоспитанного супруга" или наоборот успехи на флирт-фронтах помогают легче переносить лёд устоявшихся отношений и ничего более? Скорее, второе. Даже точно второе.
Ответы на этот вопрос наверняка содержатся женских романах, но я их не читаю. Обсуждать такие темы с дамами приходилось, но очень редко. И, как я заметил выше, поступавшие сведения были противоречивы.
PS: Классики вообще прекрасны этим моментом – когда ты, например, в "старомодном" описании какой-нибудь героини из XIX века обнаруживаешь живых, знакомых тебе дам из XXI века.