October 16th, 2016

Не постмодерн.

(И.С. Тургенев, "Новь", 30-я глава, самый конец 30-й главы).
"Через несколько мгновений на пороге показалась Машурина - в том же самом платье, в каком мы ее видели в начале первой главы".
Одна из самых мыслеобразовательных фраз в истории русской литературы. Вы только подумайте, каков автор! Оказывается, к концу тридцатой главы романа (на его, романа, середине) мы должны помнить, в какое платье была одета Машурина в начале первой главы, то есть в начале самого романа. Еще бы, ведь в начале первой главы "МЫ ее ВИДЕЛИ". Да-да, не автор, а МЫ. И не слышали, не читали, а именно ВИДЕЛИ.
Вот эта игра автора с читателем это не постмодернизм, это что-то другое - интересное, что могло родиться в литературе, но почему-то не родилось.

Из записной книжки.

(о моднике).
- Как он?
- Плохо. Совсем растворил утратил индивидуальность в target group.

Слоган для клиники: "Занимайтесь здоровьем, а не шоппингом!"

В своем тазу ребенка не видит, а в чужом сперматозоид разглядит.

О сетевом хулиганстве.
Подкараулить за углом и затроллить.

- Каждый человек что-то умеет лучше, чем все остальные. Каждый может чему-то научить, потому что умеет это лучше других. Даже NN могла бы...
- Ой, эта-то что умеет и чему может научить?
- Ты не прав. Может она отработать одну тему. В формате мастер-класса.
- Какую?
- Как "лучше всех" поправлять бретельки бюстгалтера под блузкой.
- Ааааа, да. Тут ты прав.

Оруэлл 2.0.
В фейсбуке все заняты поисками Большого Брата, чтобы показаться ему, чтобы он на них посмотрел.

И.С. Тургенев, "Новь".

Одно из лучших описаний "русской пьянки" в русской литературе. Веничка Ерофеев, наверное, не оценил бы, но правда - очень классно.
"... Соломин - и тот заметил, что есть две манеры выжидать: выжидать и ничего не делать - и выжидать да подвигать дело вперед.
- Нам не нужно постепеновцев, - сумрачно проговорил Маркелов.
- Постепеновцы до сих пор шли сверху, - заметил Соломин, - а мы попробуем снизу.
- Не нужно, к черту! не нужно, - рьяно подхватывал Голушкин, - надо разом, разом!
- То есть вы хотите в окно прыгнуть?
- И прыгну! - завопил Голушкин. - Прыгну! и Васька прыгнет! Прикажу - прыгнет! А? Васька! Ведь прыгнешь?
Приказчик допил стакан шампанского.
- Куда вы, Капитон Андреич, туда и мы. Разве мы рассуждать смеем?
- А! то-то! В бар-раний р-рог согну!
Вскорости наступило то, что на языке пьяниц носит название столпотворения вавилонского. Поднялся гам и шум "великий". Как первые снежинки кружатся, быстро сменяясь и пестрея еще в теплом осеннем воздухе, - так в разгоряченной атмосфере голушкинской столовой завертелись, толкая и тесня друг дружку, всяческие слова: прогресс, правительство, литература; податной вопрос, церковный вопрос, женский вопрос, судебный вопрос; классицизм, реализм, нигилизм, коммунизм; интернационал, клерикал, либерал, капитал; администрация, организация, ассоциация и даже кристаллизация!...".
PS: Кстати, о "постепеновцах". Насколько удобнее было в XIX веке пользоваться этим словом. Не то, что нынешние "системные либералы", "сислибы" так называемые.

О конформизме.

Если люди перестанут проявлять конформизм в малозначительных для себя вещах, все пойдет вразнос. Общество держится в том числе и на том, что люди легко проявляют конформизм в вопросах, которые для них не очень важны. Вообще никаких "вопросов с претензиями" к конформистскому поведению такого рода быть не должно.
Не должно быть "вопросов с претензиями" и к ситуациям, когда люди поступаются вроде бы ими же и провозглашенными принципами ради того, чтобы не создавать проблем для других людей - близких, в первую очередь.
Во всех остальных случаях - когда человек имел возможность "воевать за себя в одиночку", но не воспользовался этой возможностью - "вопросы с претензиями" имеют право на быть.
Хотя... если по большому счету, то и это - личное дело каждого. В которое не след совать нос чужому человеку.

Грозный Сталин.

Об Иване Грозном, который растлил тысячу девственниц и съел десять тысяч детей, о чем нам поведал в своих мемуарах рыцарь-бакалавр Джером Горсей, объявленный министром культуры России "клеветником России".
Я плохо себе представляю, возможен ли действительно научный спор об исторической истине применительно ко временам более чем 400-летней давности (учитывая, что новые источники скорее всего уже никогда не появится, а старые обсосаны вдоль и поперек). Однако за Грозным числится достаточно вполне убедительных для оппонентов-государственников (вроде МЕНЯ, кстати) и намного убедительно доказанных грехов, чем убиенные невинные и прочие растленные девственницы. И в первую очередь - судьба его "политического наследия", а именно ситуация, в которой русское царство оказалось в конце шестнадцатого - начале семнадцатого веков. Я к тому, что и без свидетельств Горсея про растления вполне можно обойтись людям либеральных взглядов в этих спорах.
Но я тут не столько про Грозного, сколько про некоторые правила риторических войн.
Эффективны те выпады, которые осуществляются на языке оппонента и как бы в рамках его картины мира. Давно заметил, что аргумент "если Сталин создал такое великое государство, то чего же оно исчезло, не дотянув даже до конца XX века" действует на сталинистов гораздо убедительнее, чем "списки репрессированных", мемуары о репрессиях и даже семейная память. В ответ на сей аргумент сталинисты в 99 случаях из 100 говорят, что страну угробили "предатели". "Так сколько еще надо было Сталину уничтожить предателей, чтобы страну некому было гробить?" - вопрошаю обычно я. Дальше идет разнообразное, самое интересное из которого то, что оно по сути повторяет знаменитое сталинское про "не дорезал несколько боярских семейств".
Разумеется, аргумент и для либералов: "Вы можете бесконечно воспевать свободы 1990-х, но объясните, почему 1990-е экономически закончились дефолтом, а социально-политически избранием подполковника КГБ президентом России в первом же туре?" - действует на них не хуже, чем вышеозначенный на сталинистов. И в ответ, конечно, обычное - про "не дорезали". Не запретили КПРФ, не люстрировали КГБ.
PS: Для "гражданского мира" замечу, на всякий случай, что я из тех, кто не считает, что границы между разными политическими мировоззрениями и уж, тем более, между разными прочтениями отечественной истории совпадают с этическими. И кучу раз в этом убеждался. Так что, если кого этот постинг не устраивает, то акцентирую, что он про Сталина и Грозного, а не на чей-то личный счет.

Сталинки.

Живу теперь в т.н. "сталинском доме". Упрощенной послевоенной конструкции - то есть без внешних "завитушек". Да и формально построен - после Сталина. Потолки высокие. Но у нас навесные. Сегодня были с ЕВ у дедушки-соседа - у него еще выше. У него настоящие. Ну просто явно выше, чем во всех нынешних "элитных новостройках" (я про многоквартирники, в коттеджах бывает по-всякому).
А зачем архитекторы тех времен хреначили такие высокие потолки? Строилось это все ведь не для трудящихся, для "начальников среднего звена" Зачем делались такие потолки-то? Чтобы "дворянством" себя ощущали, но про боярство не думали?

Афразийство.

Поскольку сейчас месячник памятников (кстати, не расслабляйтесь - сегодня ночью в Москву привезли Владимира Крестителя, так что после Грозного "продолжится" без перехода; рекомендую всем "освежиться" в Википедии, пригодится), размышляю над идеей В.Д. об увековечивании памяти о хане Батые и Льве Гумилеве одновременно.
Мой вариант памятника. Хан Батый кормит посапывающего у него на коленях Льва Гумилева из соски. Кровью Чадских жирафов.

Победа!

Как бы там ни было дальше, чего бы там с нами не случилось, но тот факт, что граждане США узнали о существовании России и Путина прямо из президентских дебатов, означает, что наше "десятилетие позора" (1990-е) искуплено и на американов можно забивать болт.
Ну и гайки раскручивать, естественно. Цель-то достигнута. К чему еще стремились-то? Вроде все сделано.
Впереди, конечно, Константинополь. Но зачем перескакивать через этапы?