December 6th, 2016

"Записки вашего современника" Ярослава Голованова.

Весной 1989 года пошла очередная серия разговоров о первом в истории полете журналиста в космос. Дело шло к тому, что первым журналистом в космосе мог оказаться японец. Горбачев осенью того же года заявил "Правде", что первым должен полететь советский журналист, а не японский.
Предварительным отбором выделили десяток советских журналистов, включая Голованова, вывезли всех в специальное место и приступили в начале 1990-го года к их многодневному медицинскому обследованию.
Запись Голованова от 06.02.1990: "... Ночью за стеной Крикун и Федоров спорили о том, надо ли отказываться от Звезды Героя Советского Союза, или все-таки взять ее, поскольку это ведь народ награждает, а обижать народ не гоже. Господи! И они в космос собираются лететь!"
Юрий Крикун - Гостелерадио Украины; Александр Федоров - "Рабочая трибуна".
В этом споре о Звезде Героя можно обнаружить многое, что вы хотели знать про советскую интеллигенцию, про эпоху перестройки и про советскую интеллигенцию в эпоху перестройки.
PS: Горбачев, кстати, свое обещание не сдержал. Первым журналистом в космосе в начале 1991 года стал японец Тоехира Акияма. Замечает Голованов, возможно тот и написал что-то на японском про этот полет, но, например, на русском языке никто ничего им написанного не видел. Может, Звезду Героя Японских Островов получил?
Википедия правда сообщает, что японец слетал в космос не в начале 1991 года, как у Голованова, а в декабре 1990-го года. Она же сообщает, что это был не просто первый журналист, но и первый японец в космосе.
Как я понимаю, журналистские полеты в космос не прижились.

Из записной книжки.

Читать чужие деньги.

Учитель птичьего языка.

- … он смотрел на многосинеокую реку…
- Как это - "многосинеокая река"?
- Это когда лед покрыт чистым-чистым снегом. А рыбаки в нем проруби навертели. Ты смотришь сверху, а река смотрит на тебя голубыми глазами, которых много-много.

Фраза для хипстерпанковской книги или фильма: "Только массовые расстрелы велосипедов спасут Родину".

"Был у него в гостях. Он УГОЖДАЛ вином...".

Название для текста об инновациях в России.
"Пошехонская новизна".

Запах Конституции.

В 1822-25 гг. декабрист Никита Михайлович Муравьев наваял "Конституцию", которая стала как бы программным документом Северного общества декабристов.
В отличие от Пестеля с его "Русской Правдой" Муравьев видел "Россию без Путина" конституционной монархией, а не республикой, федерацией, а не унитарным государством. Федерация должна была состоять и 13 держав и 2 областей.
Самой маленькой по населению (всего 250 тысяч.) должна была быть "Ленская держава" с центром в Иркутске.
Бог с ним, с Муравьевым, просто хотел рассказать, что во времена СССР с его 15 республиками, меня удивляло, что один из декабристов видел Россию будущего тоже состоящей из 15 частей.
Столицу, кстати, Муравьев собирался переносить в Нижний Новгород, который должен был быть переименован по таком случаю в Славенск.
PS: Умер автор первой русской Конституции в 1843 году в селе Урик. Это рядом с Иркутском. Сложно сказать, на какие именно поля смотрел в последние годы жизни первый русский конституционалист. Возможно на те околоуриковские поля, из которых осенью 1988 года привозили зерно на зерновой ток, на котором работал лопатой я. Возможно на те околоуриковские поля, на которых собирал тогда же картошку мой друг П.Р.
Хорошо помню, что и то зерно, и та картошка отчетливо пахли Конституцией.