January 10th, 2017

Вопрос к американистам.

Может ли в США один штат объединиться с другим штатом? Есть в государственном законодательстве какие-то варианты для этого?
Грубо говоря, может махонький Вайоминг слиться с кем-нибудь из соседей? Например, для того, чтобы, когда Пуэрто-Рико станет американским штатом, в США осталось ровное и красивое количество штатом - пятьдесят.
Бывали ли такие проекты объединений штатов?

Улицы для поцелуев.

По телевизору сказали, что советские люди стали целоваться публично (на улицах) после французских фильмов. Как я понимаю, где-то к началу семидесятых целующиеся парочки для советских горожан стали вполне нормальным явлением.
По крайней мере, сколько я живу, это уже никого не смущало. Интересно, кстати, что до конца 1980-х курящие на улицах женщины за пределами обеих столиц были крайне экзотичным явлением. Женское курение было делом исключительно "комнатным".
Так вот о поцелуях. Взываю в свидетели всех, кто помнит в сознательном возрасте - пусть не 1970-е, но 1980-е. Есть у меня уверенное ощущение, что в 1980-е на улицах целовались БОЛЬШЕ (и значительно больше), чем сейчас. И парочки обнимались "теснее", чем сейчас.
Может, это было каким-то стихийным отрицанием советского пуританства? Может, это было преддверие сексуальной революции, развернувшейся в конце 1980-х и продолжавшейся то ли до середины, то ли до конца 2000-х?

Впрочем, вышло по-другому...

К любимейшей теме - крайние прогнозы не сбываются, но сбывается что-то среднее между полярными предвидениями будущего. Иначе: то, чего все ждут, происходит, но совершенно не в том виде, в каком этого ждали.
Вот весь XX век пугали "массовым обществом", "обществом потребления". "Бездуховностью" пугали, "человейником", утратой индивидуальности, концом личной самостоятельности...
И все в рамках дуалистической картины мира.
Вот на этой стороне буржуазность, эгоизм, императивы бесконечного накопления капитала и бесконечного потребления. На другой стороне всяческие "духовные ценности", начиная с самых простых вроде "книжки люблю читать" или разнокалиберного жизнетворчества и заканчивая всякими лютыми форматами вроде жертвенности и странничества.
А получилось-то чего? Получилось общество жизнетворческого потребления. Не массовое общество, устраняющее индивидуальность - то, что так пугало Ортегу-и-Гассета и др. - а общество, в котором люди склонны заниматься полноценным строительством своей уникальной индивидуальности в... массе. Люди склонны ко вполне творческому самовыражению, но через вполне обывательское потребление. Что ставит крест на привычном дуализме самовыражения и обывательства.

Пьер Менар, автор "Варшавской мелодии".

Вчера посмотрел сначала "Варшавскую мелодию" в постановке театра на Малой Бронной. Потом посмотрел "Варшавскую мелодию" с викингом Козловским в главной роли. Потом посмотрел (впервые в жизни) каноническую постановку "Варшавской мелодии" 1969-го года с Михаилом Ульяновым и Юлией Борисовой.
Вы знаете, что я не брюзга и считаю, что сейчас намного лучше, чем всегда, но я был просто потрясен тем, насколько известный мне Михаил Ульянов и неизвестная мне прежде Юлия Борисова из 1969 года играют ЛУЧШЕ, чем Даниил Страхов и Юлия Пересильд на Малой Бронной и чем Даниил Козловский и Урсула Малка я забыл в каком театре. У меня на какое-то время возникло отчетливое ощущение реальной деградации российского актёрства. Ощущение это я отогнал, ибо все-таки не совсем спортивно сравнивать актёра Ульянова и актёра Козловского. Слишком разные исходные возможности. Хотя может и в целом с подготовкой актёров стало не всё в порядке.
Но я немного про другое - на тему "Пьер Менар автор Дон-Кихота". Про то, как одни и те же тексты по-разному считываются в разные времена.
"Меня папа учил русскому языку. Он говорил: когда-нибудь тебе это пригодится",- говорит польская девушка русскому ухажеру в 1946 году. И публика 1960-х наверняка это считывала как оптимистическое: папа предвидел, что Польша станет братской и социалистической. Публика 2010-х это считывает как грустное: папа предвидел, что русские опять "оккупируют" Польшу. А фраза-то одна.
Сейчас это пьеса про беспощадную тоталитарную власть, отобравшую у маленьких хороших людей их личное счастье, разлучившую их.
А тогда? Тогда, наверное, это была пьеса про то, что ЖИЗНЬ разлучила людей.
Такой вот "перевертыш" жизни и власти в восприятии.

Топонимические миры.

"... есть популярная декабристская легенда о том, что простые солдаты, вовлеченные элитными офицерами в бунт на Сенатской площади, были убеждены во время знаменитого мятежного стояния на этой площади, что стоят они за правильного царя Константина и жену его Конституцию..."
http://irktorgnews.ru/avtorskie-kolonki-sergey-shmidt/toponimicheskie-miry