March 16th, 2017

Социальные инстинкты.

В ХХ веке неприятным открытием для левых стало то обстоятельство, что "национальное" в людях оказалось сильнее "социального". Грубо говоря, польский рабочий и польский крестьянин на Висле в 1920 году принялись стрелять в еврейских комиссаров и в русских красноармейцев, а не в своих панов-офицеров. То же самое потом сделают немецкий рабочий и немецкий крестьянин в 1941 году.
Интересно, в глобализации XXI века не станет ли неприятным открытием для либералов, что после разрушения наций в людях выходит таки на приоритетное место "социальное"? Почти так, как это заповедал Карл Маркс.

Из обсуждений политической культуры России.

"Я бы так сформулировал нашу национальную идею: "Пусть мы будем жить плохо, зато так, как мы хотим". Скажете, что это что-то детское? Подростковое? Так вы только комплимент этим сделаете. Ведь это будет означать, что все у нас молодо и зелено, а не старо и дряхло... Как говорится-поется, "вот такая, блин вечная молодость"".

Филотерапия.

Из обсуждений функций и смыслов философии.
"Вот была олдовая философия. С онтологией, с гносеологией и даже с "поворотом к человеку", который начался то ли с софистов, то ли с Сократа и достиг выдающихся результатов у киников, эпикурейцев и стоиков. Что случилось за прошедшие два с половиной тысячелетия? Философия, словно бывшая империя, потеряла все свои колонии. Онтологию забрала себе наука. В вопросах понимания и описания действительности она добилась явно больших успехов, чем философия. Гносеологию забрала себе научная методология. Что касается "поворота к человеку", но туда пролезла психология, которая занялась проблемами человеческого, проблемами человеческого существования, и ответами на важный вопрос "как, собственно, жить?" Осталось ли в "человеческом" место именно для философии? Наверное, да. Там, где речь идет о проблемах, связанных с самим фактом существования (экзистенциальными проблемами), то есть, в которых нет личностной конкретности. Философия может там помогать, направлять, утешать... Боэциевский мем "утешение философией" не потерял своей актуальности. Так что этакая "филотерапия" - исцеление мудростью, исцеление философсвованием - вполне возможна".

Критериальные указатели.

В любом вопросе мне нравится не прояснять сущности (я не любитель понятийно-терминологической работы), а искать простые критериальные показатели, по которым можно определить наличие этой сущности.
В обсуждении доклада об исследовании "репутаций", в частности, "научных репутаций", я предложил, с моей точки зрения, простейший и точнейший критерий: ученый с полноценной научной репутацией этот тот, кто никогда не платит за свои публикации - ни в каких "ваковских" и "скоповских" ("ринцевских") журналах. Вот и все. Точнее критерия, на мой взгляд, не сыскать.
Хотел даже сказать, что сверхученого можно опознать по гонорарам, которые ему платят журналы, но сейчас это такая редкость (если вообще существует), что не стал про это.
Кстати, хороший критерий для определения "статуса" (не путать с "репутацией") - количество (процент) мероприятий, которые человек посещает не по купленным им билетам, а по пригласительным. Это, впрочем, другая тема.

Близнецы.

А я и не знал, что поручик Мартынов, укокошивший Лермонтова на дуэли, тоже был писателем-поэтом.
Читаю: "Стихотворные и прозаические художественные произведения Мартынова немногочисленны: поэма «Герзель-аул», в которой усматривается подражание «Валерику» Лермонтова и вместе с тем полемика с ним, повесть «Гуаша» опять-таки с чертами полемики в адрес Лермонтова и его «Героя нашего времени», ряд стихотворений — оригинальных и переводных. «Его стихи нашли бы место среди массы посредственных стихов, печатавшихся в то время…» - писал исследователь О. П. Попов".
Так Мартынов, оказывается, был непризнанный бездарь... тьфу, непризнанный гений - типа нынешних "прозарушников" и "стихирушников".
Ну дык! Как говорится, это многое объясняет.
Предлагаю обойтись без комментов на тему Лермонтов с его ужасным характером сам виноват. Я всю эту историю, разумеется, неплохо знаю.
Просто действительно не был в курсе, что чувак графоманил потихоньку.
Тот же исследователь О.П. Попов писал: "Вместе с тем Мартынову присущи (и проявляются в его текстах) повышенное самолюбие, нетерпимость к иному мнению, определённая жестокость характера".
То есть они еще и психологические близнецы с Михаилом Юрьевичем.
"— Поразительно! Как будто его портрет!
— Да, любопытный пример возврата к прошлому и в физическим и в духовном отношении. Вот так начнешь изучать фамильные портреты и, пожалуй, уверуешь в переселение душ. Он тоже Баскервиль, это совершенно очевидно.
— И метит в наследники.
— Безусловно. Этот случайно попавшийся мне на глаза портрет помог нам восполнить один из самых трудных пробелов...".

Из записной книжки.

NN в совершенстве владела одним из самых страшных риторических инструментов - никогда никого не ругая, она могла похвалить человека так, что он чувствовал себя после этой похвалы полностью раздавленным и уничтоженным.

Ольга Романова рассказывает об устройстве криминального мира: "Есть "стремяги" - те, кто стремится встроиться в воровскую систему.... Есть "бродяги" - они могли бы быть ворами в законе, но не хотят этого делать...".
NN: "Бродяги это типа боддисатвы криминального мира".

NN объясняет... кажется, объясняет, что такое "фракталы".
"Представьте себе нашего иркутского бабра, а в зубах у него бабр, у которого в зубах бабр, у которого в зубах бабр...".
Задумчиво глядя куда-то в сторону: "И мы все отрываем одного бабра от другого, все пытаемся найти того самого соболька, на котором закончится эта дурная баброва бесконечность, а соболька все нет и нет - и в зубах у каждого бабра следующий бабр...".
PS: "Соболёк Апокалипсиса".

Для фейсбучного юморка.
Любой каприз за ваши лайки.

Из теории брендов. (цит.) "ПРИЧИНЫ ДЛЯ ВЕРЫ - совокупность рациональных и эмоциональных причин, по которым потребитель верит в обещание вашего бренда. Иначе - ПРЕДИКТОРЫ ПРАВДЫ".

О настоящем нарциссе.
"Даже если он упадет в выгребную яму, то он будет в восторге. Ведь это же ОН упал!"