May 8th, 2017

Из записной книжки.

О стихах Беллы Ахмадулиной.
"Поэзия без скелета".

Название для сборника мемуаров: "ВоспомиРание".
PS: "Старики вспомирают", "Сборник воспомираний".

А комплиментом станет компромат...

NN: "По характеру он - ЛИДЕРЩИК".
(забавное слово, еще и с отголоском leadership).

С.И. хотел процитировать старый еврейский афоризм: "Ребята, как говорил раввин из Кременчуга, делиться надо не только долгами, но и прибылью". Но оговорился и у него получилось: "Делиться надо не только ДЕНЬГАМИ, но и прибылью".
Так еще лучше.

"Женщины за женщин у нас не голосуют, конечно. Точнее так - голосуют, но за этаких "начальниц" и таких, в которых не видят соперниц в женском смысле. Грубо говоря, голосуют за Людмилу Прокофьевну из первой серии "Служебного романа". За Людмилу Прокофьевну из второй серии - не голосуют".

Стёб.

Когда в русском языке появляются слова "стеб" и "стебать"?
Я услышал их во второй половине 1980-х. Так поздно, что я, например, при самом первом прослушивании "Мочалкин блюз" не знал, что значит "застебать"? Хотя мне сдается, что в похожем значении "стегать" (кого-то) я слышал раньше.
А самое начало "стёба" это когда? И где? В Питере?
У этого слова есть не до конца понятная мне загадка. Оно не уходит из языка. Нынешние шестнадцатилетние им пользуются. Почему? Откуда такое долгожительство? Если вспомнить "Мочалкин блюз", "мочалки" толком не пережили 1980-х. Ну или 1990-х. А "стёб" пережил.
PS: Студентам, для того, чтобы привлечь внимание к "Похвале глупости" Эразма Роттердамского, я говорю, что это произведение - изобретение стёба как жанра. Но это педагогическое преувеличение (важное, кстати, понятие - копирайчу). Или нет? Если нет, то что в классике мировой литературы можно считать первым стёбом?

Вчера закрыл один забавный гештальт.

С 1980-х годов врезалась в память сверхразгромная рецензия на то ли на новейшую пьесу А. Гельмана "Скамейка", то ли на какую-то из первых ее постановок. Я был очень читающим подростком, читал "Литературую газету" (и не только 16-ю страницу, и не только страницу про международную обстановку), видимо наезд на "Скамейку" там и прочитал.
Сейчас взгуглил - первая постановка во МХАТе Олега Ефремова в 1984 году. Вроде бы сходится. И год, когда я мог это прочитать, и "Литературка". Постановки Ефремова это вполне уровень для мочилова в "Литературке".
В общем, больше тридцати лет собирался посмотреть, что там за "Скамейка" такая?
Вчера впервые посмотрел в нашей Драме. Мои домиковые укатили на Аршан, поэтому смотрел один на двух приобретенных местах. Правда приобретенными местами поменялся - пожилой паре слишком дула "вентиляция" на их местах - но поменялся строго два на два. смайл
Наконец-то я узнал, про что пьеса "Скамейка"и стало понятно, что там возмущало критика времен Черненко. О пьесе прочитал интересную фразу: "образец советской поствампиловской драматургии".
Видимо да - типичная "поствампиловская драматургия". Попытка соединить "а ля чеховскую анекдотичность" старшесынского Вампилова с "холодной трагедийностью" утиноохотского Вампилова. В иркутской постановке многовато финальной слезности (Вампилов - не слезный автор), но думаю, что в разных постановках разное. Опять же это "пост" - "поствампиловская", а не "неовампиловская" драматургия.
Общее впечатление. Все надо читать и смотреть вовремя. И "Скамейку" надо было смотреть или читать в доперестроечную часть 1980-х. Кто-то посмотрел вовремя.

Выборы во Франции.

(цит.) "Как сообщает агентство Reuters, по официальным данным, рекордные 11,5% бюллетеней были пустыми или испорченными".
Круто.
У них нет "против всех", как я понял.
Интересное про пустые бюллетени. У нас по-моему все желающие послать чуму на все дома портят бюллетени. Никогда не слышал, чтобы кто-то бросал пустой бюллетень.
Хочется, конечно, запустить тему "литературоцентричности" отечественного человека, мол, не может не оставить какие-нибудь письмена. Но не буду. Явно дело в том, что боятся, что в пустой бюллетень галочку поставят за тебя.

"… розоватых брабантских манжет".

Читаю "Подвиг" Набокова. Наткнулся на интересное - классовое, сословное.
Как обычно у Набокова, большую роль играет детство, всякие детские мечты героя, воспоминания о детстве. Так вот о мечтах.
(цит.) " Сколько раз на большой дорогe своей мечты он, в баутe и сапогах с раструбами, останавливал то дилижанс, то грузный дормез, то всадника, и дукаты купцов раздавал нищим. В бытность свою капитаном на пиратском корветe, он, стоя спиной к гротмачтe, один отбивал напор бунтующего экипажа...".
На капитана, отбивающегося от бунтовщиков, обратите внимание. Советский книжный мальчик, воспитанник эгалитарного общества, таковым себя не воображал. Он мог вообразить себя лидером бунта против капитана и только так. Команды настоящих капитанов Бладов не бунтовали, а слушались лидеров в постоянном противостоянии с "системой".
А вот герой Набокова, который в принципе и в благородного разбойника, грабителя богатых и радетеля за бедных, мог в мечтах перевоплощаться, все равно мог оказаться аристократической жертвой бунта, подавителем бунта, а не его участником.
Но в принципе все у Гумилева сказано со всеми гумилевскими красивостями.
"Или, бунт на борту обнаружив,
Из-за пояса рвет пистолет,
Так, что сыпется золото с кружев,
С розоватых брабантских манжет...".
У Набокова просто интересно, что в стык с "робингудством" выстроилось.

По поводу нового президента Франции.

Ну "Эммануэль" - ладно. Это считай, что классика. "Повлияло" и все такое.
Но я до сих не пор не понимаю, что наша перестроечная страна нашла в "Греческой смоковнице", которую смотрели сначала в подполье, потом в каждом видеосалоне? Ведь были же сотни, если не тысячи т.н. "эротических" фильмов, которые были в сто раз прикольнее этой "Смоковницы".
Что скажут спецы в социальной антропологии 1980-х?

Заигрывание с контекстом.

Лев Лурье о том, как в 1990-е стал из историка журналистом: "Я человек ленивый, ни на чем сосредоточиться особенно не могу и поэтому много всего поверхностно знаю. Знаю контекст — что для журналиста очень важно. Те, кто знает про Леви-Строса, обычно не знают про футбол, а те, кто знает про футбол, не знают про Леви-Строса. А я знаю немножко про Леви-Строса и немножко про футбол".
Не уверен, что то, о чем он, это нужно журналистом. Но для т.н. "колумнистики" это то самое оно.
Суть гуманитарного стиля мышления - и по идее, обучение этому должно быть одной из целей гуманитарного образования - способность к бесконечному манипулированию контекстом.
В эпоху Википедии эту цель достигать все сложнее. Википедия дегуманитаризирует гуманитария. Хотя казалось бы - с ее-то возможностями вики-сёрфинга!

Из записной книжки.

Тихо подкрался сзади и осторожно написал на спине мелом: "Плюнуто".

Название для удобрения: "Кайнозём".

Брутанг – тип брутального пацанелло. Брутанго – танец с брутангом.

- Мы его ССП называем.
- Это его инициалы что ли?
- Нет, это "Сам Себе Памятник".

"Ну это педагогическое преувеличение…"

Девиз.
В цепях, но не на цепи!

Забытый кровопереливец.

Лев Лурье про "учебник" для офицеров жандармского корпуса Российской империи.
7 страниц про анархистов. Очень много страниц про эсеров. И всего ОДНА страница про большевиков. Сказано, что большевиками руководят Владимир Ульянов и Александр Богданов (больше никто персонально не упомянут). К Ульянову в скобках дописано – брат казненного Александра Ульянова.
Это все. До прихода к власти "партии одной страницы" из учебника остается совсем немного несколько лет.
Жалко, конечно, Александра Богданова. Практически забыт. А ведь единственный кроме Ленина, кого враги учебником почтили.
В 1912 году Богданов вообще отошел от политики. Занялся науками, разными – от экономической до медицинской.
Правда символическая у него получилась последняя работа в Советской России: 1926-1928 - директор Государственного научного института переливания крови. Прочитал, что умер, ставя эксперимент на себе.

Хочу поинтересоваться (не сочтите за неделикатность).

Вот читаю Набокова, вспоминаю Бунина. Образ "революционных красных" - образ грабящих. Не столько убивающих, сколько грабящих.
Ну вот только что прочитанная набоковская фраза: "Мартына как-то мало тревожило, что оно так и есть, что вон тот спекулянт с пепельным лицом и с каратами в натeльном поясe, останься он на берегу, был бы и впрямь убит первым же красноармейцем, лакомым до алмазных потрохов...".
Понятно, что память обоих как-то преувеличивает (особенно Набокова), но все-таки... Грабили ведь - однозначно не только национализировали, но и себе оставляли.
Так вот вопрос.
А у кого-нибудь в семьях сохранилось что-нибудь, чем удалось предкам разжиться в революцию и гражданскую? Или кто-нибудь встречал такие семьи?
Я вот ни разу. Но я из краев, в которых не было дворянских усадеб, до которых можно было добраться в эпоху смуту. А вот в матричной России что-нибудь в семействах потомков должно было сохраниться. Хоть кусочек фарфорового сервиза или серебряные часики какие-нибудь.

Никто не?

Среди читающих этот аккаунт есть любители фантастики. Наверняка в том числе и те, кто читали в поздние советские годы фантастические рассказы в журнале "Техника молодежи".
Где-то в начале 1980-х там был такой рассказ.
Из будущего на машине времени ближе к дате Ледового побоища в прошлое имени Александра Невского посылают исследователя. Ему устраивают этакую защиту (вставляют какую-то спираль в шлем или что-то такое). Исследователь сражается с тевтонцами на льду Чудского озера, с него сбивают шлем, он гибнет. В конце рассказа - разговор выживших воинов князя Александра Невского. Одного, помню, зовут Митрий.
Товарищи любители фантастики! Не помните ничего такого? Название? Автора?
PS: Найден. Андрей Михаловский. "Давным-давно". Кто такой автор и чем еще знаменит - не знаю.
Оказывается историк из будущего там не погиб, а безвозвратно превратился в личность из прошлого.