June 16th, 2017

Игровые зоны.

Иногда, бывая в моллах, обсуждаю с друзьями-приятелями позитивную и конструктивную идею "игровой зоны для политологов".
Мне кажется, это классно бы выглядело. Обустраивать в местах скопления граждан этакий огороженный закуток, в который можно было бы выпустить политологов, насыпать им туда игрушек и умиляться, как они там копошатся, веселятся гукают-агукают.

Немножко "про манипуляции".

К одному вчерашнему посту. Немножко "про манипуляции".
Если у человека останется ощущение, что вы действительно хотели ПОНЯТЬ его позицию, он, скорее всего, сможет простить ваше несогласие с его позицией, по крайней мере, спокойно к этому несогласию отнестись.
И более того, он может - ради вас, такого необычного на общем фоне и внимательного к нему - собственную позицию изменить.
И будет у вас в "послужном списке" редкая редкость - люди, которых вам удалось переубедить.

Некоторые банальности на любимейшую в Россию тему – "мы и они"!

На Западе порядок построен на СВОБОДНОМ САМООГРАНИЧЕНИИ.
У нас – на внешнем принуждении, надзоре (контроле) и наказаниях. У русской власти всегда были большие проблемы с интерриоризацией (процедура перемещения власти внутрь управляемого, иногда с практическим исчезновением ее в качестве внешней силы). Власть всегда предпочитала - для надежности - давить извне, внутрь толком не попадая, а нередко просто не заглядывая. Власть, в принципе понимая, что пока она зиждется на только одной силе, она не совсем власть, пыталась время от времени экспериментировать с агитацией и пропагандой (в СССР), с технологиями (в т.н. "новой России"), но успехи в интерриоризации были либо кратковременны, либо сугубо формальны, либо просто скромны.
А жажда свободы в человек остается всегда, ибо встроена в него то ли Богом, то ли природой. Поэтому гармонии между властью и человеком без интерриоризации власти нет и быть не может.
Поэтому у нас – в ситуации, когда власть извне, а не внутри - свобода становилась бунтом. Свобода у нас это разрушение условного Замка ("кафкианского", если угодно) или храма, а не их строительство.
А у них свобода это некая созидательная деятельность свободной творческой личности – от предпринимателя и ученого до художника и ремесленника (от какого-нибудь гончара до какого-нибудь программиста).
Суть "русской свободы" поймет каждый, вспомнив испытанное в детстве наслаждение, когда удавалось как-то обмануть взрослых, а иногда и даже "навредить" им. Тот, кто несся прочь сквозь кусты, слыша как за спиной рушится стекло в окне кабинета директора школы или учительской, куда секунду назад этот запузырил каменюку - тот и был свободен. В этот момент. По-настоящему. Остальные - нет. Я, например, не был. смайл.
Поколение перестройки еще может вспомнить свои младые увлечения отечественным роком, когда ощущение того, что дело-то не в качестве культурного продукта, а в том, что вот ЭТО (то, что мы любим и слушаем) против общества и власти. И это "против" то ли придавало всему процессу получения культурного удовольствия особый, неповторимый аромат, то ли являлось его стержневой сутью.

Из записной книжки.

Для моей любимой интеллект-игры в "четвертый лишний" - надо выбросить из четверки кого-либо, у кого нет качества или характеристики, объединяющих оставшихся троих.
Буцефал, Росинант, Инцитат, Холстомер.
PS: Кого-нибудь можно заменить на Боливара.

Философско-богословские беседы.
- Представляешь, как Гегеля вторпедило, когда его посетила идея "абсолютного духа" или "мирового духа", я забыл, как там у него?
- Да ладно. Про дух мог сочинить любой. А вот то, что он движется и это движение есть движение ОТ СЕБЯ К СЕБЕ - вот тут Гегеля реально должно было заколбасить.
- Ага, примерно, как каких-нибудь еретиков-дуалистов, наследников Александрийских интеллектуалов, открывших, что Бог-творец и Бог-спаситель это разные Боги.
- Да ладно. Мне кажется, что от открытия того, что Творец и Спаситель это одно лицо должно плющить больше.

Славная очепятка.
"Пройти огонь, воду и медные ТРУПЫ...".

- Так это же, кажется, покойный О.В. рассказывал.
- Ну да. Источник информации умер и, скажем прямо, доверия к нему это не прибавило.

Из бесед о философии и педагогике прагматизма.
"Вопрос реален или иллюзорен мир, вполне может быть переведен в измерение прагматизма. Что для нас лучше (полезнее), а что нет: чтобы мир был реален или нет?
Ответ тут только один: "Если мы исходим из того, что то, что принято называть реальным, и есть реальность, то мы явно получаем меньше проблем. Нас, по крайней мере, не отправляют в психушку, и отдаются нам красивые, а значит прагматичные девушки. Значит мир реален".

"... в работе встречаются орфогрешности...".

Из записной книжки.

А роза упала на лапу Тюдора.

Приснился сон, в котором в каких-то гостях обсуждалось свежее мебельное приобретение хозяев - КУКАРЕТКА.
Что собой представляла кукаретка - что-то мебельно-невысокое - не запомнилось. А вот слово запомнилось.

В студенческой работе понравилось слово "айспекты".
По-моему, получше, чем "аксепты" у Стругацких.
Можно так: "аспекты не айс!"

От сложения излагаемого суть не меняется.

С прошлогоднего зачета по мировой культуре.
С.И. отвечал Е.А. по "Илиаде". Отметился гениальной аллитерацией: "Агамемнон не догнал, что...".
У нас на кафедре это теперь, извините, за вторичную аллитерацию - мем. Используется примерно так:
- Не понял!
- Агамемнон не догнал?
- Ага.

Ну и еще одна аллитерация.
Из ненаписанной рыцарской поэмы.
"Она забрало забрала с собой...".