June 22nd, 2017

Парадокс российской столицы.

Задал вопрос тут на одной культурной дискуссии в городе И.
Если исходить из того (это предложенное мною определение "провинциальности"), что провинциальность это отсталость, вторичность, подражательность и отсутствие уникальности, а столичность это все наоборот, то в чем столичность города Москвы в плане уникальности? Какие такие уникальные мировые культурные тенденции породила в последние годы (десятилетия?) наша прекрасная столица?
Не является ли наша столица воплощением мировой провинциальности?
В том-то и прикол российской. Столица, относительно которой отсчитывается отсталость, вторичность и подражательность, сама по себе является просто синтезом отсталости, вторичности и подражательности, которых в ней просто много и из разных источников.

Из записной книжки.

Годюка.
Понятие, которым можно обозначать плохой год.

Читаешь текст Сартра, насыщенный всякими "бытие-в-себе", "бытие-для-себя", "бытие-для-другого", и приходит в голову: "бытие-про-себя" и "бытие-под-себя".

- Вы меня не помните? Я – <такого-то> вдова.
- Очень приятно.
(забавно звучит это "очень приятно" после "вдова").

Пожилая женщина - пожила я, женщина!

"У вас гуманитарный взгляд ума".

Свадьба жабы и гадюки.

Из записной книжки.

"Когда я смотрю на вас, с надкушенным пирожным в руке, понимаю, что добро победит зло".

Мера наказания.
Пожизненное посажение на кол.

В экзистенциализме сущность, как Ахилл, а существование, как черепаха - сколько не бежит сущность, догнать существование не может.

- Я хипповала в студенчестве. Года три-четыре была настоящей хиппушкой, с распущенными волосами и в фенечках.
- А кличка у вас какая была?
- Ну почему сразу "кличка"? Грубое такое слово - "кличка". Ну если так, то кличка у меня была Корица.

Дурно (вкусно) пахнущая сторона медали.

NN: "Говно живет тем, что нормальные люди разобщены. Впрочем, и нормальные люди спасаются тем, что говно разобщено".

Всего три года прошло, а в голове уже бардак.

"Ю.Сапрыкин―... при всем при том, что я понимаю всю ответственность России за развязывание войны на Украине, она огромна. Она огромна. Но если бы победившая на Майдане новая власть не начала свою историческую деятельность, законотворческую деятельность с предложения закона об ограничении русского языка, всё могло бы пойти иначе.
А.Соломин― Но это было, все-таки, предложение радикальной партии, насколько я помню, и оно поглощалось, в основном, российской информационной средой... Ну, я к тому, что это примерно как инициатива Жириновского какая-нибудь Владимира Вольфовича. Я к нему хорошо отношусь, но можно ли относиться к этим инициативам серьезно?...".
Всего три года прошло, а в голове у журналиста "Эха" какой-то бардак.
Историческая правда заключается в том, что 24 февраля 2014 года Верховная рада Украины отменила закон "Об основах государственной языковой политики", принятый в 2012 году. За это решение проголосовали 232 депутата. Историческая правда заключается и в том, что и.о. президента, председатель Верховной рады Александр Турчинов отказался тогда подписывать принятый закон. Но Верховная рада эту отмену принимала большинством голосов. Не было там никакой экстравагантной "жириновщины", на которую не стоит обращать внимания.
Осенью 2014 года я беседовал с беженцами из Донбасса. Они все говорили про то, что "мы всегда с НИМИ плохо жили", и про то, что большое возмущение на Донбассе началось именно из-за принятия этого непринятого закона.

Бесполярный мир.

Вот Николай Злобин вроде бы шалопай шалопаем, а прикольный концепт "БЕСПОЛЯРНОГО МИРА" двигает.
"Я понимаю, что американский проект, если он у кого-то был, хотя, честно говоря, ни разу не встречал человека, который говорил, что такой проект есть. Однополярный мир. Нет, конечно, прямо его никто не формулировал. Но я не верю и не вижу никаких основ для разговоров о многополярном мире. Я тоже его не вижу. То, что я вижу, как я это анализирую, моя экспертная как модно сейчас говорить оценка, заключается в том, что мы идем, уже практически пришли к миру бесполярному... мир становится бесполярным и это новое состояние, в котором мы в современном мире в новейшей истории не жили. И если холодную войну сравнить с большим зеркалом, расколотым на две части, то нынешний мир можно сравнить с зеркалом, которое расколото на тысячу частей. Маленьких. И что? Как это скрыть, никто не понимает. Более того, на это накладываются еще другой фактор, который важен и надо о нем говорить открыто. И хотя он неприятен. То, что малые и средние страны сегодня, мы живем вообще в эпоху РЕВАНША МАЛЫХ И СРЕДНИХ СТРАН. Они сегодня становятся главными в мире. Сирия, Иран, Северная Корея, Грузия, Украина. Я могу назвать десятки стран, которые навязывают свою повестку дня большим странам. Отчасти это объективно, но отчасти связано с тем, объективно – большие страны потеряли контроль над повесткой дня. А отчасти это связано с тем, что в этих странах, которые много десятилетий были под гнетом двух больших сверхдержав, были вассалами или Советского Союза, как любит говорить Путин или Америки, вассалами – его слово любимое. Они сегодня больше вассалами ничьими быть не хотят. У них выросла элита не холодной войны, а молодая агрессивная элита, которая говорит: ребята, дайте нам тоже порулить. Как был КПСС, дай порулить. Они тоже говорят, Москва, Вашингтон, Пекин, дайте нам порулить тоже. Мы чем хуже-то. Выросла вот эта элита. Которая говорит, что мы тоже хотим поучаствовать в мировом процессе. И это не просто реванш их по участию в мировом процессе, они еще так мстительно относятся к своим бывшим хозяевам. Просто потому что они помнят все обиды, которые американцы или россияне, Советский Союз нанес им. Это очень тяжело. Они на этом воспитали эту элиту. И мы живем в этом мире... И Америка будет сворачивать свое влияние в мире. Это раз. Во-вторых, отсутствие других центров силы, помните, как Обама назвал Россию «региональной державой». И все сказали, что очень обидно, а я решил, что не обидно, потому что я сидел в Вашингтоне и сказал, что такого, Америка тоже региональная держава. Сейчас все региональные державы. Мы все стали региональными державами. Нет глобальных держав. Это объективный процесс. Малые державы и большие державы сравнялись в возможности влиять на повестку дня. И Иран смотрите что сделал. Всех перессорил со всеми. Что происходит в Персидском заливе. То есть мы практически не управляем этими процессами. В значительной степени. Америка сворачивается. Мир становится бесполярным. Малые страны требуют своего голоса в мировой политике. А у них очень разные мнения. Если раньше было 2-3 мнения, и можно было как-то найти компромисс, теперь между 50 разными мнениями. Компромисс найти гораздо сложнее...".
А ведь Злобин прав! Есть что-то такое.

Из записной книжки.

Подкрасться на цырлочках.

"Тунеядность".
Прикольно. На "всеядность" похоже.

С последипломного фуршета.
У студента на носу
Доценты ели колбасу.

Из дипломной работы Е.И. Лефлер: "В течение первой половины года на сайте городской интернет-газеты «Провинция» проходило голосование за концепцию бренда города, однако в нем приняло участие всего около 600 иркутян – 0,1 % от всего населения города... Было объявлено, что горожане проголосовали за концепцию «Иркутск – место встречи», однако Администрацией Иркутска не было принято каких-либо действий по утверждению данного бренда в виде официального...".
Тогда думал, что "города встречи" поинтереснее звучит, чем "место встречи". Красивый слоган мог бы быть - "Город встречи изменить нельзя".

Звезда по имени Солнцедар.

"У таланта три сестры - бедность, молодость и краткость. Просто две первых потеряли третью. Сестры не могут все вместе встретиться".

"Джек Восьмёркин — "Американец"".

Еще из Николая Злобина. Путин как "американская мечта".
"О. Пашина― А у меня маленький уточняющий вопрос. Как вообще американцы относятся к России. Они хоть знают, кто такой Путин. Потому что у нас каждый первый знает, кто такой Трамп. Наш он, не наш.
Н. Злобин― Кто такой Путин сейчас знают, конечно, все. Путин это история личного успеха. Для американцев это крайне важно.
О. Пашина― То есть он скорее им симпатичен.
Н. Злобин― Он очень популярный. Симпатичный. К тому же бросает вызов самому большому игроку в мире – Америке. Американцам это нравится. Американцы вообще воспитаны в культуре конкуренции. Они не задумываются о том, что во внешней политике у них не осталось конкурентов, но они очень хотят иметь конкуренцию внутри страны...
В. Дымарский― Нравится выбирать.
Н. Злобин― ... И поэтому Путин для них, в общем, такой успех. Успешный политик и да, им хочется такой вызов Америке.
О. Пашина― То есть не смущает, что он не очень демократичен. Что у него внутри в стране.
Н. Злобин― Они не очень задумываются на эту тему. Мало что знают и читать о каких-то разборках внутриполитических российских им не очень интересно. Хотя некоторые газеты об этом пишут, но это не тема дискуссии на американских кухнях и так далее...".