July 13th, 2017

Флексишь, плесень?

Люблю всякие истории про происхождения новых смыслов разных слов.
Вот популярное молодежное словечко - "флексить". Это теперь вместо "понтоваться". Ну типа - хвастаться. "Флексить перед тёлками". "Флексить шмотом". "Это все флекс" (типа: "это гонево").
Не слышал, чтобы слово "флексы" употреблялось конкретно вместо слова "понты", но наверняка можно услышать. "Низко флексить" это значит "понты корявые". Интересное, кстати, возможно словосочетание "флексы корявые", учитывая, что "корявые" изначально это в каком-то смысле "изогнутые".
Не мог понять, как это все произошло от flex (сгибаться)?
Объяснили. Во времена клубов "флексить" означало замысловато плясать на танцполе. Клубы ушли, а слово осталось в качестве синонима "вы...ться".
Пытаюсь пересочинить советский анекдот (еще семидесятых), чтобы он заканчивался на "Флексишь, плесень?"
"Флексишь плесень" - аллитерация суперская.

Имперство и повстанство.

Не помню, кто мне говорил: "США это империя, у которой одна из главных тем культурного экспорта - повествования о том, как хорошие повстанцы сопротивляются разным империям".
Интересно, что про СССР можно было сказать примерно то же самое.

Немецкая классическая философия.

В романе "Благоволительницы" Джонатана Литтелла интересный отсвет известной темы. Как великая германская (европейская) культура и ее вершина - немецкая классическая философия - привела к нацизму и Холокосту.
Эсэсовец (интеллектуал, гомосексуалист, человек рефлексирующий, человек-в-себе), принимающий формально стороннее, но участие в массовых казнях евреев, глядя на очередной расстрел, размышляет.
(цит.) "Я погрузился в размышления. Я думал о своей жизни, о том, что же связывает ту, прожитую мною жизнь — жизнь вполне обычную, заурядную, а кое в чем особенную, необыкновенную, но и в самой этой необыкновенности довольно-таки заурядную — с происходящим здесь и сейчас. Связь должна была существовать и, несомненно, существовала. Конечно, я не участвовал в расстрелах, не командовал взводом; но, по сути, это ничего не меняло, я же постоянно присутствовал на операциях, помогал в их подготовке и затем составлял рапорты; впрочем, то, что меня определили в Штаб, чистая случайность. А если бы мне поручили командование подразделением, смог бы я, как Нагель или Гефнер, организовывать облавы, приказывать рыть ямы, выстраивать обреченных и кричать: «Огонь!»? Да, бесспорно! С детства я был одержим стремлением к абсолюту и преодолению границ; эта страсть и привела меня к расстрельным рвам на Украине. Я всегда желал мыслить радикально; вот и государство, и нация тоже выбрали радикальное и абсолютное; и что же теперь — пойти на попятный, сказать «нет», предпочесть комфорт бюргерских законов, пресловутую надежность общепринятых норм? Никак невозможно. И если радикальность оборачивается пропастью, а абсолютное — абсолютным злом, следует, в этом я совершенно убежден, идти до конца, широко раскрыв глаза...".
Тут тебе и Гегель, тут тебе и Ницше, и даже Маркс, наверное. Разве что Канта можно от этого всего отделить, если я не ошибаюсь, конечно.

Из записной книжки.

"Как там правительство? Все так же - европеец? Единственный? Ну надо же как долго!"

Из женский поэзии.
"Не упускай меня. Упустишь - не отстану".

Карловы воры.

NN: "Ядреная бабёнка - альфа-самка, а не женщина!"

Из дамского.
"Не держи для него камень в декольте!"

"У него отклонение, которое стало прямой линией".

Несовпадение логического и фактического.

Не люблю есть клубнику. Ибо всегда приходится думать о том, как все-таки всё через задницу в этом лучшем из миров. А я не люблю про такое думать.
Дело вот в чём. В детстве клубники всегда было как бы... недостаточно. Стоила - рубль стакан. Недешево. Это у бабушек из деревни Олха, приходивших торговать ею Дом отдыха "Олха". На рынках и того дороже. Доводилось мне съедать этой клубники стакан или два, а так хотелось еще. Увы.
Сейчас я могу купить ее столько, сколько захочу. А ведь не хочется так и столько, как и сколько тогда. Не хочется больше 10-15 ягод. Но вот совсем.
И еще один известный возрастной прикол. Вот съел я сейчас тарелку типа самого вкусного в Сибири сорта - "Черный принц". Ничего так. Но ведь, черт побери, тогда в 1970-е, в детстве, вкуснее была клубника. Обычных деревенских, да дачных сортов. Без всяких "Черных принцев".

Из записной книжки.

- Да он теперь Навального принимает внутривенно.
- Это как?
- Ну это фейсбучно.

К вопрос о "гаранте конституции".
Гарантократия.

"Поставь плиту на борщ. Тьфу, наоборот"

Слоган для алкомаркета, расположенного напротив библиотеки.
"Откупори шампанского бутылку,
Что как известно, равносильно чтенью".

Студент хотел сказать про один из принципов Аугсбургского религиозного мира "Чья власть, того и вера" ("Cujus regio, ejus religio"). Оговорился прикольно: "Чья власть, того и деньги".

Все более отдаляясь от литературы... отболяясь...