August 13th, 2017

Из записной книжки.

После "дня строителя", находясь в размышлении о феномене профессиональных праздников.
Если учреждать "день стартапера", какой день больше подойдет - 31 декабря или 1 января?
PS: Первый понедельник после первого понедельника года? Есть какая-то логика в этом.

"Встретила с распростертыми объятиями и раздвинутыми ногами".

Мама с дочкой встречаются со старым знакомым.
Знакомый дочке (ей лет 7-8): "А я ведь помню тебя еще в животике у мамы".
Девочка слегка шокирована.

Из будущего учебника политической истории.
Власть крушила оппонентов дубиной (пост)крымского консенсуса.

NN: "Год цикличен. Неделя циклична. Сутки цикличны. Но день и ночь или утро и вечер – не цикличны. Это атомы цикла и они разные".

"Не протянешь руку дружбы - протянешь ноги".

О мсте.

- Месть - дело святое, но я никогда не советую вам делать из мести развлечение для публики. Во-первых, из благородного "пользователя" мстящий превратится - хотя бы отчасти - в "пользуемого". Во-вторых, он будет отвлекаться на аплодисменты - тот, кому он мстит, убежит или соберется с силами.
- Короче, месть это не просто блюдо, которое подается холодным, но и блюдо, которое следует схрумкать под одеялом.

Уходящие книги.

Есть объективные вещи, которых не переделать. В их число входят и книги, которые читали старшие, а младшие читать не будут.
Давно себя ловлю на мысли, что из всех книг, потерянных молодежью, мне действительно жаль только "12 стульев" и "Золотой теленок".
Стиль, юмор, афоризмы, идеально подходящие в качестве культурного кода для коммуникаций художественные образы, качество текста, эстетика ситуационного жизнетворчества - все это крайне полезно для жизни! Даже не возьмусь утверждать, из каких произведений молодежь может теперь все это черпать? Сомневаюсь, что Гарри Поттер или Паоло Коэльо с какими-нибудь Пелевиным и Чаком Палаником - для этого подходят. В самом деле, какое стильное повествование (с качественным текстом и яркими образами) про героя-трикстера может заменить молодежи Ильфа и Петрова?
Жаль, конечно. Ничего в принципе не жаль. Никакого Бредбери не жаль. Даже "Швейка" не жаль. Латиноамериканскую литературу не жаль. А вот Ильфа и Петрова жаль.
PS: Понимаю, что будут комменты от людей возраста 30-минус про Ильфа и Петрова: "Да я читала", "Да я читал", "Да я читаю". Не надо в таких вопросах спорить с преподом, тем более, его утешать. Я частенько интересуюсь у студентов. Если один или одна на двадцать-тридцать читали, то это уже хорошо.
PPS: Впервые задумался. А о каких книгах, потерянных для нашего поколения, жалело поколение наших родителей? О выходе из массового истеричного чтения Хемингуэя и Ремарка? Правда, не знаю. Ремарк, кстати, вернулся и уже лет десять в топе молодежного чтива.

Алексей Венедиктов сообщает про "тайную дипломатию".

(цит.)
"А.Венедиктов― ... Я тебе могу сказать, что в мае месяце Меркель, приехав к Путину, сказала: «Уйди с Донбасса – и мы решим вопрос». Я это знаю просто. Ну, в смысле «мы снимем санкции». Ну, кроме крымских.
К.Ларина― А он чего говорит? Он говорит: «А нас там нет».
А.Венедиктов― Нет, он не так говорит. Он приблизительно говорит… я же в пересказах… Он говорит: «Во-первых, нас там нет. Но даже если бы мы там были, то нас уход означает резню. Возвращение украинских войск на ту территорию – там же огромное число людей, которые воевали за независимость этой территории – означает резню, — говорит он Меркель, — вот мы не можем оставить этих людей – их просто перережут. Придут там «Правый сектор», добровольческие батальоны – и будут мстить»...".
Почему новости, которые в принципе могут добавить голосов действующему Суверену (по крайней мере, в ближайшее время, пока кризисные тенденции встали на паузу и еще сохраняется запрос на т.н. "национальное достоинство"), сообщает избирателям не Первый канал, а хрен знает кто?

Из записной книжки.

- Не могу понять, в чем смысл джакузи, если оно совершенно не помогает от похмелья, а места занимает - вон сколько.
- Ага. И даже в растафарианских легендах о Джа о нем ничего не сказано.

- А какое сейчас яркое и всем известное произведение про трикстера? "Джек-Воробей"?
- Ну здрасьте. Теперь есть произведение, в котором налажено просто массовое производство трикстеров. "Игра престолов". Трикстеров там - хоть ж... ешь.

- А трикстера в жизни как опознать?
- Если вы встречаете талантливого и яркого человека, по поводу которого начинаете думать, как бы им попользоваться, но при этом никаких общих дел не иметь, будьте уверены - это он, трикстер.

"Ну дискуссии о понятиях и терминах тоже бывает разными. Если мы на берегу договариваемся не до...ться до дверных ручек, то это одна дискуссия. Если не договариваемся об этом, то другая".

Ксения Ларина про тех, кто, мягко говоря, ведет себя не по возрасту, говорит: "Дядя красит волосы".
Я говорю: "Дядя красит лысину".
Надо же. Почти совпали.

Играли в игру. Одно из заданий - придумать идеальную "первую фразу" для женского романа.
Мой вариант. "Со своей лучшей подругой я познакомилась на похоронах ее мужа".

"Благоволительницы", Джонатан Литтелл.

Образ русского, пришедшего в Европу. Помесь скифа, гунна и монгола – всадник, но на пушке танка.
"Дорога шла вдоль полей, потом снова через еловый лес. Вдруг повозки перед нами остановились, возникла паника, раздался жуткий шум, я сразу не разобрал, что это. Люди кричали и бежали к лесу. «Русские!» — завопил Пионтек. «Выскакиваем! Быстро!» — приказал Томас. Мы с Пионтеком выпрыгнули с левой стороны. Метрах в двухстах от нас показался танк, он быстро приближался, сметая на своем пути все: повозки, лошадей, замешкавшихся беглецов... Прямо перед собой я увидел солдата, вскарабкавшегося на броню, азиата с приплюснутым, черным от моторного масла лицом. В кожаном танкистском шлеме и маленьких дамских очках в шестиугольной оправе и с розовыми стеклами. В одной руке солдат держал большой автомат с круглым диском, а на плече — летний зонтик с гипюровой каймой. Расставив ноги, опершись на башню, он оседлал пушку, как верховое животное, и сохранял равновесие при любых толчках с ловкостью всадника-скифа, пятками управляющего низкорослым коньком. За первым танком следовали еще два, с тюфяками и пружинными матрасами, притороченными по бокам, и приканчивали покалеченных людей, копошащихся среди обломков...".
А что? Александру Александровичу Блоку могло бы понравиться.