September 29th, 2017

Попробую описать самое "стрёмное", что может быть в России.

Самым стрёмным в России может быть следующая ситуация. Изменили правила. Но еще не придумали или не договорились (гласно-негласно-согласно), как обходить эти правила, как их не соблюдать.
Есть временной зазор между установлением правил и установлением правил несоблюдения этих правил. Вот в этот промежуток времени - очень некомфортно. Ибо мало ли что. Вдруг попадутся такие, которые начнут соблюдать правила - не от того, что шибко умные или правильные, а от того, что элементарно никто не знает, как эти правила не соблюдать.
Главное пережить этот временной промежуток. Долгим он не бывает. После него все возвращается в нормальную колею неоинституционализма - главное, чтобы мир был понятным и предсказуемым, а не хорошим и правильным.

Выбор внутри выбора важнее выбора.

На вопрос юноши, обдумывающего житье, кем ему быть, путинистом или навальником, старый экзистенциалист отвечает: "Не важно. Выбор тут не имеет значения. Можно быть путинистом, но следует быть путинистом, не похожим на всех путинистов. Можно быть навальником, но следует быть навальником, не похожим на всех навальников. Главное тут то, что после "но"...".

Из записной книжки.

Пэтриотеческо-муэртовое.
"Как часто вижу я сон,
Мой удивительный сон,
В котором осень нам танцует ВАЛЬС-МАСОН...".

NN: "Я умею хранить женские тайны".
В устах мужчины звучит на пятерочку!

Приснился радикальный федералистский сон. Что страну нашу переименовали в "Союз Российских Федераций". Именно так. И Союз, и Федерации во множественном числе.

Трудиться, не покладая мозгов
(яндекс знает).

О Фалесе: "... когда его спросили, почему он не заводит детей, он ответил: "Потому что люблю их"..." (из Диоген Лаэртский, "Жизнь, учения и изречения знаменитых философов").
Готовый слоган для чайлдфришников: "Мы слишком любим детей".

"По поводу пропусков. Вот справка о том, что я болела. Я прилетела на ней как на ковре-самолете. Представляете, я летела на справке-самолете?"