November 22nd, 2017

Из записной книжки.

Услышал.
"И уехала я по распределению после филфака - куда Толстой Тургенева не гонял".

Правдодушный человек.

Лауреатор премии.
Так класснее звучит.

"Они там на коржике говорят".
Секунд через десять понял, что имелось в виду "на суржике".

Из преподской коллекции.
"Студентов в СССР посылали на картошку, из-за чего сельские жители лишались работы и бунтовали против коммунистов".

- Блин, на улице такая скорость движения - как для меланхоликов.
- Ага. Меланхоленд-драйв.

Сравнительный анализ.

О "революционной ситуации" конца 1980-х гг. и о "революционно-контрреволюционной" (или о "контрреволюционно-революционной") ситуации нашего времени. Сравнительный анализ.
Революция тогда, в 1980-е, неизбежно становилась РЕВОЛЮЦИЕЙ ЦЕННОСТЕЙ. Даже косметическое "обновление социализма" (от Б к Б, как я шутил тогда - от Брежнева к Бухарину) обернулось бы революцией ценностей. Я уж не говорю любые более радикальные варианты, которые, тем более, предполагали глубинное преображение самих оснований жизни советского человека.
Гипотетическая антипутинская революция, ну или какая-нибудь "новая перестройка", не предлагает какой-то новой системы ценностей, новой морали, новых стилей жизни, да и новизной в эстетике у нее не очень. Можно предположить, с ней возможны какие-то перемены в "эстетике общественной жизни" - например, заменят патриотизм на какое-нибудь свободное индивидуальное развитие - но не более. Данная перестройка-революция сведется к вопросу о власти - Путин, его окружение и... в общем-то все. Никакой "переоценки ценностей" не будет. Частная собственность, рынок, даже конкурентная демократия и всякое прочее стяжательство – все это уже есть. Даже Крым Украине не отдадут. Пожалуй, все-таки не будет отказа от патриотизма – какое-то чувство собственного достоинства обществу нужно, чтобы оно не сползало в условный "путинизм" при первой же возможности (кажется, элиты поняли некоторые ошибки 1990-х).
Разумеется, все это не идет ни в какое сравнение с ситуацией 1980-х, когда социалистическому обществу сначала предложили попробовать пожить по-настоящему по-социалистически, потом быстро выяснилось, что ничего не получается и пришлось отказываться от самых-самых основ. Тут же просто предложат начать жить чуть больше по-капиталистически, еще больше по-демократически, но никакой перемены основ, никакой ПЕРЕОЦЕНКИ ЦЕННОСТЕЙ не будет. Этот момент следует очень точно понимать молодым романтикам революции.
Кстати, все вышесказанное и указывает на основную причину, по которой у антипутинизма нет своих ярких песен ("ни Цоев, ни хоев"), да и вообще дела обстоят не очень с собственной "культурой". Не раскачиваются по-настоящему крутые творцы на по-настоящему интересное творчество, ибо не чувствуют энергии "нового мира".
Не исключено, что какой-нибудь альбом "Соль" старика Гребенщикова останется чуть ли не единственным более или менее толковым культпродуктом, который можно будет выдать потом за "рок-культуру протеста" 2010-х.

А.Г. про сон в армии.

"К тому моменту, когда солдат начинает спать, а не терять сознание на ночь, во время нашей службы это было в последние полгода из двух, бывало проснёшься до подъёма и глядишь на часы - если ещё часа два до команды "Батальон, подъём!" - огромное счастье: ещё столько спать. А если осталось 15 минут - страшное разочарование: не доспал".
Когда работал проводником в поезде, было ровно то же самое.

Простая истина, но есть о чем подумать.

В России накануне Великой российской революции "было построено" и существовало гражданское общество. Настоящее, полноценное гражданское общество - с классами и социальными группами, с партиями и группами интересов, с общественными организациями и общественным мнением, а также со всеми прочими содержательными элементами, пусть и не со всеми формальными атрибутами.
И в 1917 году именно гражданское общество сделало в России то, что оно сделало. И все, что было потом - после революции - делало это самое неплохо развитое гражданское общество. И самоистреблением занималось гражданское общество. И разрушило себя до состояния нуля именно оно - не власть, а гражданское общество. И только потом, на место разрушенного гражданского общества заступила власть.
Такими вот интересными оказались "приключения гражданского общества в России".

Из записной книжки.

У каждого политического режима свое "Политбюро" - неформальный круг лиц, участвующих в принятии важнейших управленческих решений или серьезно влияющих на них. Ну про "Политбюро 2.0" благодаря Евгению Минченко теперь все знают.
Недавно подумал, у каких "Политбюро" были самые классные названия? Название "Избранная рада" (ранний Иван Грозный), например, мне никогда не нравилось.
Три хороших название.
Верховный тайный совет ("верховники") - при Екатерине I. Отличнейшее название. В самую сутечку.
И "Палата шахматной доски" при Генрихе II Плантагенете.
"Политбюро" - тоже хорошее название.
Лучше всех звучало бы: "Политбюро шахматной доски".

Из меня. смайл. Пробросил тут.
"Как говорил Александр Сергеевич Пушкин, обращаясь к молодым политикам: "Хулу с говном приемли равнодушно"".

Приснившаяся строчка.
"Так строят дрожжи рожи яме выгребной...".

М. Зыгарь, сообщает, что Гапон был по сути первым публичным политиком в истории России.
У меня вырвалось: "Какой первый публичный политик, такая до сих пор и публичная политика".

NN: "У него премиальное мудачество, вот просто мудачество премиум-класса".

Бегущие от лезвия бритвы.