December 17th, 2017

Может, пригодится кому.

NN - трусоватый, изворотливый, очень хамелеонистый, иногда до неприличия. Просто конформист конформистович. Не человек, а пособие по приспособленчеству.
Но его любят и даже уважают многие. Включая тех, кто склонен предъявлять людям довольно суровые моральные требования.
Я долго пытался понять причину этого явления. В обычной для себя манере списывал на то, что NN, при всех своих вышеназванных "достоинствах", практически никогда никого не осуждает. По крайней мере, не осуждает за поступки, аналогичные тем, которые делает сам. А такое всегда вызывает симпатию и гасит возможную антипатию. Ибо моралисты всегда отвратительны, а отказ от морализма оправдывает многие грехи.
Но недавно в разговоре он приоткрыл мне завесу своей тайны с другой стороны. "Я когда-то принял за правило для себя - никогда, по крайней мере, без крайней нужды, не делать говна людям. Даже самым неприятным. Просто не делать никакого говна и все".
А ведь и правда - подумал я. Невозможно вспомнить, чтобы он кому-то подговнил без крайней нужды, без совсем уж серьезного давления обстоятельств.
Тут все и стало в его "тайне" на свои места.

Осень.

Не помню, кто посоветовал посмотреть фильм "Осень" (1974 года). Несколько лет назад записал себе посмотреть, вчера посмотрел.
Интересная с просмотром этого фильма случилась у меня история.
Фильм очень хороший. Всем любителям качественного советского кино (особенно советского кино про "тонкость чувств") очень рекомендую. Не уровень моих любимейших "Трёх тополей на Плющихе", но близко к этому. Фильм из серии тех советских фильмов, что поражали какой-то чисто стилистической дистанцией от обычного советского кино. Типичный пример такого фильма - "Мой друг Иван Лапшин". Или Тарковский, конечно. Или Абдрашитов-Миндадзе. Да хоть тогдашний Михалков. Вот в "Осени" есть всего такого (включая "тарковское") понемножку. "Осень", например, поражает запредельным для советского фильма количеством "секса". Намеренно написал в кавычках, но в фильме реально много такого, чего в советском фильме должно быть по минимуму. Более того, "влечение" там одна из основ сюжета, хотя по советским канонам должно быть фоном или эпизодом.
Так вот история про то, как я смотрел этот фильм.
Смотрю я этот фильм и думаю: "До чего похоже на фильм Дуни Смирновой "Связь" (с Пореченковым и Михалковой)".
Дальше смотрю и думаю, что чем-то похоже на фильм "Кококо" все той же Дуни Смирновой. Только в "Осени" в роли "изнародной" собеседницы городской интеллигентки снимается гениальная Наталья Гундарева (на мой вкус, лучшая актриса советского кино), а в "Кококо" талантливая, но до неприличия однотипная Яна Троянова.
В общем, решил я, что повлияла "Осень" на нашу Дуню Смирнова.
После просмотра фильма полез за знаниями в Википедию, из которой узнал, что сценаристом и постановщиком "Осени" является родной отец Дуни Смирновой Андрей Смирнов, а исполнительницей главной женской роли - Наталья Рудная, родная мать Дуни Смирновой. Такое вот, оказывается, культурное влияние. смайл.
А про фильм "Кококо" в Википедии написано: "В фильме Наталья Рудная сыграла мать Нины. Авдотья Смирнова и её мать даже вмонтировали в картину фото-привет отцу: когда Нина и её мать выясняют отношения на кухне, между ними, в глубине кадра, висит фотография Марины Цветаевой. «Это такая наша семейная шутка, — рассказывает Авдотья Смирнова. — Такая же фотография была у героини „Осени“. Когда мы с мамой придумывали её роль в „Связи“, мы решили, что мама Нины — суровая женщина-инженер в бриджах и мужской рубашке — это постаревшая Саша Никитина из папиной „Осени“»...".
PS: В Смирновском фильме "Осень" с его простейшим сюжетом пара-тройка сигналов передовой интеллигенции 1970-х - музыка Шнитке, герой читает стихи Пастернака (про народ) в шумной пивной и Джигархянян великолепно играет талантливого шестидесятника-подкаблучника при туповатой и сварливой жене. Можно даже придумать, что это намек на судьбу талантливых шестидесятников при туповатой и сварливой советской власти. смайл

Из серии "как странно бывают сделаны люди".

Владимир Ильич Ленин при своей крайней, чрезвычайной политической нетерпимости, обладал умением в случае необходимости пойти на союз с лично неприятными и политически чужеродными ему людьми.
Обычно у по-настоящему нетерпимых людей этого умения нет. Ленин - по-настоящему нетерпимый, но это у него есть.
Лев Лурье про это сочетание у Ленина: "Для политика это чрезвычайно важно". Да, без этого у политика ничего не получится.

Тартюф Александрович Хлестаков.

В связи с посещением вчера театрального спектакля "Тартюф" в Иркутском драматическом театре, прочитал с утра изумительное предисловие Мольера к собственной пьесе. "Тартюфа" запретили, Мольер пытается оправдаться в предисловии (точный год написания не назову, где-то в конце 1660-х).
Заканчивается предисловие так (по-хитрому, ссылками на сильных мира сего): "Через неделю после запрещения "Тартюфа" была представлена в присутствии двора пьеса, озаглавленная "Скарамуш-отшельник". Король, выходя из театра, сказал принцу: "Хотел бы я знать, почему люди, которых так возмущает комедия Мольера, ни слова не говорят о "Скарамуше"?" Принц ответил на это: "Причина в том, что Скарамуш осмеивает Небо и религию - вещи, до которых этим господам дела нет, а Мольер осмеял их самих; этого они не могут простить".
Это что за принц такой остроумный тогда был? Филипп I Орлеанский? Который умер до того, как его великий папаша Людовик XIV (король-солнце) освободил престол.
PS: Еще стало интересно. Когда Гоголь явил мира своего "Ревизора", критика сравнивала его с "Тартюфом"?

Из записной книжки.

Бог у Аристотеля – это… этакая помесь компьютера и электростанции.

Цейлоновые колготки.

Раздел монархической генетики: плантагенетика.

Название для политологического текста
"Путин – проект Кремля".

Кто ты? Человек или дискурс?

"Пьес-релиз"
(термин для театральной журналистики).

Гадёныши от искусства.

Продолжаем проект "изучить неизученную классику" методом Иркутского драматического театра. Основной упор на Розова, Арбузова и Островского.
Сегодня посещен спектакль "Вечно живые" по пьесе Виктора Розова. Пьесу Розов написал в годы войны (находясь в отпуске по ранению). Сюжет пьесы известен широкой публике по знаменитому советскому фильму "Летят журавли" (1957).
Стало интересно. Советская критика как-нибудь разъясняла тот факт, что главным негодяйским негодяем автор пьесы сделал не какого-нибудь "снабженца", а музыканта, человека искусства? Другой негодяй - администратор филармонии, то есть тоже человек искусства.
Немилостиво обошелся в дальнейшем важный шестидесятнический автор ((цит.) "В 1956 году пьесой «Вечно живые» в постановке Олега Ефремова открылся в Москве театр «Современник»") с творческой интеллигенцией.