December 28th, 2017

Между экзистенциальным и высоким.

Экзистенциальная философия, в общем, исходит из того, что человек и не может, и не должен воспарять-вырастать на своим "малым", над Я и обретать себя в каком-нибудь подлинном "высоком" - во всякоразных идеалах, идеях, принципах, ценностях... Все это "высокое" не станет для человека "подлинным", во всем этом "подлинного" себя он не найдет.
Главные отцы экзистенциализма, впрочем, были склонны предавать этот "экзистенциалистский нигилизм". Интереснее Сартра "метался" в этом смысле Альбер Камю, пытаясь говорить о "высоком" по-экзистенциалистски и наоборот.
Из книги Андрея Сидорова "Альбер Камю: поиск антиавторитарного социализма".
(цит.) "В 1954 г., через два года после разрыва между Сартром и Камю, началась Алжирская война. Алжирской войне посвящен вышедший в 1958 г. 3-й том «Злободневных записок» Альбера Камю. Война стала его «личной трагедией». Камю видел выход в диалоге между двумя общинами: черноногими (алжирскими французами) и мусульманами. Левые интеллигенты, для которых победа Фронта Национального Освобождения Алжира означала окончательное уничтожение колониализма, видели в Камю предателя. Критики Камю забыли, что еще в 30-х г. он призывал к изменению алжирской политики Франции. «Гуманист в нем, — писала о Камю Симона де Бовуар, — уступил место черноногому». Но Камю не считал себя вправе отказаться от всего того, что связывало его с родным краем. Выступая перед студентами в Стокгольме, писатель сказал: «Я верю в справедливость, но я буду защищать свою мать прежде всякой справедливости». Впоследствии он повторил эту мысль в предисловии к 3-му тому «Злободневных записок», апеллируя уже не к сыновним, а к братским чувствам: «...Если кто-то продолжает героически настаивать на том, что пусть лучше погибнет мой брат, чем исповедуемый мною принцип, то я могу лишь на расстоянии восхищаться им. Сам я человек иного склада». Камю отказывается говорить от имени Абсолютной Истины: «Что касается меня, то мне представляется возмутительным обвинять ее (Францию), как это делают наши кающиеся судьи (juges penitents), перед другими странами ... в многовековой европейской экспансии». «Мы нуждаемся в моралистах, с меньшей радостью смиряющихся с несчастьями своей страны». После 1958-го, когда стало ясно, что примирение в Алжире невозможно, Камю не касался этой темы".

Кто круче нас?

На ВВС в подведении итогов года сказали, что в России столетний юбилей революции отмечали "значительно скромнее, чем в некоторых других странах".
А в каких странах отмечали юбилей нашей революции круче, чем у нас?

Бендер-Задунайский.

Английский морской офицер рассказал на евроньюз, что и кто, согласно поверьям моряков, приносит несчастья на кораблях: женщины, черные кошки, ЛЮДИ С ДВОЙНЫМИ ФАМИЛИЯМИ...
В русском флоте тоже была (есть) заморочка на тему двойных фамилий?

Из записной книжки.

Эгалитаризм для бедных - равенство рваных.

Дама (в разговоре о Борхесе): "На одном форуме у меня был ник – "Старая сеньора". Это не от футбола было, я знать не знала, что так называют "Ювентус". Ник я придумала потому, что увлекалась латиноамериканской литературой. Знакомые прикалывались надо мной. Я – маленькая, хрупкая, модная красотка. А тут я не я, а "Старая сеньора". Мужики липли. Было в этом нике что-то для них эстетически привлекательное".

Тухачевский в 25 лет командует фронтом. Это понятно – революция это сто тысяч вакансий. А.Г.: "Подполковники Каппель и Пепеляев за год не стали бы генерал-лейтенантами в условиях неГражданской войны".
Я: "Ха. Получается, что и контрреволюция это тоже сто тысяч вакансий".

Тип памятки.
Генетическая памятка.

Я габитус себе воздвиг нерукотворный.

Название для произведения порнографического жанра: "Тело с концом".