January 27th, 2018

Подлинная история самых знаменитых подвесок в истории мировой литературы в пересказе Франсуа де Ларо

(цит.) "... <кардинал Ришелье> захотел принять <меры предосторожности> также и в отношении герцога Бекингема; и зная, что у того существует в Англии давняя связь с графиней Карлейль, Кардинал, разъяснив графине, что их чувства сходны и что у них общие интересы, сумел так искусно овладеть надменной и ревнивой душой этой женщины, что она сделалась самым опасным его соглядатаем при герцоге Бекингеме. Из жажды отметить ему за неверность и желания стать необходимою Кардиналу она не пожалела усилий, чтобы добыть для него бесспорные доказательства в подтверждение его подозрений относительно королевы. Герцог Бекингем, как я сказал выше, был щеголем и любил великолепие: он прилагал много стараний, чтобы появляться в собраниях отменно одетым, Графиня Карлейль, которой было так важно следить за ним, вскоре заметила, что с некоторых пор он стал носить ранее не известные ей алмазные подвески. Она нисколько не сомневалась, что их подарила ему королева, но чтобы окончательно убедиться в этом, как-то на балу улучила время поговорить с герцогом Бекингемом наедине к срезать у него эти подвески, чтобы послать их Кардиналу. Герцог Бекингем в тот же вечер обнаружил пропажу и, рассудив, что подвески похитила графиня Карлейль, устрашился последствий ее ревности и стал опасаться, как бы ока не оказалась способной переправить их Кардиналу и тем самым не погубила королевы. Чтобы отвести эту опасность, он немедленно разослал приказ закрыть все гавани Англии и распорядился никого ни под каким видом не выпускать из страны впредь до обозначенного им срока. Тем временем по его повелению были спешно изготовлены другие подвески, точно такие же, как похищенные, и он отправил их королеве, сообщив обо всем происшедшем. Эта предосторожность с закрытием гаваней помешала графине Карлейль осуществить задуманное, и она поняла, что у герцога Бекингема достаточно времени, чтобы предупредить выполнение ее коварного замысла. Королева, таким образом, избегла мщения этой рассвирепевшей женщины, а Кардинал лишился верного способа уличить королеву и подтвердить одолевавшие короля сомнения: ведь тот хорошо знал эти подвески, так как сам подарил их королеве" (Ларошфуко, "Мемуары" (1624-1642)).
Это все. Ни тебе д’Артаньяна, ни даже Портоса. Скучно, девушки!

Из записной книжки.

Няшевая культура.
Вот раньше, при скрепах, нормально было - Татьяна, Танечка, Танюша...
А у нынешней развращенной молодежи как? Каждый второй юноша, у которого девушка Татьяна, называет ее ТаНЯШЕЙ.

- Буратино был первым опытом знакомства с трикстером у советского ребенка.
- Это если Карлсон его не опережал по каким-нибудь причинам.

Пифагоровы трусы.

Медвежья заслуга… оценить медвежью заслугу.

- Вас ждет дочь. В приемной.
- Кто?
- Дочь.
- Где?
- В приемной.
- У меня нет приемной дочери.

"Да у них любовь была жарче, чем у Бонча с Бруевичем".

Просто вопрос. Без политики.

"Страна" по-украински "країна". Украина - Україна.
Известная тема в антропологии - самоназвание народности и слово "люди" это одно и то же слово.
Какие страны в мире называются словом "страна" в национальном языке?
PS: Не страна кого-то там, а просто "страна".

Смена тренда.

Читая актуальную прозу в виде романов Джонатана Франзена и Донны Тарт, ловишь себя вот на каком ощущении. С высоты этих "современных" романов всякий Пелевин-Сорокин начинает казаться чем-то старомодным, отжившим, не попадающим в тренд.
В тренде точное выписывание характеров. Натур. Созидание "героев литературного произведения", про которых допустимо изъясняться языком школьных сочинений: "В образе такого-то писатель такой-то хотел отразить/выразить...". В общем, все то, что хорошо знакомо по русскому классическому longread-у.
Великая русская классика марширует американскими литературными батальонами.

Ссора близнецов.

Небольшое наблюдение за путиносами, которые сами по себе, то есть, не от кремлевской гестапы, и за оппозайцами, которые тоже сами по себе, то есть, не от страшной госдепы.
Оппозайцев дико прёт от того, что они "не дали себя обмануть". Мол, на таких замечательных них обломилась пропаганда, до них не дотянулся зомбоящик и т.п.
Путиноидов, в свою очередь, дико прёт... ровно от того же. Мол, мы не оказались наивными, мы - люди, знающие жизнь и сумевшие сделать из нее выводы.
Квинтэссенция коллективного нарциссизма путиноидов была кем-то сформулирована во время Болотной площади: "Каждое новое поколение борется за право быть н...банным собственными Гайдарами и Чубайсами. Непонятно только, что делают на морозе дяди с седыми яйцами?"
Вот эта абсолютная уверенность каждой из сторон в собственном "нам хватило мозгов не дать себя обмануть" вместе с уверенностью в том, что оппоненты либо обманщики, либо обманутые - это самая наиприкольнейшая черта фейсбучно-политических битв 2010-х.
Какой-то феномен разругавшихся ненаивных близнецов.