October 28th, 2018

Из записной книжки.

Название сериала для канала Рен-ТВ - "Следствие ведут знахари".

Курица на яйцах отдыхает.

Аллитерация.
"Оккупация себя не окупила".

- Предлагаю этот вопрос пока, что называется, подвесить.
- За ноги?
- Ну, не знаю. Визуально знак вопроса больше напоминает повешенного традиционным образом - за голову...

Изба-бухальня.

Обращение к кошатникам.
"Люди, которых кошки взяли к себе пожить!"

Хлодвиг и Ходорковский.

Давно подметил, что выпускники школ, которые не очень интересуются историей, запоминают из истории средних веков два сюжета - про то, как Лютер прибил тезисы против торговли индульгенциями к дверям церкви, и про то, как франкский воин разрубил чашу, которую хотел получить без жребия Хлодвиг. Ну и потом Хлодвиг (год спустя) разрубил воину голову.
У меня есть версии, почему именно эти два сюжета хорошо застревают в извилинах детского сознания, но об этом в другой раз (тем более, про причины запоминания Лютера и тезисов я писал однажды).
Обсуждали со студенчеством сюжет с Хлодвигом в 15-летие ареста Ходорковского.
Комментировал сюжет в том смысле, что все воины-франки, кроме одного, уже поняли с кем имеют дело (до них дошло, что Хлодвиг это уже не просто племенной вождь, что он именно король, он выше их) и только до одного еще не дошло. Отстает в развитии, вот и огребается. Интересно, кстати, что убивая его, Хлодвиг не пытается скрыть, за что он убивает. Не стесняется того, что он, король, выглядит мелочным и злопамятным (злым с хорошей памятью). То есть, внутренне он еще не до конца король. Король должен быть выше личной мести простому солдату.
Для тех, кто забыл суть сюжета - про Путина и Ходорковского. Как они из-за нефти... того... поссорились. И про то, как остальные олигархи (воины) все поняли и вели себя, как надо.
Григорий Турский, "История франков" (вторая половина VI века).
(цит.) "Однажды франки унесли из какой-то церкви вместе с другими драгоценными вещами, необходимыми для церковной службы, большую чашу удивительной красоты. Но епископ той церкви направил послов к королю с просьбой, если уж церковь не заслуживает возвращения чего-либо другого из её священной утвари, то, по крайней мере, пусть возвратят ей хотя бы эту чашу. Король, выслушав послов, сказал им: „Следуйте за нами в Суассон, ведь там должны делить всю военную добычу. И если этот сосуд, который просит епископ, по жребию достанется мне, я выполню его просьбу“. По прибытии в Суассон, когда сложили всю груду добычи посредине, король сказал: „Храбрейшие воины, я прошу вас отдать мне, кроме моей доли, ещё и этот сосуд“. Разумеется, он говорил об упомянутой чаше. В ответ на эти слова короля ТЕ, КТО БЫЛ ПОРАЗУМНЕЕ, сказали: „Славный король! Всё, что мы здесь видим, — твоё, и сами мы в твоей власти. Делай теперь всё, что тебе угодно. Ведь никто не смеет противиться тебе!“. Как только они произнесли эти слова, один вспыльчивый воин, завистливый и неумный, поднял секиру и с громким возгласом: „Ты получишь отсюда только то, что тебе полагается по жребию“, — опустил её на чашу. Все были поражены этим поступком, но король перенес это оскорбление с терпением и кротостью. Он взял чашу и передал её епископскому послу, затаив „в душе глубокую обиду“. А спустя год Хлодвиг приказал всем воинам явиться со всем военным снаряжением, чтобы показать на Марсовом поле, насколько исправно содержат они своё оружие. И когда он обходил ряды воинов, он подошёл к тому, кто ударил по чаше и сказал: „Никто не содержит оружие в таком плохом состоянии, как ты. Ведь ни копьё твоё, ни меч, ни секира никуда не годятся“. И, вырвав у него секиру, он бросил её на землю. Когда тот чуть-чуть нагнулся за секирой, Хлодвиг поднял свою секиру и разрубил ему голову, говоря: „Вот так и ты поступил с той чашей в Суассоне“. Когда тот умер, он приказал остальным разойтись, наведя на них своим поступком большой страх»...".

А.А. Блок, 24 декабря 1904 года.

(цит.)
"... И мелькала за парою пара...
Ждал я светлого ангела к нам,
Чтобы здесь, в ликованьи троттуара,
Он одну приобщил к небесам...
А вверху - на уступе опасном -
Тихо съёжившись, карлик приник,
И казался нам знаменем красным
Распластавшийся в небе язык".
"Троттуар" в Блоковские времена - писали с двумя "т".
Карлик с "языком - красным знаменем" - отличный заход про революцию. До первой русской революции остается пара недель.
Но почему Блок допускает сбой ритма стихотворения? - я не знаю. "Чтобы здесь, в ликованьи троттуара" не вписывается в стихоритм.

Сказки и легенды народов девяностых.

Добавление в коллекцию историй про то, как ребенку взрослые что-нибудь наврали, а он вырос и продолжает верить. Многие, наверное, сталкивались с таким. Когда взрослый человек рассказывает, что, когда он был совсем маленьким, его отец погиб в аварии настолько страшной, что даже тела не осталось, потому и могилы нет.
Но рэппер GONE.Fludd переплюнул всех.
На вопрос Юрия Вдудя, правда ли, что его отец в 1990-е был бандитом, рэппер ответил, что папа действительно бандитствовал в былые годы, но был особым бандитом
Цитата: "Знаешь как это было? Я спросил его. Он говорит, что ОН РАБОТАЛ ДЛЯ РАБОТЯГ. Допустим, чуваки на заводе работают, а им директор не платит зарплату. В девяностых, я думаю, такое вполне возможно. И рабочие просили: поговори с управляющим, чтобы он заплатил. Они заходили и не знаю какими способами, но делали так, чтобы работники получали за свой честный труд свои бабки"
Вот это реально круто. Парню 24 года. Верит!

Из записной книжки.

Белоклеточные.

- А какой у тебя ник был в той тусне?
- Санта-Крыса.

"Тинейджерство это такой возрастной период, когда... когда уже хотят, но еще не отваживаются. Это всего касается".

Революционное.
"Революция сделает из этих кукловодов - куколдов!"

Обращение к финансоводающему начальству.
"Запишите нас всех в точки роста,
А не то мы тут всё раз...бем!"

- Вот у него в одном стихотворении - "телефонная трубка - дамоклова трубка - висит и...". Не помню, как там дальше. Так можно было сказать только про прежние, стационарные телефоны, у которых трубка могла висеть дамокловым мечом. Нынешние беспроводные гаджеты делают такую метафору невозможной.
- Ага. Нынешние гаджеты, кстати, не дают ничего, на чем можно было бы повеситься. То ли дело прежние телефонные провода!
- А зарядка?
- Точно. Все-таки позаботились.

Про безъязыкую, серую, солдатскую массу.

Тренирую нервную систему.
Решился таки прочитать "Прокляты и убиты" Виктора Астафьева.
По-моему, тренировка для нервной системы круче, чем Шаламов.
Т.н. "правда о войне", которая не страшная и не ужасная, а круче - она именно невыносимая.
Слава богу, талант Астафьева не "шолоховский", то есть не заблокировал проникновение в текст множества всяких личностных политических заморочек. Поэтому не всему веришь. Если бы все было написано "по-шолоховски", было бы совсем невыносимо.