December 15th, 2018

Из записной книжки.

С фейсбучной овцы хоть лайков СКЛОК.

Предупреждаем толстых! Тут шутят тонкие шутки!

Для Монстрации.
"Мы придем полежать на ваших кроватях".
Подпись: "Могилы".

У семи самураев дитя без катаны.

"Что за "фоменковщина" какая-то? То, что битва на Куликовском поле случилась примерно в одно время - за год до - с восстанием Уота Тайлера, не означает, что Уот Тайлер командовал там русским войском против Мамая".

"Ты думаешь, что они пойдут тебе навстречу? Да они тебе в ответ страпон с вологодским маслом покажут?"

Пацанские правила политического реализма.

"Он знал по бизнесу: кто не может взыскать долг, тому никто ничего и не должен" (Алексей Иванов, "Ненастье").
На языке "политического реализма" это "пацанское правило" может звучать, например, так: "Уважать территориальную целостность и суверенитет государства, которое не в состоянии защитить свою территориальную целостность и суверенитет, никто не обязан, что бы там ни было написано в международном праве".

Торгаши и герои.

Отложил себе цитату из "Ненастья" Алексея Иванова. Пригодится в преподавании. Например, когда Вернера Зомбарта со студентами разбираем – "Торгашей и героев".
"Бойцы вспоминают минувшие дни". "Герои девяностых" вспоминают о девяностых и главном "герое девяностых" в их жизни, который в те же девяностые лег в могилу.
(цит.)
— Герка, прости, что лезу в душу… — Володя налил водки. — А почему ты не попросил наших парней тебе помочь, а решил Щебетовского ограбить?
Германа обескуражила простота этого вопроса.
— Да мне и в голову не пришло, — он пожал плечами. — По-моему, так уже не делается, Володя. Сейчас и время не то, и парни уже не те…
— Может, ты и прав, Герка. Но странно. Времена-то были тогда буйные, нам ли не знать? Но как-то было человечнее, ближе друг до друга…
— Мы были моложе, вот и секрет эпохи, — усмехнулся Герман.
— Нет, — твёрдо сказал Володя, — дело не в молодости. Действительно мир поменялся. Разве сейчас мог бы появиться Сергей Лихолетов?
— Что ты имеешь в виду? Если бы Серёгу не убили, он был бы.
— Не лично Серёга, а такой тип человека. Такой тип уже невозможен.
— А какой Серёга тип?
— Сергей по натуре — герой.
— Конечно, Серёга был храбрый. Он старался для всех и был честный — не воровал, как нынешние… Но никакого подвига он не совершил.
— Я не про подвиг. Герой — тот, кто прокладывает путь, поднимает народ с колен и ведёт за собой, жертвует собою ради всех. Кто творит историю. Разве сейчас нашёлся бы человек, который из толпы дембелей создал бы организацию, отбил бы огромный рынок, захватил бы жилые дома? Нет. И не потому, что нынче все трусы. Ты же сам сказал: так уже не делается.
Верно, сейчас делается так, как сделал Герман: хапнул и сбежал.
— Серёга тоже мог ограбить фургон, — задумчиво сказал Герман. — Но вот скрываться после грабежа ему было бы против шерсти. Он жил напоказ.
— А что тебя больше всего напрягало в те годы? — спросил Володя.
— Я как-то не определялся… То одного не хватало, то другого…
— Мне кажется, острее всего тогда ощущали несправедливость. Почему все работали вместе, и вдруг один — богач, а другой — бедняк?
— Сейчас разве по-другому?
— Точно так же, но сейчас это уже в порядке вещей. Ты не испытываешь никаких чувств от того, что Щебетовский владеет Шпальным рынком, а ты у него — водила. Жизнь есть жизнь. А в те годы подобные ситуации вызывали яростное несогласие...".
PS: Вернер Зомбарт ("Торгаши и герои"): "Торгаш и герой — они образуют два великих тезиса, как бы два полюса для ориентации человека на Земле. Торгаш подходит к жизни с вопросом: что ты, жизнь, можешь мне дать? он хочет брать, хочет за счёт по возможности наименьшего действия со своей стороны выменять для себя по возможности больше, хочет заключить с жизнью приносящую выгоду сделку; это означает, что он беден. Герой вступает в жизнь с вопросом: жизнь, что я могу дать тебе? он хочет дарить, хочет себя растратить, пожертвовать собой — без какого-либо ответного дара; это означает, что он богат. Торгаш говорит только о «правах», герой — только о лежащем на нём долге; и даже выполнив свои обязанности, он всё ещё чувствует в себе склонность отдавать".

Героический бой канонерской лодки "Олег Кашин" с либерально-интеллигентской эскадрой.

Все-таки бывшие нацболы просто так не сдаются.
"М.КУРНИКОВ― «Почему ты всеми силами, любой ценой пытаешься размежеваться с либеральной интеллигенцией? В какой момент ты получил от нее детскую травму? Считаешь ли ты ее настолько влиятельной, что стоит о ее влиянии говорить примерно на том же уровне серьезности, как, например, о Путине?» — спрашивает Александр Плющев из Москвы.
О.КАШИН― Ой, Александр Плющев, тоже привет тебе! Ну, смотри, можно делать вид, что эта интеллигенция невлиятельная. Мы все живем в своих пузырях и сейчас я тоже продолжаю быть в пузыре, потому что мы с вами обоими френды в соцсетях и просто люди, которые знают друг друга и по имени и тоже могут называть на ты и так далее. Если эта среда, этот круг, те люди, которые вокруг меня, конечно, для каждого человека всегда такие люди более интересны, чем телеведущий Соловьев, допустим, про которого я так понимаю, что он всегда будет называть плохими словами в своей радиопередаче. Плюс к тому, что медиапространство российское так устроено, что есть этот большой государственный мир с «60 минутами» на вершине, как мне кажется, этой пирамиды и есть довольно маленький и довольно тесный и малонаселенный. То есть всех людей, которые нас слушают сейчас, всех людей, которые понимают, о чем мы говорим сейчас… не знаю, из серии типа Плющев, Кашин или Сапрыкин можно собрать где-нибудь на одном стадионе хотя бы, прости господи. И понятно, что на этом стадионе тоже есть какая-то иерархия. Она есть, конечно же. И когда «Настоящее время» берет интервью у Сергей Пархоменко обо мне, тоже понятно, почему. Вообще, оно берет интервью у Сергей Пархоменко, а не у какого-то либо прохожего…
М.КУРНИКОВ―Тем не менее, вопрос: почему ты стараешься размежеваться с либеральной интеллигенцией?
О.КАШИН― Как-то так сложилось. Мне не нравится многое из того, что делает и говорит либеральная интеллигенция. Я об этом говорю — либеральная интеллигенция в ответ на это объявляет мне какую-то «нулевую терпимость». Это такой эффект снежного кома. Тоже маленькая история. Действительно, последний месяц, наверное, в соцсетях какая-то эпидемия срачей буквально. Раньше такого не было, чтобы подряд ежедневно то Пархоменко на Нюту Федермессер, то Навальный, на Антона Долина, то Альбац на меня. Хотя немножко это отделяю, потому что если в первых двух случаях идет атака своих на своих, условно, то здесь, конечно, для Альбац я не свой, она для меня тоже.
О.КАШИН― Слушайте, с тех пор она столько про меня наговорила. Сегодня она, извините, пишет, что я получал по 10 тысяч долларов от Кремля за каждую статью, где я ее ругал. То есть, видимо, у меня уже есть миллион долларов, поскольку у меня наберется то статей, где я ругаю Альбац. Ну, ладно, вы меня сбили с чего-то. Так вот, я на днях, мне кажется, понял механизм этой эпидемии. Поругался из-за Вильнюсского форума с экономистом Иноземцевым. Ну, поругался и поругался, бывает. И вот мы ругаемся, мы закончили. Последняя его реплика: «Пошел на х…!» И Мне стало почему-то смешно, потому что интеллигентный человек, не пишет полностью матерные слова, а даже вот в пылу их заменяет отточиями. Захожу в Фейсбук, а так ко мне пришла директор Ельцин Центра Людмила Телень. А Ельцин Центр я тоже всю жизнь ругаю, пишу, что Ельцин Центр должен быть разрушен, считаю его более-менее пропагандистской поделкой, вредной и опасной. И вижу Людмилу Телень у меня в комментариях, ту Людмилу Телень, которая про того же меня как у Альбац писала, что я какой-то негодяй. И я, будучи в таком эмоциональном состоянии, конечно, наорал на Людмилу Телень и всячески ее проклинал за ту постыдную работу, которую она делает. Мне самому было неловко, я понимаю, что я множу энтропию, но при этом да, это, действительно, снежный ком, который захватывает и увлекает…".

Давно хотелось поправить классика.

Все гармоничные семейные пары похожи друг на друга. Каждая негармоничная семейная пара негармонична по-своему. Вот реально - ни одного точного повторения не вспоминаю.
Сформулировано на основе бесчисленного количества наблюдений.

Из записной книжки.

Перепутал слово.
"... партизанил в гробу врага".

Лепрозории здесь тихие.

- Вы вышли замуж по расчету?
- Нет, я вышла замуж по Гамбургскому счету.

Муж про жену: "Она говорила мне, что я титаник".
Жена (вмешивается): "Ну сколько можно повторять? Я говорила тебе, что ты кинестетик, а не титаник".

"Он человек из ближнего круга, можно сказать - из крайней плоти...".

NN: "Вроде ничего такого не написал, но в комментах какие-то ПАРХОМЫШИ напали".

Из записной книжки.

Географ сову от глобуса пропил.

Про внешность.
Весь объятый дредами, абсолютно весь.

- На войне, когда впервые увидел три или четыре трупа, лежащие посередине большой площади, почему-то школьные воспоминания сразу стрельнули в голове.
- Школьные?
- Ну да. Трупы были так похожи на мешки со сменкой, брошенные в школьном коридоре.

Сивый бред.
PS: Глянул в Яндекс. Стихотворение какой-то графоманессы так называется.

- Сторителлинг - сейчас самая моднячая штука в маркетинге.
- Ха! Подумал, что даосы-маркетологи делали бы тему "сторисайленcа".

NN: "Вот второй застой сейчас. Интересно, в Петербурге известная спецструктура уже создала РЭП-клуб?"

Конец эпохи.

30 ноября 1990 года вышел Указ Президента СССР Горбачева М.С. "Об усилении рабочего контроля в целях наведения порядка в хранении, транспортировке и торговле продовольствием и товарами народного потребления".
Рабочий контроль! Лексика наивного социализма! За год до полного краха первого в истории социалистического государства!
(цит.) "В связи с чрезвычайным положением, сложившимся на потребительском рынке, массовыми злоупотреблениями в торговле и системе снабжения продуктами питания и другими товарами народного потребления, настойчивыми обращениями граждан о наведении порядка в этой сфере постановляю:
1. Установить на период стабилизации обстановки на потребительском рынке строжайший рабочий контроль за продвижением товаров народного потребления на всем пути от производителя до потребителя для пресечения укрытия товаров, их порчи, хищений и спекуляции...".
Почти через год тоже смешное.
28 ноября 1991 года. Указ Президента СССР "О признании частично утратившим силу Указа Президента СССР "Об усилении рабочего контроля в целях наведения порядка в хранении, транспортировке и торговле продовольствием и товарами народного потребления".
(цит.) "В связи с развитием рыночных отношений, принятием законодательства по защите прав потребителей и учитывая изменение социально-экономических отношений в стране, постановляю:
1. Признать утратившими силу абзацы второй и пятый части четвертой статьи 1 Указа Президента СССР от 30 ноября 1990 года "Об усилении рабочего контроля в целях наведения порядка в хранении, транспортировке и торговле продовольствием и товарами народного потребления"...".
Советскому Союзу остается жить 10 дней. Считаю до Беловежских, если что.