February 4th, 2019

Философия истории.

Важное для гуманитария умение видеть (различать), где работают т.н. "системные законы", а где просто стечения обстоятельств.
Надо бы не только понимать и различать, но и понимать, что стечения обстоятельств могут становиться системными законами.
Правда, не уверен, что бывает наоборот.

Из записной книжки.

Кризис соседнего возраста.

Название для города - Комукуда.
Лучше - степного. Или даже среди пустыни.

О’Генри… Миллер.

В далекой древности, точнее, в далекой юности…

Очки типа "стрекоза вылупилась" теперь в моде вместо очков типа "офисная сучка".

NN о последствиях выступления М.Г.
"В общем, сочли его дураком. То, что его дураком сочли другие дураки – это не страшно. Плохо, что дураком сочли и умные".

И ты, бот?

"Впрочем, не надо быть пиарщиком или этим… как его, черта? … политтехнологом, чтобы понимать, что в ситуации происходящего информационного наката и самому губернатору следует забивать информационное пространство свидетельствами своей практической работы в должности, грубо говоря, не вылазить из Ербагоченов и Тайшетов, всячески подчеркивая свою значимость и незаменимость. Ничего подобного мы не видим, что, кстати, не исключает, что губернатор, назло злодеям, получил секретную смску от Путина – «Ничего не бойтесь, Сергей Георгиевич!» Иначе информационную пассивность и «австрийские отпуска» логически объяснить невозможно. Однако голоса реальных защитников сейчас не помешали бы...".
http://irktorgnews.ru/avtorskie-kolonki-sergey-shmidt/i-ty-bot?fbclid=IwAR3QrcwPMxTjY02rRSzgA5_J2podiFfXIiBThf0JHY-k1Y2pyQZSVSlWDlU

Прощай, означаемое! У меня на означающее другие виды.

Якобы это рассуждение есть в "Прошу, убей меня" Легса Макнила и Джиллиан Маккейн (знаменитый сборник грандиозного количества интервью про панк-культуру).
Какая-то старая хиппоза рассказывает, что вот когда хиппи носили знак "пацифик", то это означало, что они реально за мир и прочий "лав". Потому что они все были за мир и прочий "лав". А вот когда панки нацепили свастики, то они сделали это вовсе не потому, что были фашистами. Они не были фашистами. Они просто хотели всех бесить и обратили внимание, что свастики работают на это (по легенде "Ramones" в свастиках пришли записывать альбом на студию к еврею, который еле удрал от Холокоста).
Такой вот сюжет про запутанные отношения означающего и означаемого, про бури постмодернизма, про "функциональное без субстанционального".
Можно всю культуру (историю культуры) разложить на противостояние двух начал. Того, в которой знак для содержания. И того, в которой знак для чего угодно, но не для содержания.

Скрепняк.

Сетевая реклама (забыл чего, но целевая группа - молодняк).
Текст. "Не жди завещания от бабули! Греби бабло прямо сейчас!".
Есть все-таки моральные скрепы. Не было бы, первое предложение звучало так: "Не жди, когда помрет бабуля!"

Не слушали дядю пацаны.

"Слева, где бьется сердце. Инвентаризация одной политической идеи" Райнера Ханка рекомендовано читать и левым, и правым. Но адресная аудитория - разочаровавшиеся левые. Чтобы читали и сравнивали ощущения.
Но вот такая мысль пришла мне в голову.
Получается, что "старые левые", над которыми потешались "новые левые" в ревущие шестидесятые, оказались правы.
Все самое красивое в левой идее - левизна как стиль жизни, "экзистенциальная левизна", романтика, жизнетворчество, чистое "желание революции" (вне всяких "объективных причин"), левизна как борьба с отчуждением, короче, все это мальчишеское для девочек, ВСЯ ЭТА МАРКУЗА – все это оказалось поветрием, шелухой, накипью. Все это ушло, растворилось, исчезло.
А остались неравенство, несправедливость, желание бедных отобрать что-нибудь у богатых, скучная экономика с ее противоречиями, унылые, "объективные", в каком-то смысле "математические" вещи.
Старые победили новых.

"Тобол" Алексея Иванова.

Уникальное пособие, как писать романы, чтобы все обиделись. Или не обиделись. Пособие по этакой пропорциональной политкорректности.
Мудачье в романе пропорционально распределено между всеми нациями - русскими, шведами, остяками, бухарцами и др. Достойные люди тоже пропорционально разделены.
Поскольку русских больше - действие все-таки происходит в России - то среди русских мудачья больше, чем, например, среди шведов. Ну и т.д.
Отдельно замечу, что мудаки во всех нациях делятся на два типа - трусливых-отвратительных и мужественно-волевых, вызывающих симпатии.
В жизни, в настоящих мудаках тоже есть что-то такое - двухтиповое.