February 9th, 2019

Старое новое.

Перестройка воспринималась как повторение "оттепели" (той, что была после XX съезда и длилась до Брежнева). Многие были уверены, что будет все, как тогда, то есть, оттепель закончится заморозками. Остроумный стишок сочинили: "Товарищ, верь пройдёт она, так называемая гласность, и вот тогда госбезопасность припомнит ваши имена". В общем, если бы так оно и случилось, это многих бы не удивило.
Ничего такого не случилось. Вместо гипотетического "обновления социализма" и вполне ожидаемых "заморозок" все просто рухнуло. Девяностые стали "абсолютно новым", никто не сравнивал происходящее тогда с гражданской войной 1917-1922 гг., мало кто сравнивал со Смутным временем XVII века. Все жили как в "абсолютно новом", в котором вообще не понять, как правильно жить.
Интересно, что и в 2000-е жили как в "абсолютно новом". Параллели с застоем и советской потребительской революцией 1970-х (ПЕРВОЙ И ПОСЛЕДНЕЙ В ИСТОРИИ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ, СОВЕРШЕННОЙ В УСЛОВИЯХ ХРОНИЧЕСКОГО ТОВАРНОГО ДЕФИЦИТА) звучали очень редко.
Сейчас мы живем, полагая, что происходит повторение застоя, который закончится перестройкой, которая закончится "распадом СССР - 2". Опять мыслим в рамках известной нам модели прошлом. В общем, все как во второй половине 1980-х - воображаем будущее по лекалам прошлого. По крайней мере, наши турболибералы каждый спотыкач цен на нефть или курса рубля обращают в восторженный прогноз - "развал нынешнего совка не за горами".
А ведь будет, скорее всего, нечто совсем-совсем новое.
Так уж Господь жизнь и историю устроил - не бывает ни с тобой, ни с другими того, что навоображаешь.

Из записной книжки.

- Согласись, она похожа на активистку "Народной воли" из XIX века?
- Ага. Этакая туберкулезная пассионарность.

Нам все столы по колено.

"Здоровая такая красавица! Кровь со сгущенкой!"

Словосочетание.
Повторение нового.

Название для текста.
"Взлеты и совпадения".

- Война всё спишет.
- Ага. И всех утишит. Лучший способ достигнуть гражданского согласия, прекратить ор и неудовольствия - устроить какую-нибудь войну. Война всех утишит. Только надо ее быстро выиграть, как Тэтчер выиграла Фолкленды или Бисмарк франко-прусскую. А то вот Николай II свои войны дважды быстро не выиграл и... вот вам, гражданин Романов, направление в подвал дома купца Ипатьева.

Вкусовое суждение.

Когда бьют толпой, в толпе есть те, кто бьет, потому что в толпе, потому что реально пропитался яростью или действительно испытывал искреннюю ненависть к "объекту". Но есть и те, которые бьют, чтобы никто, не дай бог, не заметил, что они уклоняются, не участвуют.
В сетевых (фейсбучных) травлях, надо отдать им должное, в отличие от реальных "запинываний толпой" или каких-нибудь кампаний времен Сталина, количество вторых очень небольшое. Зато каждый из этого небольшого количества выглядит намного омерзительнее, чем его аналоги в уличной жизни или во времена помянутого Сталина.

Распределение вины и благодарности.

Если что-то хорошее в ребенке, то родители воспитали. Если что-то плохое, то учителя и школа не доглядели.
Известная общественная уверенность.
Недавно подумал, что, кажется, в СССР не было такой уверенности. И вину за ребенка могли отнести к родителям, а благодарность за ребенка к учителям и школе.
Впрочем, может это наведенное воспоминание.

Тайный парадокс или парадоксальная тайна.

Запись, после (во время) семинара по "антидискуссии", который прошел в иркутском Центре независимых социальных исследований.
Вот - то ли большая тайна, то ли большой парадокс гуманитаристики.
Гуманитарная дискуссия без общеразделяемых "аксиом", без общего для участников толкования какого-то круга понятий - мертворожденная.
Однако нет более надежного способа убить дискуссию, чем заняться прояснением и уточнением понятий.
Такой вот тупик.
Так что те гуманитарии, которые полагают, что правы были софисты, а не Сократ, то есть, цель дискуссии в том, чтобы победить, а не найти истину, в чем-то правы.
Хотя и отвратительны. Правы и отвратительны.

Творчество и матершина.

Так радуюсь, когда старичок Артемий Троицкий говорит что-нибудь разумное. Просто он был когда-то не просто модным, но и очень умным парнем.
Оказывается, Троицкий имел беседу с Сергеем Шнуровым о мате. Шнуров разъяснял, что мат необходим ему в творчестве для "народности", мол, чтобы народ лучше понимал.
На что Троицкий привел ему в пример Владимира Высоцкого. В номинации "народность" Высоцкому точно нет равных (и, пожалуй, не будет). И никаких матов в песнях,- подчеркивает Троицкий. Абсолютная народность достигнута без матершины. "Мат это оружие слабаков",- заключает Артемий Кивович.
Отличный аргумент Троицкого. Не подкопаешься. Буду цитировать молодежи.
PS: От себя добавлю, что не исключаю, что Высоцкому в этом смысле - абсолютный победитель в номинации "народность" - нет равных во всей истории русской культуры. Творец без таргетирования, целевая группа - ВСЕ. Слушатели - от сантехников до академиков. За академиков не скажу, а за профессоров могу. Напротив нашей квартиры (на лестничной площадке) жил сантехник Саша. Высоцкого я впервые услышал, стоя под его окном - он гонял записи. Через некоторое время от дяди моей мамы записи Высоцкого появились в нашей семье. Семье профессора. Высоцкий зазвучал с двух сторон лестничной площадки.
Вот так бывало. Кто с таким сравнится? Никакие Окуджавы и Макаревичи рядом не стояли.