July 8th, 2019

Товарищи любители или просто знатоки фантастики!

Наверняка в ее бездонном многообразии случался вот такой сюжет "технокоммунизма". "Техно" тут не про коммунизм, в котором "вкалывают роботы, а не человек", а просто для обозначения коммунизма, опирающегося на успехи научно-технического прогресса, а не на простую реализацию пролетарского гнева.
Так вот, есть ли произведения, в которых коммунизм обеспечен регулярным употреблением специальных таблеток, убивающих инстинкты эгоизма, индивидуализма и прочего частнособственничества? То есть коммунизм построен не с помощью механической смены модели общественных отношений (с последующим изменением людей, как ожидалось отцами-классиками, и чего не удалось добиться ни жесткими методами ГУЛАГа, ни мягкими методами поэзии шестидесятников), а через биологическое изменение природы человека (на что уже и опираются в свою очередь общественные отношения).
Если есть такие образы в социальной фантастике, но что там в соответствующих произведениях с такими обществами стало?
Допускаю, что кто-то забыл с утра сожрать горсть обязательных таблеток, и понеслись сюжетные клочки по закоулочкам.

"Петухи да гуси... Господи Иисусе!"

Много лет назад, я уже не помню с кем, обсуждали детские ночные кошмары.
Запомнился кошмар, рассказанный собеседником - длиннющий железнодорожный состав, в котором на открытых платформах везут огромных гипсовых гусей с распростертыми крыльями. Отчетливо помню, как собеседник говорит: "Типа тех, которые ставят в пионерлагерях для красоты и искусства".
Прошли годы - лет двадцать пять - и образ этих страшных искусственных гусей на платформах я встречаю в романе Михаила Шишкина "Взятие Измаила".
Видать, кочующий кошмар - менее известный, чем выпадающие зубы, "экзамен, а я ничего не знаю" и "снова призвали в армию".

Из записной книжки.

Услышал более глобальный и одновременно более глубинно-национальный вариант векового баяна.
"Если в ВОЛГЕ нет воды,
Значит выпили...".
Оконцовка - традиционная.

... напали комары и мухи с пёсьими головами.

"Слушай, ну я в этих делах не Копенгаген. И даже не Гогенцоллерн".

Смерть под страхом жизни.

Пойдут клочки <урбанистов> по знакоулочкам.

NN: "Стих пишу. Про любовь. "Девочка с планеты Земля" называется. Пока только название придумал".

Пятерка классного у Шишкина про запахи.

"... в городском саду, где сладко пахло никоцианой и ночными красавицами".
"На столе в темноте светились ее туфли и пахли магазином".
"Запахло водкой и портупеей".
"Запах мокрой шубы смешался с духами, от Кати пахло чем-то свежим, какой-то только что отломанной южной веткой".
"У причала пахло рыбой и йодом".
(М. Шишкин, "Взятие Измаила").

Из записной книжки.

Разговор о литературе.
NN: "Ощущение КРИЧАЩЕГО ИЗВРАЩЕНИЯ осталось у меня от этого вашего Шишкина".

Отчизна мачо – мачизна.

- Ну он спецслужбист старой школы - старается убедить, а не запугать.
- Это старая школа? Не новая?
- Вопрос обсуждаемый.

Узурпировавший красоту.
Узорпатор.

Журнал "Православная половая жизнь".

"Он поехал восвояси, а я восвояйца".

Из записной книжки.

Сон после просмотра какой-то Шекспировской пьесы (какой-то, в которой был Фальстаф; какой-то из шекспировских "Генрихов").
В трактире пьяный (он не один, а с пьяным другом) орет.
- В Англии осталось всего три честных человека, которым еще не надели петлю на шею.
- Кто?
- Я и вот этот пьяный ублюдок, мой приятель.
- А третий?
- Третьего наверняка сейчас вешают, его можно не считать.

Название для "романа воспитания" - "Поколение Игорёк".

Тиран-патерналист.
Узурпатер.

Название для книжки про "белое дело" - "Белые надежды".

От готовящегося к сдаче экзамена по русскому языку
Глаголгофа.

Название для клуба феминистов (не путать с феминистками) - "Клуб 8 мартобря".
Сами феминисты могут именовать себя мартобристами.