July 27th, 2019

Социальные лифты.

К теме того, что любая "система", чтобы пребывать в безопасности, должна создавать вертикальные возможности для наиболее энергичных людей, всячески следить, чтобы в низах общества оставались люди с низкой энергетикой и субъектностью, ибо если там скопятся "энергичные", то они, если не взорвут, то тряхнут "систему".
Как выразился когда-то в девяностых один мой знакомец: "Массовая нищета не страшна, если наиболее пассионарные не нищенствуют".
Российская империя времен Екатерины II. Одного пассионария интегрировали, а вот другого нет.
"Атаманом в новое войско (L: Оренбургское) назначили молодого самарского казака Василия Могутова. Тридцать лет он будет крепко держать казаков в своём кулаке. Во время осады Оренбурга он возьмёт под командование самый трудный участок обороны города – вал и бастионы от Орских ворот до Сакмарских. Подмётными письмами Пугачёв станет склонять Могутова к измене, однако атаман лишь расхохочется, читая эти грамотки: самозванец сулит ему кафтан и бороду, а Могутов уже и сам дворянин и помещик, он и сам кому хошь может подарить кафтан или выдрать бородёнку" (Алексей Иванов, "Вилы").

Хрестоматийный случай из истории евробюрократии.

Согласно стандартам ЕС варенье может быть только из фруктов. В Португалии умеют варить какое-то добротное варенье (джем) из морковки, но места для него на европейских рынках из-за евростандартов не оказалось. Добрые евробюрократы пошли навстречу и приняли постановление о том, чтобы... считать морковку фруктом.
(цит.) "В Европе морковь начала считаться фруктом благодаря директиве Евросоюза, которую приняли 20 декабря 2001 года после того, как возникли проблемы с экспортом варенья из моркови, которое производится в Португалии, в страны Евросоюза. Так как по законам Евросоюза варенье может вариться только из фруктов, а из овощей его делать нельзя, пришлось считать морковь фруктом вместо принятия соответствующей поправки к закону об экспорте варенья".
А Путин еще удивляется, что полов много стало!
PS: Ну и кто после этой истории с португальской морковкой будет верить в "объективную реальность, представленную в научном знании" и кидаться камнями в социальных конструктивистов? Руки геть от конструктивистов!

Покровитель музыкального андеграунда.

Еще одна прекрасная музыкальная история от Артемия Троицкого. Люблю такие. Отдаленно напоминает знаменитый сюжет в истории хип-хопа - импульс для развития рэпа, приданный тем, что в ночь отключения электричества в Нью-Йорке (1977) чернокожая гопота награбила массу диджейского оборудования и звукозаписывающих устройств. После чего музыка, мало известная за пределами Гарлема и Бронкса, поползла по всему миру.
(цит.) "Весной 1968 года из американского порта Балтимор вышел в Атлантический океан корабль-контейнеровоз, направлялся он в Рио-де-Жанейро и вез в своих недрах музыкальные инструменты на выставку электронной музыки и прочих технологических достижений. В результате событий, о сути которых история умалчивает, команда покинула это судно – то ли там эпидемия возникла, то ли еще что-то. В общем, судно было покинуто экипажем, и после долгих блужданий по Атлантическому океану его прибило к острову Святого Николая, что в архипелаге островов Зеленого Мыса. Разумеется, некоторое время этот корабль не трогали, потом контейнеры с него сгрузили, держали их в местной церкви, но потом все-таки решили вскрыть. Вскрытие состоялось успешно, и в металлических ящиках были обнаружены – сюрприз, сюрприз! – всевозможные музыкальные электроинструменты – электропиано, электроорганы, синтезаторы и прочие чудеса техники знаменитых американских и японских фирм "Фарфиза", "Ямаха", "Роудз", "Хэммонд". И Амилкар Кабрал, лидер островов Зеленого Мыса (так называли тогда нынешнюю Республику Кабо-Верде), харизматик, левак-социалист, сказал: "Все музыкальные инструменты надо раздать народу". Народ с воодушевлением воспринял призыв своего вождя, разобрал музыкальные инструменты по домам культуры, студиям и гаражам – и пустил их в дело. Так началась на островах Зеленого Мыса, в бывшей португальской колонии, совершенно новая музыкальная жизнь, полная электромузыкальных инструментов и их космических звуков. До этого были одни бонги, конги, однострунные инструменты симбоа из скорлупы кокосовых орехов, аккордеоны, еще, может быть, какие-нибудь гитарочки, разумеется, а тут настоящая технологическая революция произошла!"
На фото Амилкар Кабра - главный покровитель независимой музыки и защитник свободных музыкантов в истории.
Амилкар Кабра (цит.) "... в декабре 1972 года вместе с секретарем Президиума Верховного Совета Михаилом Георгадзе прилетел в Крым на празднование 50-й годовщины создания СССР. Представлял ПАИГК (СШ: Африканская партия независимости Гвинеи и Кабо-Верде) на 23-м и 24-м съездах КПСС. Наш человек! Марксистский теоретик, поэт, почётный доктор Института Африки АН СССР.
Продажным сукам мирового империализма после множества покушений удалось его убить в 1973 году. НЕ ЗАБУДЕМ, НЕ ПРОСТИМ - КОМУ НАДО ОТОМСТИМ!
amilcar-cabral

Выписал себе из живого классика Баунова для лекций и семинаров.

"... Многие люди, как здесь, так и на Западе, не понимают, что в России в принципе невозможен ставленник Запада, его «марионетка». У нас слишком огромные пространства, слишком большой человеческий ресурс, в том числе военный, чтобы здесь могла возникнуть «марионетка». Для начала эти пространства, этот ресурс пришлось раздробить, разорвать на маленькие части, а весь свой ядерный арсенал добровольно сдать на склады Колорадо. На фига это нужно человеку, который стал президентом целой России? Даже если этот человек западник. Ты можешь быть теоретически президентом-марионеткой в Гватемале, не знаю, на Кубе, во главе Молдавии, но уже в Украине — нельзя, слишком большой ресурс. Поставь вместо Путина Навального, да хоть любого — сразу после Йельской программы, он сразу проникнется заботой об этом большом ресурсе. И зачем ему отдавать то, на чем его собственное влияние, его переговорная позиция держится...".

Из записной книжки.

В пандан к хэппи-энду.
Хейт-энд.

В хмурые дождливые дни небо над Иркутском напоминает Байкал. Вот прям реально – будто сам Байкал висит над Иркутском.

В обсуждении Путина.
Телегеничная коммуникация, мастерство телегеничных коммуникаций…

Мотивация отгула в заявлении.
"Прошу отгул на саморазвитие".

NN: "Ну, знаешь ли, умом она тоже не Турман".

NN только так говорит: "Инвеститоры".

Какой наблюдательный засранец – этот Дидро!

Дени Дидро - Екатерине II.
"Мне кажется вообще, что ваши подданные грешат одной из двух крайностей: одни считают свою нацию слишком передовой, другие — слишком отсталой. Те, которые считают ее слишком передовой, выказывают этим свое крайнее презрение к остальной Европе; те, которые считают ее слишком отсталой, являются фана­тическими поклонниками Европы. Первые никогда не выезжали из своей страны; вто­рые или не жили в ней достаточно долго, или не дали себе труда изучить ее. Те и другие видят только внеш­ность, одни — издали, другие — вблизи: внешность Па­рижа и внешность Петербурга. Я очень поразил бы их, если бы показал им, что между обеими нациями суще­ствует такая же разница, как между человеком сильным и диким, еще только познавшим начатки цивилизации, и человеком деликатным и изысканным, но пораженным почти неизлечимой болезнью. […] Мне кажется, я подметил у русских вообще (за ис­ключением Орловых) некоторую осторожность, недовер­чивость, в противоположность той прекрасной откровен­ности, которая характеризует иные возвышенные, сво­бодные и уверенные в себе души у нас и у англичан: у нас — в соединении с тонкостью, у англичан — с грубоватостью. Не знаю, какое чувство я им внушаю, но со мною они не таковы, какими они являются в отношениях между собой. Мне кажется, что мой харак­тер действует на них успокаивающим и увлекающим образом. Я хотел бы, чтобы они оставались такими, ка­ковы они есть, когда я покидаю их, если только их на­ружная откровенность не притворна; но так ли это, я не знаю. В характере русских замечается какой-то след пани­ческого ужаса, и это, очевидно, результат длинного ряда переворотов и продолжительного деспотизма. Они всег­да как-то настороже, как будто ожидают землетрясения; будто сомневаются в том, прочна ли земля у них под ногами; в моральном отношении они чувствуют себя так, как в физическом отношении чувствуют себя жители Лиссабона или Макао.
(Об учреждениях Вашего имп. Величества и о духе вашей нации. Собр. соч. в 10 т. М., 1947. Т. 10. С. 105-106.).