September 1st, 2019

Из записной книжки.

На книжном фесте.
Покупательница спрашивает: "А про что этот роман?"
Продавщица: "Это роман из жизни".

Коммент для политических срачек.
"Вот не надо быть святее Лии Ахеджаковой!"

"... декабристские жены, потомками которых все мы здесь, в Сибири, являемся...".

"Ничего хорошего в будущем никого не ждет. Потомки с котомками вот наше будущее!"

Любимой экс-студентке Е.П., которая "модельничает" на экранах одного иностранного государства.
"Я смотрю, тебя из женщины-вамп опять вернули в стилистику криптопорочного девичества? Это правильно. навампиришься еще, успеешь".
Е.П.: "Все могём".

- У нас в конторе все так рассыпается, что нужен Иван Калита, который проведет институциональные реформы.
- Какой Калита? Хан Батый нужен.

???

"А. Венедиктов―... Когда в советское время я помню, люди уезжали некоторые в Израиль, их должны были исключать из комсомола. Школьники. Я помню, я совершил героический подвиг единственный раз, имея в виду, когда из нашего класса уезжала девочка, я воздержался. Когда все голосовали за".
А было такое, да? Детей отъезжантов одноклассники исключали из комсомола? Установка такая была?
Не доводилось слышать. Это попало в какие-нибудь воспоминания?

Прощальная осенняя муха.

Давайте немного про школу, лирического.
Я учился в первом классе. Шла первая, может, вторая неделя в школе.
Учительница Клавдия Ивановна (я из тех, кто не испытывает вообще никаких сентиментальных чувств к первой учительнице, правда из приличия особо не афиширует оставшихся плохих воспоминаний) громыхала у доски.
По классу летала муха. Муха присаживалась за разные парты ("коза кричала нечеловеческим голосом"). На парту, за которой я сидел, тоже присела - так я ее и увидел, после чего минут десять следил за ее передвижениями по пространству.
И тут мою маленькую голову сотрясла мысль, которая показалась мне грандиозным открытием и погружением чуть ли не в главную тайну бытия. Я осознал, что муха вообще не слышит Клавдию Ивановну, что она вообще не интересуется ей, что она (муха) живет какой-то совершенно собственной жизнью, в которой нет ни Клавдии Ивановны, ни нас, первоклассников, хотя от Клавдии Ивановны, ее голоса и указки, от нас, первоклассничков, муху отделяет всего ничего.
Вот это мыслеощущение я могу смело назвать главным образовательным результатом обучения в первом классе, быть может, главным результатом обучения в начальной школе вообще. Про всю школу сказать не отважусь, хотя у меня нет никакого сомнения, что если бы не та муха, не та Клавдия Ивановна и не то мыслеобразование, которое благодаря им случилось, я был бы сейчас другим человеком, совершенно иначе смотрящим на жизнь и оценивающим ее.

Из записной книжки.

Автор сочинял пьесы с пёсьими головами...

NN: "Голова сегодня очень сильно болит. ГоловАД какой-то".

- Далеко это?
- Да близко. Рукой плюнуть.

- Он очень многослойно мыслящий человек.
- Ага, просто торт Наполеон, а не мыслитель.

"Какие такие совиные крыла он простер на Россией? Уши свои ослиные он простер".

- Ходит голый, без души - декларирует Грамши.
- Лучше – доедает куль суши.