October 13th, 2019

Оба два.

Из серии "Вопросы бессмысленные, но прикольные".
Почему оба главных фильма 2019-го года - "Однажды в Голливуде" и "Джокер" - про альтернативное достраивание-пристраивание ко всем известному сюжету?
Что это говорит о "духе времени"? Нашего времени.

Пат с путинской Россией в современной мировой политике (вариант описания).

Ваш политический спарринг-партнер слишком слаб для того, чтобы имело смысл идти ему на уступки, но слишком силен для того, чтобы его можно было уничтожить и сломать.

Два плющ три... тополя.

"Три тополя на Плющихе" - мой самый любимый советский фильм. Сотый раз скажу об одном связанном с ним парадоксе - в моем самом любимом фильме две главные роли сыграли актеры, которых я терпеть не могу. Та же история (тоже с актерами и двумя главными ролями) повторилась для меня с моим просто самым любимым фильмом - "С широко закрытыми глазами" С. Кубрика.
Так вот о "Плющихе". Как всякий великий фильм (или книга), он открыт для множества интерпретаций. Расскажу о той, что близка мне, постаравшись не употреблять слова "экзистенциализм" и "экзистенциальный", хотя они тут были бы совершенно уместными.
Можно бесконечно горевать о том, что отношения Ефремова и Дорониной, для которых их налаженная жизнь стала бременем, не сложились. Не получилось у обоих новой жизни. Но фишка в том, что эти отношения и эта новая жизнь были обречены. Несостоявшиеся любовники - слишком разные люди. Через три дня актуализированной любви им обоим станет плохо, очень плохо. Друг с другом. Друг от друга. И тончайшая по чувствам любовь обернется простейшим "взб...яднули и хватит".
То есть вроде бы несчастье в том, что они не сошлись. Но именно в этом и счастье.
Этих людей тянет друг к другу, ибо каждый из них "величественно-иной" в мире другого. Взаимная инаковость - мотор их взаимного притяжения. Но если они притянутся, то именно она - притянувшая их инаковость - все и разрушит. Разочарование неизбежно, слишком разные, слишком иные.
Потому и хорошо, что ничего у них не вышло. Хотя им обоим плохо от этого. Но так лучше. Они останутся друг в друге светлым воспоминанием друг о друге. Этаким лучом или полноценным солнцем помянутого "иного" и "все могло быть по-другому". Это будет вызывать страдание, наверное, долго, быть может, всю жизнь. Но это будет светлое страдание, а, случись все, страдание получилось бы мрачное. Еще и отягощенное страшным грузом - пошлостью.
В общем, это счастливая история про счастье того, что счастье не случилось. Такая вот бывает диалектика человеческих отношений.
Уверен, что каждый второй человек старше 20 лет вспомнит что-то подобное и в своей жизни. А вот в мировой культуре про ЭТО - всего ничего. Я только "Три тополя на Плющихе" и знаю.
PS: Есть множество историей про то, как нерешительность помешала счастью. Эта история про то, как нерешительность, с виду помешавшая счастью, счастью помогла.

И еще про одно кино.

"Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Двадцатый век начинается". Пятая (заключительная) часть сами знаете чего.
Так-то этот "Двадцатый век начинается" надо изучать на всяких факультетах кинопроизводства дабы постигать, как устроена "творческая эволюция" - четыре части шедевральны, а пятая получилась чрезмерно лажовой.
Но я про другое. У "Двадцатый век начинается" был гениальный замысел - сделать пронзительный шедевр, образцово-показательный эпилог. Показать смену исторических декораций, после которых обалденный герой уже не вписывается в формат. Приход мира, в котором герою нет места. Показать, как мужественно и красиво стоический герой принимает все это. А не по фейсбукам начинает бегать и докапываться до девушек и молодых дам, которые, с его точки зрения, оскорбляют ценности... например, профессиональной журналистики... или истинной живописи.
Но вышла фигня. Хотя замысел отличный. Переснял бы кто.
PS: Суждение вкуса. Не взрывайтесь, иркутские патриоты. У нашей экс-иркутянки Н. Меркуловой есть два фильма с просто гениальными замыслами (особенно "Интимные места"), но вот с экранизациями получилось, мягко говоря, средненько. Тоже иногда думаю, переснял бы кто?

Из записной книжки.

Молодежное.
"Пешкарём пойдем?"
Люблю язык за то, что не стоит на месте.
Отличное название для тусовки урбанистов (которые "город для пешеходов и велосипедистов!") - "Пешкари".

С широко заткнутыми ушами.

<Поругавшись с кондукторшей>, выйти из трамвая, громко хлопнув дверью.

Оговорка студенческая.
"Вместо "все идет к тому, что…" - "все дороги ведут к тому, что…"".

- Ну как? Вышла замуж?
- Я вошла замуж. Потом вышла. Развелась, то есть.

О футбольном матче с зомбаками.
"... и забивают осиновый гол в ворота команды вампиров".

Президент из книжки.

Евгений Минченко (Evgeny Minchenko) задается вопросом: "Какой литературный или кино- герой мог бы стать идеальным президентом России?"
Знаю только два варианта - Алексей Каренин и Эраст Фандорин.
Других нормальных президентов России русская литература создать не сподобилась.
Интересно, что оба созданы убежденными антигосударственниками - одним гениальным и другим талантливым.
PS: Еще Марина Зотова из "Клима Самгина", но она почти неизвестна.

О гуманитарных коммуникациях.

Мысли после одной умеренно-хайповой "гуманитарной дискуссии" (свидетелем не был, отсмотрел в ютубзике). Не говорю какой, чтобы не добавлять хайпа. Уверен, что все, кто видел, узнают.
В основе любой гуманитарной коммуникации должен лежать некий "контракт по умолчанию". Суть которого - "не докапываться до…". До толкования терминов, до "откуда эти факты?", до отдельных субъективных (и ангажированных) интерпретаций. Успех и конструктивность коммуникации (гуманитарного способа поиска т.н. "истины") не в уточнении понятий и данных, а в пренебрежении уточнениями некоторых понятий и отказом от критического анализа некоторых фактических данных.
Всегда могут найтись "нарушители контракта". Если они найдутся, то не будет ни дискуссии, ни результата. А будет либо издевательство одной стороны над другой, либо издевательство сторон друг над другом. Той или иной степени изящества.
Так устроены ВСЕ гуманитарные дискуссии - научные, общественные, публицистические, обывательские. По общим гуманитарным законам обязательности "контракта" о снисходительности и пренебрежении к некоторым понятиям и фактам.