December 20th, 2019

Всегда это изумляло.

Мы постоянно вразнобой. В противофазе.
1930-е - на Западе страшная "Великая депрессия", а СССР демонстрирует впечатляющий экономический рывок "пятилеток индустриализации". В мире мало кто знает, какой ценой оплачен рывок, но многие уверяются, что СССР нашел идеальную модель развития в эпоху индустриализма (правда вообще никто не знает, что это не последняя эпоха в истории человечества.).
1970-е - у нас лучшие (для т.н. "маленького человека") годы советской истории, а на Западе (особенно в США и Великобритании) сущий кошмар "загнивания капитализма". Потом выяснится, что капитализм загнивала не сам по себе, а от "элементов социализма" и Рональд Тэтчер и Маргарет Рейган спасут капитализм "чистейшим капитализмом", но память о том, что было, и об ужасах "шоковой терапии" останется и выстрелит в "Джокере".
1990-е - у нас ад, а в США лучшие, волшебные годы новейшей истории имени шалунишки Билла.
Не совпадаем!

Клубни.

"Клабберы" (кислотники, рейверы, птючи и т.п.) трясли страну своими электронными дансингами не меньше десяти лет. Если расширенно, то с середины 1990-х до конца 2000-х.
Уже десять лет, как все закончилось.
Но в СМИ никаких "ветеранских воспоминаний", никаких интервью с героями, с участниками, очевидцами.
С советским роком было не так. Он был жив и сверхактуален лет десять - десятилетие восьмидесятых - а "ветеранские сюжеты" уже вовсю шпарили в 1990-е (в духе "как советские рокеры совок победили") и не прекращаются до сих пор. По-моему, вообще не уменьшаются.
Все-таки культура, построенная исключительно на стиле, а не на тексте, обрекает себя на забвение. Песня в памяти народной побеждает танец.

Из записной книжки.

Отличная оговорка (вместо "пяток").
"Молодежь уже на тапки наступает".

- Он шел на Одессу, а вышел к Херсону. Он шел на Васильевский остров, а вышел в Венецию.
- Нее, смотря как понимать, как "вышел". Умер-то он в Нью-Йорке.

NN: "Каждый из нас, как "общественное животное", представлен в публичном пространстве в двух ипостасях – либо гражданин, либо потребитель. И все механизмы оболванивания работают с нами, либо как с гражданами, либо как с потребителями".

NN: "В экономике я - либерал. В политике - консерватор. А в культуре, в философии я стопроцентный левак. Это все мне по сердцу: Маяковский, шизоанализ, Че Гевара на майках, да хоть "хайль Гитлер"".

Держава с активной внешней политикой (типа Путинской России).
Неудержава.

"Понимаю ли я NN? Ну как? Я понимаю ее на уровне "люди бывают разные". По-другому я ее понять не могу".

Иркутское. Написал в фб, здесь тоже пусть будет.

Хочется уже "перевернуть страницу", но из головы не выходит, что некоторые рефлексивные итоги надо бы все-таки опубличить. Ну чтобы кому-то в будущем пригодилось, что ли.
На правах человека, критиковавшего бывшего губернатора Левченко и особенно его окружение с самого первого дня его правления до самого последнего, и возможно на сегодняшний день единственного, кто публично сказал врио Кобзеву, что его предшественник "сделал много хорошего", я хотел бы отметить нескольких людей, которые, на мой взгляд, сумели в последние четыре года в той или иной степени повести себя правильно, благородно, несмотря на то, что объективные условия их жизни и работы этому, мягко говоря, не способствовали.
Сразу скажу, что далеко не все мои единомышленники по "пребыванию в меньшинстве" (я имею в виду 2016-2017-й и отчасти 2018-й год, а не 2019-й, когда разнос Левченко стал мейнстримом) разделяют мои оценки перечисленных ниже людей. У всех с ними сложилось по-разному. Ну вот у меня вот так.
Андрей Южаков. Все, что можно было сделать для того, чтобы не умножать конфликты и конфронтацию, чтобы не участвовать в свинствах (это мое оценочное суждение), Андрей сделал. По крайней мере, в отношении меня.
Татьяна Юрасова. Таня, несмотря на одно досадное недоразумение, славлю и восхищаюсь! Ты настоящий молодец! Пример того, как надо относиться к людям, того, что никогда не надо ставить чиновничью хрень выше человеческих отношений.
Андрей Фомин. Наверное, все должны знать, что за все годы работы бывшей "правящей династии" Андрей осуществил единственную серьезную попытку (подчеркну: ЕДИНСТВЕННУЮ) не давить на "тех, кто отказался быть лояльным", а выстроить с ними диалог. Летом 2016-го. Это запомнилось. Очень это ценю.
Альков Леонид. Единственный, кто искренне пытался - опять же через диалог - разобраться в моем непримиримом отношении к Левченко и его окружению.
Михаил Дронов и Станислав Гольдфарб. Несмотря на относительную зависимость от областной власти, позволяли мне высказываться в своих СМИ, вообще не применяя никакой цензуры.
Виктор Лучкин и Павел Степанов. С разных позиций - один журналист, другой медиаменеджер - позволили мне появиться в абсолютно прогубернаторских СМИ, редакционная политика которых вроде бы начисто отрицала такую возможность. Разумеется, я понимаю, что если бы руководство информационного агентства "Альтаир" отказало, то Витя Лучкин тоже ничего бы не смог сделать.
Министерство образования Иркутской области (министр В.В. Перегудова, замминистра Евгений Торунов, мой огромный друг Инна Торунова и их коллеги). Несмотря ни на что, не прекращались наши совместные работы-проекты.
Это все. Мне бы самому хотелось, чтобы этот перечень был длиннее. Но получилось, как получилось. И признаться, я до сих пор не могу поверить, что этот список такой короткий. И понять не могу, почему он такой короткий? И есть несколько людей, которых мне бы очень хотелось видеть среди перечисленных, но, увы, им тут нет места.
Извините, если не упомянул кого-нибудь, кто полагает, что тоже должен бы быть упомянут.
Страницу переворачиваем. Будем жить дальше.