January 1st, 2020

В городе И. грянул НГ.

Как пел в молодости таких как я Борис Борисович Гребенщиков:
"... и наша звезда никогда не меняла цвета;
Но, королева, тише: ты слышишь — падает снег;
Да, королева, — это все-таки Новый Год!".
Ну, если коротко...
Будьте счастливы, королевы!
Будьте счастливы с королевами!

Из записной книжки.

Люблю это выражение.
"Я Дерриду децел читал".

Генерал-технократор.
PS: Погуглил. Ну что, землячки? Я - первый. Смайл.

- Ну и как она?
- Мужа нет, но какие-то мужичонки в инстраграме мелькают.

NN: "Я просто поступил как порядочный человек, а все вокруг стали показывать на меня пальцем и кричать: "Смотрите, смотрите, как здорово развивается у нас гражданское общество!"".

Дурацкое.
"... Разбойник шапкою, надвинутой на брови,
Всем сообщал, что хочет море крови...".

Отличное название для пирожного - "Мария-Антуанетта".

Два мира - два бумера.

Старина NN случайно напомнил, что я уже сто лет собираюсь (и забываю) написать кое-что забавное про моднейшее выражение "окей, бумер".
Для тех, кто кочумает в землянке в горном Алтае, то есть не следит за модой, сообщаю, что это выражение является универсальным ответом молодежи на любой старпёрческий гундеж. (цит.) "Кто использует эту фразу? Чаще всего это люди до 30 лет. Вот, например, в парламенте Новой Зеландии 25-летняя девушка отвечает фразой «ок, бумер» на замечание депутата о своем возрасте — и невозмутимо продолжает читать свою речь об изменении климата дальше...".
Ну так вот. Когда я впервые услышал эту фишку, я знать не знал, что ее придумали эти самые... как их, чертей?... англосаксы. Я был уверен, что это придумала наша замечательная молодежь и тут тонко стебёт взрослых, героев девяностых, для которых большие мечты крутились вокруг бумера (BMW 750IL), а образцом великого кино считался фильм "Бумер". Теперь-то я знаю, что все появилось у чертей (у англосаксов), но, черт побери, в русском употреблении у этой фразы получается красивый смысл, который чертям (англосаксам) неведом.
Второй прикол. У чертей это как бы обращение к людям из "Baby Boom Generation", большого поколения шестидесятников. (цит.) "Бумерами в американской социологии называли людей, родившихся в 1945-1961 годах, то есть в период послевоенного бэби-бума, отсюда — baby boomer или просто boomer. Этим людям сейчас, как минимум, под 60. Современная молодежь расширила значение слова «бумер», и теперь это кто угодно старше 30 лет, кто поучает и обобщает".
С чертями все ясно. Просто у нас, когда эта фраза произносится для людей из моего поколения, она адресуется маленькому поколению, поколению демографической ямы (эхо войны конца 1960-х). Мы-то не бумеры, а ямеры. смайл. То есть, у нас все не в тему получается. Хотя BMW 750IL спасает ситуацию.

Последний бой старика-англомана.

Молодой император Александр I был чистейшим Горбачевым, хотел для подведомственной ему России Конституции и свобод.
На Конституцию он поставил графа А.Р. Воронцова и... А.Н. Радищева. Измученный репрессиями Радищев готовился к самоубийству, но граф Воронцов (кстати, старший брат знаменитой Дашковой) работал не "на отженись". Графу было за шестьдесят, жить ему оставалось четыре года, для молодого императора и его молодежной свободомыслящей тусовки он был "ископаемым" из екатерининских времен. Воронцов сделал такую Конституцию (слова такого он, разумеется, не употреблял, проект назывался "Всемилостивейшей жалованной грамотой"), что прими ее Александр, это превратило бы Россию в передовое правовое государство того времени. Сама Великобритания оказалась бы во вторых рядах, США с их рабовладением, тем более.
В документе не просто гарантировались все важнейшие "права человека", не просто утверждалась "власть закона", но и сообщалось, что "не народы сделаны для государей, а сами государи промыслом Божьим установлены для пользы и благополучия народов". Англичанцы, французцы, американцы и разные швейцарцы почтенно сделали бы книксен перед такими словами.
(цит.) "... провозглашалась незыблемость частной собственности; право пользоваться «невозбранно свободою мысли, веры или исповедания, богослужения, слова или речи, письма и деяния, поколику они законам государственным не противны и никому не оскорбительны». Музыкой для всякого либерала звучит обещание «слова и сочинения не почитать никогда преступлением»...". Грубо говоря, документ Воронцова давал гарантию, что никого не посадят за перепост!
В июле 1801 года александровская молодежь обсудила проект старика Воронцова на заседаниях своего "Негласного комитета" и... отвергла его. Испугались. Рассуждали в принципе здраво. Народ, получив такие права, наверняка, распоясался бы, потом пришлось бы отбирать права обратно, а народ уже вкусил... короче, все стало бы еще хуже, чем было. Наблюдение товарища Бориса Акунина справедливо: "Таким образом, «якобинцы» оказались осторожнее и консервативнее старого графа Воронцова. Разговоры о конституции после этого прекратились".
Это удивительная история на тему взаимоотношений поколений. Молодежь, испугавшаяся радикализма старика!
Акунину в "раннем Александре" нравится еще сюжет о том, как аристократ и поляк Чарторыйский предлагал отменять крепостное право, а революционер и француз Лагарп предлагал этого не делать, ибо мало ли что. Это тоже хороший сюжет, не спорю. Но про молодежь и старика я люблю особенно.
Старикан - крутой! Снимаю шляпу.

Книга в полиэтилене.

Людей, которые выставляют в магазинах на продажу книжки в полиэтилене - причем, не здравую порнушку какую-нибудь, а высокую интеллектуалистику - жизнь как-нибудь накажет. А тех, кто покупает такие книги, она и так наказывает. Так, как наказала меня.
Привлекла в "Фаланстере" мое внимание философская книжка неизвестного мне автора. Внутрь из-за полиэтилена я заглянуть не мог, но на обложке было написано: "Увлекательное чтение. Книга написана понятно, хлестко, умно. Походя роняя глубокие замечания, автор остается ироничным и непочтительным к авторитетам". В общем, явно для меня и таких как я написанная книжка. Еще и название у нее довольно крутецкое.
Я чего только не вообразил себе про эту книгу. Купил ее. "В конце концов, - подумал я,- вдруг кто-нибудь мой ЖЖ или фб издал под своим именем, ибо так-то по описанию сходится". Смайл, конечно.
Раскупорил в самолете. Книжка - скукотища, тягомотина. Попросту говоря, говно,а не книжка. Если бы у окна в самолете не сидел Alexey Petrov, я бы открыл окно и выкинул книжку прямо на ночную Москву и Московскую область.
В общем, не ведитесь на названия и аннотации, товарищи! За ними могут скрываться стопроцентные заподлянки.
PS: Про авторку сбившей меня с толку аннотации в сети написано следующее: "Пытается реализовывать идеи Людвига Витгенштейна при подходе к проблемам философии науки, философии математики, вопросам истины и рациональности. Область научных интересов в последнее время: философия Л. Витгенштейна; проблема научных традиций как выражение интереса к социокультурным аспектам науки; социальная философия М.Фуко и его концепции "дисциплинарной власти" и "власти—знания"; возможности применения этих дисциплин в философии науки...".
Впредь никакого доверия этим витгенштейнианкам и фукоянкам!

Пушкин – Энгельс – Маркс.

А.С. Пушкин, как известно, оскоромился рукописью (писал в 1833-1835 гг.), изданной уже после его смерти под названием "Путешествие из Москвы в Петербург" (название не пушкинское, приклеили уже после смерти, при первом издании). Оскоромился тем, что в противовес бунтарю А.Н. Радищеву доказывал, как хорошо живется на Руси низшим классам.
Самые цитируемые слова оттуда: "Лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от одного улучшения нравов, без насильственных потрясений политических, страшных для человечества".
Но есть там и такое: "Прочтите жалобы английских фабричных работников: волоса встанут дыбом от ужаса. Сколько отвратительных истязаний, непонятных мучений! какое холодное варварство с одной стороны, с другой какая страшная бедность! Вы подумаете, что дело идет о строении фараоновых пирамид, о евреях, работающих под бичами египтян. Совсем нет: дело идет о сукнах г-на Смита или об иголках г-на Джаксона. И заметьте, что всё это есть не злоупотребления, не преступления, но происходит в строгих пределах закона. Кажется, что нет в мире несчастнее английского работника, но посмотрите, что делается там при изобретении новой машины, избавляющей вдруг от каторжной работы тысяч пять или шесть народу и лишающей их последнего средства к пропитанию… У нас нет ничего подобного. Повинности вообще не тягостны. Подушная платится миром; барщина определена законом; оброк не разорителен (кроме как в близости Москвы и Петербурга, где разнообразие оборотов промышленности усиливает и раздражает корыстолюбие владельцев)" (конец цитаты).
Вопрос. А где Пушкин мог читать "жалобы английских пролетариев на жизнь?" "Наше все" интересовалось положением рабочего класса в Англии? Изучало какие-то источники.
PS: Фридрих Энгельс издал книгу "Положение рабочего класса в Англии" через восемь лет после смерти Пушкина.