April 1st, 2020

Тоталитаризм гармонии.

NN (воздев перст к небесам): "Люди никогда не живут сами по себе, они всегда живут по какой-то "повестке". Так вот контролировать надо не людей, а повестку. Надо управлять не тем, как и что люди думают, а тем, о чем они думают. Управлять повесткой, а не тем, что люди с ней делают. Тогда и исполнится мечта любой власти - власть будет управлять людьми, но они не будут чувствовать этого, они будут чувствовать себя совершенно свободными, никакой фрустрации от "несвободы", во все времена угрожающей власти из-за встроенного в человеческую природу стремления к свободе, возникать не будет. Будет полная гармония. Вот и все, что надо знать о тоталитаризме в XXI веке. Тоталитаризме гармонии".

Страна победившей контрреволюции.

В СССР господствовал культ свободомыслия, бунта и революционного преображения действительности. Совершенно официальный. Пантеон святых и героев советского официоза был представлен исключительно т.н. "критически-мыслящими личностями", вольнодумцами, бунтарями, заговорщиками, революционерами, то есть, сертифицированными антисистемными субъектниками - начиная от Спартака и заканчивая Володей-Владимиром Ульяновым-Лениным. Личности из философской мифологии "негативной диалектики", героически способные критиковать и разрушать, что касается "построить", то способные построить разве что баррикаду. Они и только они подавались как создатели советской страны-системы. Не просто лучшей в истории человечества, но выводящей человечество из этой истории, полной страданий и насилия. Не страны, а филиала будущего на земле.
При этом, сама эта система в своем актуальном бытии не просто не предполагала никакого свободомыслия и бунтарства, она решительно карала за все это, поскольку чуть меньше, чем полностью была ориентирована на консерватизм - сплошная "память предков" и никаких революций!
Это было противоречие, которое не то, что подрывало замкнутый мир Советской Атлантиды изнутри, но которое успел почувствовать на себе каждый субъектный человек, хоть чуточку в том мире поживший. Самым неприемлемым и самым наказуемым образом мысли и поведенческой моделью в СССР были те, которые напоминали образ мысли и поведение святых и героев, создавших этот самый СССР.
Я практически не читал и не читаю фантастики. Но интересно. В каком-нибудь произведении этого жанра как-нибудь отражено подобное парадоксальное "внутреннее противоречие" погибшей Советской Атлантиды?
Речь о литературном произведении, если бы это было в кино, я бы знал.

Памяти Лимонова.

Вспомнил реплику одной приятельницы (произнесено где-то в конце 1990-х).
"Интересно, что чувствуют бабы Эдуарда Лимонова? Какого это - быть не человеком, не женщиной, а материалом для литературы? Интересно, это больше или меньше заводит, если тебя трахают не как женщину, а как материал для литературного творчества?"

Чтобы считались.

- По-настоящему власть считается либо с опасными, либо с полезными.
- Отсюда можно сформулировать максиму. Не можешь быть полезным – становись опасным! И наоборот. Не получается быть опасным - становись полезным!

Поучительное письмо.

По ссылке письмо Эдуарда Лимонова Владимиру Максимову от 2 ноября 1977 года. Интереснейший документ.
https://www.colta.ru/articles/literature/23943-eduard-limonov-odin-epizod-iz-biografii?fbclid=IwAR0mmwC_iNKSPn9_9TA1FN8WTX-610RjEx0GwT0l-DqmHQ9Bvq0_s1JovPY
Лимонова оболгали, облили грязью лучшие представители эмигрантской "либеральной интеллигенции" (он раскритиковал эмиграцию в статье "Разочарование" и интеллигенция, как с ней всегда бывает, когда кто-то пошел не общим строем, впала в коллективную ярость). В письме Максимову он пытается оправдываться (представляю, как ЕМУ, при его тщеславии, тяжело было оправдываться), он хочет печататься, а ложь и клевета заблокировали ему все возможности.
Он называет имена отдельных лжецов и кляузников - какой-то Седых, какой-то Бетаки, какой-то Давыдов, еще кто-то...
Господи, кто эти люди? История и культурная память не одарили известностью никого! Вообще никого. Даже удивительно - ни одного исключения. Отличный поучительный урок для всех лжецов, склочников и кляузников.
Особенно пронзительный абзац: "Я очень русский человек, Владимир Емельянович, и в моих стихах и прозе, и в поведении жизненном. Я говорю это с гордостью и русским всегда быть старался, то есть все что есть даже и ненужного, позы этой, пальто не надо, во мне в избытке всегда было. Обвинение в том, что «за рубль удавится», меня злит больше, чем «агент КГБ». Я рублей этих, когда они у меня в карманах были, не жалел, швырять их старался при народе, как русскому человеку и поэту положено, пусть это поза и выпендреж и пусть порой этих нелегких денег было и в глубине где-то жалко".

Л.Н. рассказывает.

Какой-то гражданин пришел в супермаркет в противогазе. С хоботом. Набрал пива, думая, что берет пиво "по акции". На кассе выяснилось, что он перепутал, пиво не "акционное". Гражданин с хоботом устроил скандал, и скандалил на кассиршу прямо в хобот, коим в оную тыкал.
Я говорю: "Новое слово в акционистском искусстве. Акционист пришел за пивом "по акции"".