May 15th, 2020

Режимные и антирежимные СМИ "не для всех".

- Ты хочешь спросить, почему режим не вкладывается в "умный путинизм". Во-первых, фиг его знает. Во-вторых, есть все-таки "Россия в глобальной политике", "Эксперт", "Русский репортер"... Баунов, Ремчуков...
- "Русского репортера" больше нет.
- А, ну да. Ну так и либералы "Ведомости" потеряли.

Из записной книжки.

NN, после очевидно выигранного спора.
"Не поздравляйте. Старые сократовские методики - сразу же признать общую правоту собеседника, чем расслабить его. Предложить обсудить некоторые нюансы. И обсудить их так, что он правоты не останется ничего".
PS: Кроме Сократа приёмом мастерски владел лейтетант Коломбо. "Еще один вопрос, сэр".

"Сторис" в инстаграме тракториста – "траксторис".

NN: "Не будем забывать, что секс это не изобретение человечества".

"Постоянно спивался с мысли...".
("Спиваюсь с мысли...").

Вчера в беседе (проект "Не только о политике") с депутатом ЗС Романом Габовым, когда заговорили о сельском хозяйстве: "Земля - штука беспартийная".
PS: Вырвалась переделка Джека нашего Керуака: "Земля - штука индейская".

Читал текст про "киберпанковский стиль в одежде". Не переживайте, так было надо.
Встретил выражение "тактические штаны".
По контексту было понятно, что это что-то вроде штанов в стиле "милитари".
Но подумалось, что тактические штаны это трусЫ.

На сонной стороне баррикад.

Вчера послушал на ночь гениальную 11-ю симфонию Шостаковича (симфония "1905-й год"). Мечта всей жизни - послушать в живом исполнении!
Приснилось, что я воюю на баррикадах на Красной Пресне - вроде той, что классно описана у Горького в "Жизни Клима Самгина".
На краснопресненских баррикадах вертится парижский Гаврош из Виктора Гюго и издевается над туберкулезным студентом-анархистом, который мастерит какие-то взрывпакеты: "Ваше бомбародие! Ваше бомбародие!"
PS: Интересная штука, я вроде давно в консерваторах числюсь, но во снах еще на революционной стороне баррикад.

Сокровища девяностых.

"Остров сокровищ" - великая книга. Однако, когда мальчиком возраста начальной школы, бредящим капитаном Бладом, я принялся ее читать, думая, что там "про пиратов", то был слегка разочарован.
Вместо настоящего пиратства - стадия деградации пиратского движения. От золотого века пиратства только воспоминания, байки ветераны-калеки. То, что на корабле из "Острова сокровищ" была всего ОДНА пушка, я воспринял как оскорбление и издевательство.
Кстати, от студентов слышал, что они в юные годы, проникнувшись романтикой "Бригады", бросались смотреть "Бумер", и получали вот такого же... Стивенсона.
Ну да ладно. С годами-то я понял величие этой книги Стивенсона.
Недавно подумал, что сюжет подходящий для судеб героев девяностых.
2010-е. Или 2020-е. Вся сомнительная романтика 1990-х в недавнем, но прошлом. Состарившийся бандос - обладатель тайны "общака ОПГ". О тайне становится известно силовикам. Они начинают подбираться к сокровищам. Выясняется, что часть силовиков - бывшие бандосы, которые хотят хапнуть сокровища себе. Но правильные силовики их побеждают. В центре повествования подросток Женя, активист "Молодой гвардии"...

Из записной книжки.

В разговоре с Н.К. совместно удался неплохой словесный портрет.
Жизнерадостный идиот с повышенной тревожностью.

Аллитерационное описание революционного процесса.
Война предместий с поместьями.

NN: "В детстве был уверен, что поликлиника называется "болеклиника". Туда же с болями обращаются".

Забавное (креативное) посылательство.
"Иди в жопу! В синюю жопу!"

Книгочейское.
Спрятаться в своей книше (книга-ниша).
PS: Книшевая культура.

NN оправдывающемуся опоздавшему.
"Это у тебя обстоятельства места и времени, а у меня обязательства места и времени".

"Угрюм-река". Отличный эпизод на тему сибирского религиозного синкретизма.

Мать убивается, жив ее сын, не вернувшийся из чащоб Угрюм-реки, или нет? Подключает все религиозные каналы.
(цит.) "Марья Кирилловна, по отъезде мужа, ежедневно заказывала обедни с коленопреклонными молебнами о здравии страждущего и путешествующего отрока Прохора...
Заручившись через посредство отца Ипата божьим милосердием, Марья Кирилловна, подчиняясь своей женской слабости... решилась обратиться с ворожбою и к шаману, сиречь к услугам адских сил самого диавола. Не обмолвилась она об этом ни одним намеком отцу своему духовному, хотя прекрасно знала, что от злостного запоя лечил отца Ипата шаман-тунгус.
... «Господи, прости ты меня, грешную!» — всю дорогу вздыхала тайно душа ее, но уста безмолвствовали, нельзя имя божье поминать, раз решилась на такое дело, нельзя даже крест на груди иметь — Марья Кирилловна ехала без креста, как изуверка...".