June 10th, 2020

Три стороны одного квадрата.

1. Есть долженствование "Делай, что должен, и будь что будет". Это всякие средневеково-рыцарские дела.
2. Есть долженствование "Сделай, что можешь, и будь, что будет". Это этика стоиков.
3. Есть долженствование "Хотя бы попробуй, и будь, что будет". Это уроки Макмерфи ("Полет над гнездом кукушки").
Тут тонкие различия, нюансы разные. Разные степени жесткости-смягчения.
Перечислено в порядке смягчения.

Из записной книжки.

Название для детектива - "Три стороны одного квадрата".
Название для любовно-развратного романа - "Четыре стороны одного треугольника".

Аристотелевское в XXI веке.
"Они, конечно, мне - френд-лента,
Но истина по-прежнему дороже".

Бизнесменско-бухгалтерская угроза.
"Приду к тебе со счётом и мечом".

Из воспоминаний о событиях четвертьвековой давности.
NN была тёткой с богатой художественно-артистической биографией. Ее трое детей были разобраны родственниками и мужьями, чтобы не попали под дурное влияние матери.
Как-то одна начинающая богемная барышня забеременела по итогам шумной вечеринки на квартире NN.
Сотоварищи остроумно назвали случившееся - "Залёт в гнезде кукушки".

Неплохая аллитерация (из одного разговора про насыщенную иркутскую политическую жизнь).
- А если про…бут?
- Про…бут – переобуются.

Из воспоминаний о событиях четвертьвековой давности.
Ждали паром в Свирске. Было две банки конской тушенки (из воинских стратегических запасов, кстати). И убойное вино "Крузейдер" в пакете.
Открывая тушенку, глядя на Ангару и паром, предсказуемо заметили: "Конину на переправе не меняют".

Пивные слёзы.

Будучи фаном Шостаковича, я не любитель знаменитого струнного квартета № 8.
Композитора отправили в ГДР, чтобы он, в местах фашистской преступной славы, написал музыку памяти жертв фашизма (для фильма "Пять дней — пять ночей"). Тот сочинил квартет - очень важный для Шостаковича, его называют "авторским некрологом самому себе". Есть версия, что, по сути, он сочинил квартет "памяти жертв сталинизма". Любители тезиса о "тождестве режимов" говорят, что это был один из первых художественных намеков на "тождество режимов".
Но меня в истории с этим квартетом всегда изумляла одна фраза из письма композитора. Видимо не желая впадать в пафос, которому все равно никто не поверит, он, вспоминая свои искренние слезы, "понижает" эмоцию упоминанием... мочи и пива.
Дмитрий Шостакович — Исааку Гликману (1960).
"Я вернулся из поездки в Дрезден. Меня там очень хорошо устроили для создания творческой обстановки... Место неслыханной красоты. Впрочем, ему и полагается быть таковым: это место называется Саксонская Швейцария. Творческие условия оправдали себя: я сочинил там 8-й квартет. Как я ни пытался выполнить вчерне задания по кинофильму, пока не смог. А вместо этого написал никому не нужный и идейно порочный квартет. Я размышлял о том, что если я когда-нибудь помру, то вряд ли кто напишет произведение, посвященное моей памяти. Поэтому я сам решил написать таковое. Можно было бы на обложке так и написать: „Посвящается памяти автора этого квартета“... В квартете использованы темы моих сочинений и революционная песня „Замучен тяжелой неволей“. Мои темы следующие: из 1-й симфонии, из 8-й симфонии, из Трио, из виолончельного концерта, из „Леди Макбет“. Намеками использованы Вагнер (траурный марш из „Гибели богов“) и Чайковский (2-я тема 1-й части 6-й симфонии). Да: забыл еще мою 10-ю симфонию. Ничего себе окрошка. Псевдотрагедийность этого квартета такова, что Я, СОЧИНЯЯ ЕГО, ВЫЛИЛ СТОЛЬКО СЛЕЗ, СКОЛЬКО ВЫЛИВАЕТСЯ МОЧИ ПОСЛЕ ПОЛДЮЖИНЫ ПИВА. Приехавши домой, раза два попытался его сыграть и опять лил слезы... Но, впрочем, тут, возможно, играет роль некоторое самовосхищение, которое, возможно, скоро пройдет и наступит похмелье критического отношения к самому себе. Сейчас я отдал квартет переписать и надеюсь начать его разучивать с теми же бетховенцами. Вот и все, что произошло со мной в Саксонской Швейцарии».

Розжиг по двум самым главным фронтам.

1. Этнический розжиг.
Как борец с мировой буржуазией и прислужницей ее либеральной интеллигенцией с тридцатилетним стажем, я - клиент рынков, а не супермаркетов. На рынках я хожу к тем продавщицам, которые что-то делают для того, чтобы я ходил только к ним. И вот многолетнее наблюдение.
Если моя "постоянная" продавщица из, как теперь принято говорить, "государствообразующего народа, то для поддержания долговременных, доброжелательных и взаимовыгодных отношений со мной проделывается прием "Вам я из другого ящика достану". Ну я уже писал - после этого долго передвигаются ящики, и из какого-то ящика, который якобы"не для всех", мне достается продукт. Если продавщица из братских среднеазиатских и кавказских народов, или примкнувших к ним кореянок, то проделывается тот же номер, но обязательно с какой-нибудь бесплатной добавкой-прибавкой. У кореянок это называется "чем угостить?" - угощение можно выбрать самому. Среднеазиатские и кавказские дамы сами выбирают, что доложат. Отсюда "розжигающий" вывод. В торговой культуре "государствообразующего народа" утвердились все маркетинговые приемы торговых народов кроме одного - дать что-нибудь сверх купленного бесплатно ("отдать бесплатно" все-таки в голове у нас не укладывается). У торговых народов этот прием чуть ли не основной.
Все продавщицы, впрочем, используют прием "так, это плохая" - обязательно меняют какое-нибудь яблоко или помидор, или перец из уже положенных на весы.
2. Гендерный розжиг.
Как борец с мировой буржуазией и прислужницей ее либеральной интеллигенцией с тридцатилетним стажем, я презираю всякие формальные институты и всюду насаждаю культуру неформализованных отношений. Поэтому, если еду в трамвае две-три остановки, то всегда говорю кондукторам и кондукторшам, что мне билета не надо и деньги (в городе И. проезд в трамвае это 15 рублей) они могут оставить себе. В абсолютном большинстве случаев кондуктора-женщины благодарят и возвращают пять рублей. И ни разу не встретился ни один кондуктор-мужчина, который сделал бы тоже самое. Мужчины забирают себе все пятнадцать.
Ну мужчинам видимо надо семью кормить в отличие от женщин (смайл).