June 16th, 2020

Из записной книжки.

Слоган для бассейна: "Утопи мои печали".

О мелком писателе относительно крупного писателя.
"Он ему в помЕтки не годится".

Так тоже по смыслу подходит.
"Которые тут бремя нам? Слазь! Кончилось ваше бремя!"

- Мир хижинам, война дядьям.
- Ты это так на несчастного дядюшку Тома наезжаешь?
- Ну ладно, ладно. Пусть будет: "Брошюрам - мир! Война - томам!"

NN ругает пропагандистов с госканалов.
"Там идея одна - "у русского всегда нерусский виноват". А кто дал им право меня, русского, записывать в такие вот русские?"

Выражение одной бабушки из двора моего детства.
"Пехотой пойдем".
PS: Это не войну и армию. Это про "пешком". Мы, дети, удивлялись.

Об обоюдной возможности промолчать.

Интересно, сколько патриотов подумали: "а ведь если бы какой-нибудь Прилепин пьяным сел за руль и по его вине погиб человек, то либералов точно так же пёрло бы от злорадства", - и не стали злорадствовать?
Интересно, сколько либералов подумали: "а ведь если бы какой-нибудь Прилепин пьяным сел за руль и по его вине погиб человек, то либералов точно так же пёрло бы от злорадства", - и не стали осуждать злорадствующих патриотов?

Конструктивисты-нарративисты...

Любят сторонники конструктивистской версии устройства социальной реальности выдумывать разные слова и словесные конструкции для своего мировоззрения. Существительное "нарратив" и прилагательное "нарративный" в какие только гуманитарные дырки не засовывали. Вон нобелевские лауреаты с поэтическими фамилиями уже и экономику так обозвали.
"К.Ремчуков―... Я обещал, когда прочитаю до конца, я обязательно покажу книгу, но пока покажу, вот я ее читаю, называется «Нарративная экономика». Шиллер, нобелевский лауреат написал великолепную книгу, где он доказывает, что нарративы в экономике, нацеленные на борьбу с другими нарративами, оказывают на объективную экономику чуть ли не большее влияние, чем объемы инвестиций и какие-то решения, которые принимают власти. Шиллер, он как нобелевский лауреат, методичный человек, и он анализирует, и, действительно, на большом количестве примеров показывает, как вот есть какая-то история, нарратив, какая-то история концептуальная, объясняющая, интерпретирующая эту реальность, и вот люди в соответствии с этой историей воспринимают. Иногда нарратив появляется, что рубль деревянный. Надо от него избавляться, и вот все мечутся в поисках валюты. Иногда нарратив бывает такой, что гречки не будет и вот ваши мытарства начнутся — вот люди покупают по 25 килограмм гречки, которую они не привыкли есть. И сейчас карантин заканчивается и выясняется, что гречки так не захотелось".
Словечки "дискурс", "повестка" ("управление повесткой") уже позабыты. Признаться, я и в слове "нарратив" ничего нового не вижу. Но нобелевские лауреаты могут отставать в развитии (смайл), у них нет времени следить за дискурсивными трендами.
PS: Ремчуков далее.
"К.Ремчуков―... И вот я под воздействием этой книги, видимо, методологически начал смотреть всю нашу политику. Я вижу, что это тоже удивительным образом нарративная политика. То есть у нас реальных действий, особенно в последние месяцы — митинги, демонстрации — их очень мало, кроме этих пикетов, которые жестко подавили, их практически нет. И мы видим, что вся политика, все политические действия или заменяющие политические действия перемещаются в интернет, где самые различные люди выдвигают различные нарративы. Но сейчас я стал больше на это обращать внимание. А на самом деле я стал отслеживать назад и увидел, как рождаются эти нарративы, на которые другие политические оппоненты должны реагировать. Появляется нарратив транзита власти. И вот ты ничего с ним не сделаешь. Все говорят о транзите власти. Какой транзит? Путину еще 4 года здесь сидеть президентом. И если одобрят поправки, ему еще — сколько, 12? — 16 лет! И он за вычетом Медведева 4 года, он 16 лет президент на данный момент. Представляете, еще столько же, а уже можно говорить. Причем нарратив этот очень нравится. Я вижу у вас какие-то на сайте блоги появляются: «Первый пошел», предательство началось, люди отворачиваются. Кто-то пишет о разложении власти. Становая, по-моему, последняя написала, что власть деморализована. Я своим словами говорю, но просто какой-то кошмар. Как будто, действительно, случилось это событие, транзит, Путин не знает, как управлять… Потом появляется, когда коронавирус: «Путин в бункере». И вот все с утра до вечера этот нарратив… И я понимаю, что происходит, что нарратив является как интерпретация события мощнейшим инструментом, по крайней мере, воспитанием твоей паствы, тех, которые слушают тебя. И здесь тоже интересный момент, что власть — я вот так посмотрел, — начиная, с первого, я думаю, майдана в Украине, основные разработки контрреволюционные сводились к тому, что нужно воспрепятствовать людям выйди на майдан, организовать палатки, мобилизацию. И второе: это американский империализм, который всех подпитывает финансовым ресурсом и хочет «цветных революций». Сейчас мы видим эту обратку, которую с радостью мы посылаем Америке: Вот видите, вы хотели цветных революций? Вы имеет их сейчас у себя. И вот вся идеологическая машина направлена на то, чтобы рассказывать по телевизору, что майдан не должен быть: «Вы что, хотите, чтобы как на Украине?» Сотни миллионов человеко-часов было проговорено! Второй нарратив — про американцев, злодеев как частность всего Запада. Я выясняется, что при дробности информационного пространства сидит Навальный или кто-то и свой нарратив ведет на ту аудиторию, которая совсем не слышит про палатки, про майдан и так далее. Вот эта дискретность пространства информационного и дискретность соответствующих масс может привести к тому, что угроза возникнет не от того, к чему готовили. То есть людям не захочется майдана или не захочется чего-то, а недовольство или оценки будут сформированы именно в рамках этой политики нарративов: «Путин сидит в бункере», «власть эгоистична, ничего не делает, денег она людям не дает», «безработица высокая, власти наплевать, она деньги дает только одним». Сейчас, я думаю, появятся нарративы по поводу этих выборов, что это циничный расчет власти... риск возникает, что если люди вдруг заболеют в результате выборов.
С.Крючков― Но есть ведь и контрнарратив со стороны власти идущий.
К.Ремчуков― Конечно. Я об этом и говорю, что они перестали пересекаться, потому что те, кто слушает нарратив против власти, они, к сожалению, не подключаются к тем каналам телевизионным и YouTube, которые топят за власть. И получается, это два параллельных процесса. И в какой момент сойдутся удивленные люди, у которых совершенно сформировавшаяся уже интерпретация того что происходит? Поэтому сейчас период, если на русский перевести… ну, относительно русский, потому что «интерпретация» не совсем русское слово, — это самая острая борьба интерпретаций как главный инструмент внутри политической борьбы в России...".

Из записной книжки.

Нашел косарь на каменщика.

О "переобувшемся".
Перешел со стороны света на… другую сторону света.

Термин педагогов летних детских лагерей.
"Палаточная дисциплина".

"А нарративчик-то с душком!"

Из серии "Приснилось, чё к чему?"
Гарик Сукачев пел во сне так:
"А я милого узнаю по походке,
Он носит, носит бpюки "Варьете"...".

Перспективные политологические понятия:
Нейролиберализм.
Нейроконсерватизм.
Нейросоциализм (нейрокоммунизм).

Словечки из "Угрюм-реки".

(цит.) "Он АРИД, он кровопийца, он нас по зубам бьет…".
Арид? Что за ругательство такое?
PS: Поисковички сообщают (из русской классики).
"— Господи! Избавь нас от мужа кровей и от Арида!"
(Лесков Н. С., Грабёж, 1887)
"— Дама я, — говорит, — из себя хотя, точно, полная, но настоящей крепости во мне, как в других прочих, никакой нет, и сон у меня самый страшный сон — аридов. Чуть я лягу, сейчас он меня оморит, и хоть ты после этого возьми меня да воробьям на пугало выставь, пока вволю не высплюсь — ничего не почувствую" (Лесков Н. С., Воительница, 1866).
"Постоянное призывание светил и зари, имена зари — Дарья, Мария, Маремьяна, Амтимария (кажется, просто описка, вместо: махи Мария), какие-то Ариды, Мариды и Макариды — находили себе шаткое мифологическое или лингвистическое объяснение; точно так же более точных или простых психологических разъяснений требуют образы хмеля и браги, олицетворение тоски, призывания огня, грозы, ветра" (Блок А. А., Поэзия заговоров и заклинаний, 1906).