July 8th, 2020

Читать и прочитывать.

"- Тургенева - любите?
- Читаю.
- То есть - как это - читаете? Читали?
- Ну, хорошо, читала, - согласилась Лидия, улыбаясь, а Иноков поучительно напомнил ей:
- Читают библию, Пушкина, Шекспира, а Тургенева прочитывают, чтоб исполнить долг вежливости пред русской литературой..." ("Жизнь Клима Самгина").
Часто цитируют (по памяти) обычно не совсем правильно (но строго в "парадигме русской классики"): "Читают Толстого и Достоевского, а Тургенева прочитывают из уважения к русской литературе". И я грешен. Примерно так и цитировал.
Подумал, а что в современной литературе читают, а что прочитывают - из уважения к современной русской литературе?
Что касается меня, то читал я Улицкую и читаю Иванова. Прочитывал и прочитываю Пелевина и Сорокина. Дмитрий Быков - между.

Протестантская этика в дружбе народов.

Сергей Алексеевич Бренюк рассказывал интересную историю про поздний СССР, точнее, про Прибалтику в позднем СССР.
С.А. Бренюк (офицер-танкист) служил в Латвии.
Как-то его жена помогла незнакомой латышке копеечной суммой. Забыл подробности - на билет на вокзале что ли не хватало. Та долго, переспрашивая каждый нюанс, записывала адрес, чтобы вернуть деньги. Жена Сергея Алексеевича убеждала ее, что не следует, что ничего страшного, что сумма этого не стоит (буквально рубль или полтора). Но нет.
Деньги через какое-то время пришли.
С.А. Бренюк интерпретирует это так: "Латышка латышке, может, и не стала бы возвращать, но русской женщине в представлениях латышки вернуть надо было обязательно. Чтобы показать! Друг перед другом "дети разных народов" такое могли как бы показывать".
Интересный сюжет к советской истории "дружбы народов".

Консерватизм и жандармерия.

Есть всем известная банальность – в молодости радикал (за перемены, даже за революции), в зрелости консерватор.
С консерватизмом сейчас некоторая путаница. Есть консерватизм в смысле "капитализм, может, и не круто, но меньшее из зол – государство никому ничего не должно в смысле социальной помощи" и есть консерватизм в смысле "дайте нуждающимся пособия, задумайтесь об едином базовом доходе, и вообще, если государство не раздает деньги гражданам, зачем оно нужно?" Мне и людям моего возраста последнее кажется странным. Тридцать-сорок лет назад консерватизм ассоциировался с рынком, а не с велфером.
В любом случае разлад молодости и зрелости как-то связан с темами свободного рынка и "help yourself", и государства с социальной политикой.
Но вот, о чем интересно спросить. Приходит ли с возрастом консерватизм в этаком международно-политическом смысле – в смысле признания необходимости единого жандарма в мировой политике для поддержания порядка в оной? Понимание или даже уверенность в том, что лучше все-таки не суверенитеты с самобытностями (и прочей многополярностью), а наличие одной сверхсильной державы, которая – лучше с союзниками, но можно и без – будет поддерживать порядок на планете? Растаскивать всяческих диких хуту и тутси, когда те захотят вырезать друг друга, отморозков легитимных вроде Хусейна или внеправовых типа Усамы бен Ладена мочить без жалости, опять же координировать противостояние каким-нибудь глобальным вызовам. Международное сотрудничество в таких делах геморройно, затянуто и может приводить в тупик. А монопольное начальство будет принимать решения быстро и делать всем пусть не богато, но в принципе хорошо.
В общем, вполне себе "Левиафан" по Гоббсу, но для международных отношений.
Приходят ли к такому консерватизму в зрелости или забивают все внешнеполитическое и думают только про дела внутренние?