August 2nd, 2020

Из бесед с молодежью о революции.

"Вырасти, повзрослеть и стать человеком, который будет хоть чуточку отличаться от тех, кто вам сейчас так активно не нравится - это и есть единственно доступная вам революция. Ваша революция. На остальные революции наплюйте".

Из записной книжки.

Потеря познания.

Простенькое, но напрашивающееся название для магазина верхней (мужской) одежды – "Конь в пальто".
Легко сделать бренд (логотип), бренд-стилистику, оформление помещений и все такое.

Об американской культурполитике.
Сложно искать черного негра в темной комнате, особенно, если его там нет.

"Группис" бас-гитариста.
Бас-гетеры.

- Что я вам сделал?
- Сделали? Ничего. Вы меня раздражаете, факт вашего существования. Онтология ваша меня не устраивает.

Человек есть полумера всех вещей...

Переживаю за Львовича. Политически неграмотные вещи говорит.

Литератор Дмитрий Львович Быков на "Эхе Мск" отвечает на вопрос слушателя о ВШЭ. Дерзит плесень!
(цит.) "... «Как вы относитесь к тому, что происходит сегодня в Высшей школе экономики?» Я давно с глубокой тоской отношусь к тому, что происходит в Высшей школе экономики. Высшая школа экономики кажется мне тем местом, в котором лучше не работать, потому что оно является, на мой взгляд, витриной и витриной не очень качественной. Положение человека там промежуточное. Вы скажете мне: «А где же работать?» Значит, надо создавать какие-то новые места, а если их нельзя создать, то, значит, надо, может быть, по крайней мере не участвовать в создании иллюзий. А мне скажут: «А нет больше сейчас площадок». Может быть, нет больше площадок, но тогда не надо жаловаться.
Не знаю, у меня есть такое стойкое ощущение, что происходящее в Высшей школе экономики сегодня закономерно. Так же закономерно, как происходящее в 1965-м, в 1966-м годах, когда нельзя было больше сидеть над двух стульях, то есть работать в официальной системе и при этом сохранять какую-никакую честность. Надо было подписывать нужные документы, нужные письма. Нужно было одобрять вторжение, нужно было осуждать инакомыслящих. И оправдываться при этом, что «а вот я делаю хорошую гуманитарную науку» невозможно. Хорошую математику, хорошую физику еще, наверное, можно делать на службе у государства, но делать хорошую гуманитарную науку и хорошую экономику на службе у тоталитарного государства невозможно. Значит, надо искать какие-то другие формы работы. В конце концов, работая в школе, вполне еще можно сохранять лицо".

Одна из множества микрополитических судеб.

Скептицизм и свободомыслие толкнули его в левые. Как и многих, у кого не было для "полевения" никаких социальных предпосылок. Они же – скептицизм и свободомыслие – вытолкнули его из левых.
В миллионный раз (или в который?) он подтвердил, что даже если ты приходишь в левые не из-за нищеты и бесправия, а из-за скептицизма и свободомыслия, скептицизм и свободомыслие следует оставлять на пороге.

Из записной книжки.

Чехов. Из неизданного.
"Если в начале пьесы лыжи у печки стоят, то в конце на них кто-то должен уйти".
В зрительный зал.
А лыжные палки должны выстрелить.

- У вас же была на даче какая-то большая канистра?
- Была. В прошлом году какой-то глубинный богоносец спёр.

С подачи В.Ш. придумалось отличное название для политпередачи - "Между струйками" ("Между струями").
Если надо кому, пользуйтесь. Нам с Владом по десяточке на карточки за идеечку.

Об NN.
"По характеру - типичный бывший книжный мальчик".

"Предсказано с ПВОшной точностью пальца, целящего в небо...".

Нет правил без игры.

Со школьных лет моя любимая дискуссионная тема.

Мои тезисы в этой дискуссии со школьных лет просты.
1. Хорошая литература не просто не обязана играться в мировоззрения и концепции. Не исключено, что хорошей литературе это противопоказано. В школьные годы я очень хулигански заявлял: "Хорошая литература должна быть как современная латиноамериканская, а не как русская классическая".
2. В русской литературе много игры в мировоззрения и концепции, но к этому она не сводится. Есть в русской литературе и хорошая литература в том смысле, что обозначен в пункте первом (от Николая Гоголя до Венички Ерофеева, вопреки всем Толстоевским мира, находится многое, в чем есть просто волшебная и совершенно свободная игра писательского таланта, а не кандалы мировоззрений и концепций).
Дмитрий Львович Быков, как живой классик великой русской литературы, считает иначе. Большая из него цитация.
(цит.) "Для того чтобы написать сколько-нибудь серьезное произведение, надо иметь мировоззрение. Мировоззрение вообще в России полезно иметь в силу того же русского климата, потому что хотя бы для тог чтобы спустить ноги с кровати русской зимой, нужно иметь довольно сильную мотивировку, мотивацию внутреннюю. Для того чтобы в России жить, не уезжая, что-то делать, продолжать надеяться, нужно быть заряженным либо страшной энергией тщеславия, либо обладать страшной картиной мира, в которой ты зачем-нибудь нужен. То, что в России сегодня практически нет хорошей литературы (или, если она есть, то она, в общем, маргинализована), – это следствие того, что люди в массе своей мировоззрения не имеют. Скомпрометированы слишком многие модели истории – марксистская, скажем, – слишком многие модели поведения (социальный активизм, например)...
Поэтому мировоззрения сегодня цельного – ни ортодоксального, ни оппозиционного – нет. Есть какие-то хаотические попытки (как правило, очень неудачные) выстроить себе систему ценностей (как правило, эта система ценностей ужасно вторична). И есть несколько писателей, из которых теоретически могло бы что-то получиться. Но не получится, потому что плюс к таланту писать (а он у них тоже, к слову, весьма посредственный) нужно еще и уметь думать. А я практически не знаю сегодня человека со своей картиной мира...
Мировоззрение – это все-таки способ жизни, а не сама жизнь, это все-таки способ, одна из красок на палитре. Это тот же случай, что и у Маршака: «Мы с вами книги детские читали, пробитые насквозь гвоздем морали». Вот это то самое. Мне не хватает в большинстве современных людей дерзновения иметь элементарную, даже свою картину России, русской истории...".