October 16th, 2020

Отголоски с последствиями.

"Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется...". Точнее, действие. А это ведь очень (самое?) интересное в истории - разные отголоски действий, отголоски с самыми долгоиграющими последствиями. Жаль, что очень сложно поместить в "изучение истории" не только действия, но и отголоски.
Изучающие историю знают про "Священный союз". И знают про "Доктрину Монро". Но мало кто знает, что второе это отголосок (результат) первого.
(цит.) "Оборотной стороной подобной политики американского самоограничения было решение исключить европейскую силовую политику из практики Западного полушария, причем если нужно, то и путем применения некоторых из методов европейской дипломатии. Провозгласившая подобную политику «доктрина Монро» возникла вследствие попытки Священного союза, состоявшего из России, Пруссии и Австрии, подавить в 20-е годы XIX века революцию в Испании... До того времени кардинальным правилом американской внешней политики было не допустить вовлечения Соединенных Штатов в европейскую борьбу за власть. «Доктрина Монро» сделала еще один шаг в этом направлении, объявив, что Европа не должна вмешиваться в американские дела. А представления Монро о том, что такое американские дела, были воистину всеобъемлющими, ибо включали в себя все Западное полушарие" (Генри Киссинджер, "Дипломатия").

Из записной книжки.

Песенка миллениала.
"По онлайнам я с детства скитался,
Не имея родного угла...".

Ослышка вместо "чтобы мало не показалось".
"Чтобы мама не показалась".
Тоже хорошо.

Ослышка вместо "подкрался на мягких лапках".
"Подкрался на мягких хватках".

Увидел словечко со случайно образовавшимся пробелом. Просто предложение сексуальной услуги.
"Сосу ществование!".

Комариный уксус.

Финская деревня – Насраккала.

Насмешка кардинала.

История полна насмешек. Не только над примитивным мышлением, но и над здравым смыслом как таковым. Быть может, такие насмешки это и есть самое интересное (и полезное?) в истории.
Одна из моих любимейших насмешек.
Практическим первооткрывателем (приступившим к реализации) принципа "свободы политики от религии и морали", приоритета "государственного интереса" (в дальнейшем лукаво названного "национальным") над любыми ценностями - то есть, не теоретиком всего этого, как Макиавелли, а практиком - стал не какой-нибудь там светский политик-мошенник, а кардинал, сын церкви, служитель Бога.
А до чего изящный, просто гениальный аргумент он придумал!
"Человек бессмертен, спасение души ждет его впереди. Государство же бессмертием не обладает, оно может спастись либо теперь, либо никогда" (Ришелье).