December 19th, 2020

Про позавчерашнее.

Стороны дали понять о бескомпромиссности своих позиций. Разговор о том, кто первый начал, и кто виноват в том, что не удалось прекратить после того, как кто-то первый начал, можно оставить историкам (политологи слишком ангажированы или возбуждены, чтобы толково прорабатывать этот вопрос).
Психологически имеет смысл приготовиться к следующему. Первый этап - Дума-2021 вообще без каких-либо симпатизантов Навального (мои поздравления "Справедливой России" - опять есть шанс стать графой "против всех"). Второй этап -, пятый срок в 2024 году. Мои поздравления Ксении Собчак. Опять есть шанс поучаствовать в президентских выборах.
И фейсбучной интеллигенции поздравления. Смыслами существования на ближайшие десять лет она обеспечена.

Из записной книжки.

На занятии в зуме (точнее в BBB).
"Я прошу прощения, Андрей NN, отключите, пожалуйста, микрофон, а то у всех у нас ощущение, что мы вмешиваемся в чужую личную жизнь. Отключите микрофон и живите неспокойной личной жизнью спокойно".

Термин для теории матриархата.
Топомамика.

"Как и большинство нормальных людей, я убежден, что абсолютное большинство людей живут по обстоятельствам, а не по целеполаганию".

"В сортах говна я не разбираюсь и не собираюсь разбираться. Но вот в сортах говнюков я шарю".

"Ну а я "мудератором" дискуссии буду. Попрошу заметить-отметить, что "мудератор" это от слова "мудрый", а не от слова "мудак"".

NN: "Ну он так-то остренько умеет выражаться. Умеет САБЛЕЗУБИТЬ - дай бог каждому".

Цитатки из последней прочитанной книжки.

Спросили знающие, что я всегда что-то выписываю из книжек, а что ты выписал из "Сада" Марии Степновой?
Всего три фрагмента. Вот они.
1. "Радович честно старался не замечать Аню, которая тоже увязалась учиться и была всюду, надсадная, настырная, ВЛЮБЛЕННАЯ, КАК НАВОЗНАЯ МУХА".
2. "Наконец Мейзель не выдержал.
Когда человек не знает, к какой пристани держит путь, для него ни один ветер не будет попутным".
3 "Как ни смышлена была Туся, он знал, что все Карамзины и неопределенные интегралы все равно уйдут в песок, никому не пригодятся. Выйдет замуж, забеременеет – и снова, и еще раз. И еще. МАТЕРИНСТВО КАЛЕЧИЛО ЖЕНЩИН СТРАШНЕЕ, ЧЕМ МУЖЧИН ВОЙНА. Вынашивание младенца, роды, кормление – всё это было громадной, непосильной работой, и Мейзель не раз видел, как работа эта стремительно оглупляет женщин – и богатых, и бедных. Любых. Их разум был странным образом связан с маткой, хотя Мейзель так и не понял, как именно.
Должно быть, недостаточно много оперировал.
Впрочем, нерожавшим женщинам было еще хуже. Возможно, они не глупели, но зато были вообще никому не нужны. Биологически бросовый материал. Ошибка природы. Тлен.
Мейзель мог бы попробовать объяснить это Тусе, но понимал, что спорить бесполезно. Она должна была убедиться во всем сама. Что крапива – жжется. Докрасна раскаленная печная заслонка – тоже. А пиявку, присосавшуюся к руке, так просто не оторвать.
В конце концов, он сам приучил ее к тому, что опыт – король познания.
Пусть попробует. Ожжется. И успокоится...".