January 11th, 2021

Из записной книжки.

Белый лебедь это тот же черный лебедь, только у него пиар лучше.

Вместо рецензии.
"Старик Козлодоев приехал в свой полк
Со своей молодой женой...".

Пить, курить и читать я начал одновременно.

Об одном "боевом" журналисте.
"Ну как он? Уже расчехлил свой ковровый фекаломёт?"

Изстуденческое.
"Мефистофель говорил, что человек это "политическое животное"".
Интересно порадовался бы Платон тому, что Аристотеля с Мефистофелем спутали?
PS: Еще Мефистокл когда-то был. Это про Фемистокл.

"Бьюсь об IPad, что…".

О прогнозах и итогах.

"Закат персоналистской автократии" - так обозначила Екатерина Шульман итоги 2017-го года, которые она подвела на "Говорит Москва" 27 декабря того самого 2017-го года.
Сегодня 11 января 2021 года. Не очень стремительный какой-то получился закат персоналистской автократии.

На злобу дня.

Это не первый случай на моей памяти, когда между священным правом на свободу слова и еще более священной частной собственностью возникает этакое проблематизируемое в публичном пространстве противоречие.
Свобода слова придумана для некой "публичной сферы". "Публичная сфера" это там где политическая жизнь и даже, страшно сказать, где государство.
Если бы инфраструктурой общественной дискуссии заведовало во всех отношениях нейтральное и беспристрастное государство или какая-то иная сила, отвечающая за "общественное благо", то вопросов бы не было. Точнее, они были бы и были бы уместны, как только случалось что-то вроде случившегося с Трампом. Любой бан для Трампа незамедлительно приводил бы к общественному скандалу или предварялся общественной дискуссией, заслужил Трамп бана или нет, с выработкой какого-то общественно-консенсусного решения по этому вопросу. Однако, так уж повелось, что "во всех отношениях нейтрального и беспристрастного государства" как-то не возникает, и функционирование инфраструктуры общественной дискуссии обеспечивают частные собственники, а они (сволочи!) должны иметь право вытворять, что хотят, иначе они свернут свои бизнесы и мы вообще без всего останемся.
Такая хрень была и раньше, во времена СМИ, просто газеты читали не все, от того всякие мучения, которые терпела свобода слова от редакционных политик, оборачивались довольно локальными скандалами. Социальные сети охватили намного больше народу - плюс это не аналог СМИ, а нечто качественно иное - поэтому народ и воспринял беды Трампа, как свои собственные. Ну ничего, привыкнет народ. Как к редакционным политикам СМИ когда-то привыкли те, кто пользовался материалами СМИ.
Логическое и фактическое не всегда совпадают друг с другом, но по логике с социальными сетями должно произойти то, что было со СМИ. Будут разные социальные сети с разными внутренними политиками, никакого "твиттера для всех" не останется. Будет сеть, где условный Трамп будет возможен, и будет, где он будет невозможен. Они будут конкурировать за потребителей, потребители будут выбирать, часто пользоваться и тем, и другим, но претензий уже не предъявлять.

Танцуй, пока молодой!

"Первого живого иркутского кислотника, прогрессивщика, рейвера, клаббера, клубника (разные слова на эту тему тогда возникали, приходили и уходили) я узрел летом 1997 года... В знаменитейшем в узких эстетствующих кругах клубе «Клетка» («Сage»), возникшем в культовым для иркутских меломанов советских времен месте – на площадях ДК «Октябрьский» – уже во всю гремели модные рейвы, сопровождаемые всяческими арт-акциями, кислотными мультиками в мониторах, чудовищной дороговизной и утонченным гомосексуализмом, про который тогда никто не ведал, что прилично говорить «гомосексуальность», а не «гомосексуализм». Даже напрашивающегося юморка типа «клуб «Гейдж»» вместо «Кейдж» я в те времена не припоминаю. И вообще, знали ли тогда рядовые иркутяне слово «гей»? Надо поспрашивать выживших...".
https://irktorgnews.ru/avtorskie-kolonki-sergey-shmidt/tantsuy-poka-molodoy?fbclid=IwAR3Z29wr5OS9mD4VUWjo_XVKtCIz7aF00zN5lrOXXfdMP9RJX8_JZFE7FOI

О Людмиле Петрушевской.

Делал небольшую паузу в чтении длиннющего Пинчона. Посвятил эту паузу сборнику рассказов Петрушевской "Бессмертная любовь". Сборник - идеальное введение в то, что злые языки именуют "гинекологической прозой".
Рассказы крутятся вокруг одной темы - какое это катастрофическое несчастье "быть женщиной"! ЕВ остроумно подметила, что Петрушевская это какой-то Шаламов ("Колымские рассказы"), но про женскую участь.
Однако кое-что напоминает... фильмы Джима Джармуша. Истории про то, как что-то могло случиться, но не случилось (Вайль и Генис считали, что в русской литературе это чеховская тема).
Очень рекомендую (рекомендация, разумеется, для доверяющих в той или иной степени моем вкусу) три рассказа из этого цикла.
"Мильгром" (абсолютный шедевр русской прозы, уровень Чехова-Бунина-Набокова итдп.; мороз по коже идет).
"Случай богородицы" (просто шедевр; мороза не будет, но будет слеза).
"Скрипка" (просто очень милая вещица).
Рассказы короткие ("Случай богородицы" подлиннее). Прочитаете быстро. Удовольствие гарантировано.
PS: Что касается прославляемого извращенцами рассказа "Гигиена" (он не из этого сборника, но я его тоже прочитал). Конечно, рассказ этот действительно прикольно прочитать во время пандемии, хотя в нем, скорее, предчувствие распада налаженного советского мира и последующих ужасов (рассказ был издан в 1990-м году). Но не могу не выразить сожаление, что не был знаком с рассказом "Гигиена" в своем пионерском детстве. В те два сезона, что я провел в пионерлагере, с пересказом этого рассказа я имел бы абсолютный успех в ночных пересказах всяческих страшилок. Все "красные ногти" и "зеленые руки" это ничто в сравнении с этим "гробом на колёсиках" от Петрушевской. Увы, во времена моего детства этот рассказ еще не был написан.
PPS: После Пинчона к Петрушевской намерен вернуться.

Руки-ноги-голова.

Вот ноги у человека - ноги, а у собаки - лапы. И у кошки - лапы. У коровы, правда, опять ноги. Ну да фиг с ней.
Два вопроса.
1. Разные слова для конечностей человека и конечностей животных это в большинстве крупнейших национальных языков или в меньшинстве?
2. Есть национальные языки, в которых голова человека и голова собаки-кошки (животного) именовались бы разными словами?