February 19th, 2021

Из записной книжки.

Лучшее, что я слышал из "голосов во дворе" звучало так. Как я понял, зятёк, по телефону тёщу информировал.
"Вы представляете, мама, этот БЫВШИЙ ВУНДЕРКИНД из второго подъезда отп...здил на качелях нашего Андрюшу".

Не затыкайте мне МРОТ!

"Всё сказал? Ну тогда адью отсюда!"

NN: "Ну я, конечно, задумался сначала. А потом... Потом раздумался".

В обсуждении философской концепции "постчеловека".
"Можем ли бы человека считать "постживотным"?"

"Чего молчишь? Соври какую-нибудь правду".

Три шага в сторону.

Три "шага" отдалили Россию от Европы. Географический, культурный и политический. Их синтез и запустил то, что одобряющие называют "особый русский путь".
Первый пункт - сугубо географический. Древнерусское государство существовало на периферии европейского мира. С одной стороны, была Европа, с другой, все-таки мир степных и лесных дикостей.
Второй - религиозно-культурный. Владимир принял православие, а не католицизм. По меркам своего времени сделал все правильно. Стал ближе к самому сильному и культурному государству, с которым мог иметь дела. Но в долгосрочной перспективе отдалил будущую Россию от Западной Европы, которая была ничтожна при Владимире, но в которой зрел грандиозный потенциал для будущего.
Третий - военно-политический или просто политический. Монголы. Монголы поменяли Руси политическую культуру (политические нормы и ценности) - вместо кривого, но феодализма (пусть не феодализма, но все-таки политического децентрализма) и всяких городских вечевых вольностей приучили будущих русских к крепкой государственной вертикали, к деспотии, по сути. Политически притянули Русь к Азии, либо просто усугубив, либо по-настоящему создав дистанцию от Европы.
Так что можно слагать что-то вроде: "Спасибо деду за победу. Спасибо монголу за путь наш особый".

Соотношения объемов.

У того, что Навального посадили, несколько причин. Все или почти все более или менее понятны, но интересно соотношение.
Наверняка содержание одной из множества аналитических записок, которые подавались на стол господина Дракона, было посвящено вот какой теме. Множество поддержантов Путина хотят посадки Навального не потому, что ненавидят его лично (их вполне бы устроило, если бы он обретался в эмиграции), но им психологически необходимо внятное свидетельство того, что во власти нет никакого смятения и никаким "расколом элит" там даже не пахнет. Что все "башни Кремля" ходят строем, а не ведут какие-то непонятные теневые торги друг с другом. И лучший способ не оттолкнуть от себя этих поддержантов это посадить Навального. Это, а не дубинки против протестующих, будет наилучшим свидетельством твердости и последовательности Дракона, которые лежат в основе магии (магии удава) любой власти, а власти в России особенно.
Вот и интересно, каков был объем этой мотивации от общего объема.

О наших оппах.

Всё "десятилетие протестов" меня поражал в наших оппах масштаб их самоуверенности в сравнении с их реальной политической и "социологической" слабостью. Я просто голову ломаю до сих пор, бывала ли когда-нибудь в нашей истории "слабая сторона" настолько самоуверенной?
Я тут писал пост о необходимости в публичной политике блефа и рисков, связанных с блефом. И по реакции очень некоторых товарищей, профессионально занимающихся политтехнологической настройкой и сопровождением политических процессов, понял, что удалось потрогать болезненные места.
Так вот продолжу ту же тему уже с другим словечком - не "блеф", а "самоуверенность".
Самоуверенность хороша, потому что она может привлекать сторонников. Сторонники идут за силой, самоуверенностью можно создавать ощущение силы. Надо бежать впереди реальности, а не соответствовать ей (быть немного "мимо реальности"), если ты хочешь что-то в этой реальности поменять.
Но самоуверенность и вредна, ибо многих - менее романтично настроенных - она может оттолкнуть, поскольку возникнет ощущение, что самоуверенные оторваны от реальности, что они увязли в собственных иллюзиях, что они элементарно глупы. Мол, зачем связываться с людьми, которые настолько мимо реальности?

ОК, ЗУМЕР.

Ну и еще. По разбираемому делу комсомольца (не богомольца) и отщепенца Константина Богомолова, точнее по поводу занятной стычки, которая случилась между окейбумерами (они же - зумеры) и бумерами (они же - Богомолов).
Тусовочка имени Васи Огонька и насти пииздагниды наверняка искренне убеждена, что остроумно сокрушила нечто отживающее, не имеющее будущего, тухло-старческое, что-то из заморочек взрослых-вчерашек.
Это нормально, когда у вчерашек возникают паники из-за того, что сегоднячки - детишки подросшие - двигают что-то непонятно-новое, опасное, деструктивное. Но нынешний прикол в том, что это не тот случай. Потому что в "этическом рейхе", поддерживаемом сегоднячками, вчерашки видят не нечто новое и прогрессивное, а ухмылку и оскал старого и недоброго... СОВКА. Того самого, от которого они еле избавились. И это их напрягает. Причем, вдвойне. Во-первых, напрягает то, что детишки пригревают на груди реального монстра. Во-вторых, что это не какой-то новый монстр, а очень даже старый и очень даже неплохо известный монстр.
Возникает особая, дополнительная паника - от зрелища того, что разнообразные эко-биониклы и квир-социалисты не могут придумать никакого действительно нового мира. Вы - молодые, вам разрушать отжившее и строить новое. Ну так дерзайте, гряньте, удивите нас! Вы чего нам вместо нового припёрли-то, черти вы нейтрально-гендерные?
PS: Абсолютно в стиле новомодных извинений я хочу извиниться перед людьми левых взглядов за использование в этом посте слова "совок". Хорошо и давно знающие меня люди подтвердят, что я практически никогда не пользуюсь этим словом. Но тут ему замены не нашлось.

Цитата на память.

Повторю сотый раз. Убежден, что за "Манифестом" Богомолова не стоит ничего, кроме естественной реакции художника на возрастающую опасность насилия по отношению к его праву на творческое самовыражение, которое он считает богоданным.
Но про нашу фейсбучную хтонь он тоже высказался блестяще.
(цит.) "К.Богомолов― Вот достаточно выработать один результат – не нравится нам этот человек – опа! – а мы здесь все объединились в большую компанию – Fire! Уволить такого-то. поставили хэштег. Провели кампанию, этого человека уволили или этого человека отменили cancel.
А.Венедиктов― Стерли.
К.Богомолов― Да, стерли. Выработан вкус. Выработано ощущение драйва, ощущение первой крови.
Дальше нравится это делать, дальше это становится развлечением, что у упоминаемых мною бандитов из кубриковского из «Заводного, – или механического, в зависимости от перевода, – апельсина» есть этот вкус крови.
Получается, безнаказанность, насилие. Это же тоже зона насилия. А дальше этой толпе надо просто вбрасывать мишень, цель. Сегодня это какой-нибудь актер, которые совершил харассмент, завтра это какой-нибудь еще персонаж, который что-то не то сказал в сети. Послезавтра это певица Лана Дель Рей, у которой обложка альбома, на ней фотография – только белые девушки. А ну давай-ка объяснись с нами! А еще через некоторое время это политически несогласные с нашей позицией. Например, актриса Карано, которая сравнила преследование трампистов с преследованиями евреев в нацистской Германии. И вот она уже отменена, вот уже запрещен сериал, она не снимается в сериале…
А.Венедиктов― «Мандалорец»
К.Богомолов― Да. В кино, в котором она снималась. Вырабатывается четкий механизм. А что нужно человеку, который сидит в своей комнате в фейсбуке? Он не мыслит масштабно. Ему нужно ощущение, что он причастен к победе. К отмене какого-то известного человека.
А.Венедиктов― Святое дело.
К.Богомолов― Швондеровское удовольствие: кого-нибудь уплотнить. Вот и всё...".

Гениальная трусиха.

Посмотрел парочку интервью с Людмилой Петрушевской. Никак в голове не склеивается - как вот эта тетушка Ку-Ку (вроде бы типичная городская сумасшедшая) и автор гениальнейшей прозы могут быть одним человеком?
Но высший пилотаж - в интервью с Екатериной Гордеевой.
Петрушевская - автор, от каждого второго рассказа которой в принципе можно повеситься. "Энциклопедия женских страданий", как сказала Гордеева.
Гордеева ее спрашивает про авторов и книжки, которые ей нравятся. Толстой? "Толстой - графоман,- говорит Петрушевская - а "Анна Каренина" это такая жуть, я концовку никогда не читаю".
"Тихий Дон"? - спрашивает Гордеева.
"Нееет, - говорит Петрушевская - там в начале сцена изнасилования, я это не могу читать".
В таком вот духе.
Это как если бы Стивен Кинг признался, что не может читать "Колобок". Уж больно история страшная, а в конце вообще жуть и полный беспросвет.